Популярность десктопного Linux’а

Алексей Федорчук

С самого утра сегодня по Сети ходили упорные слухи о выходе релиза Fedora 21 — кстати, в момент сочинения этих строк претворившиеся в действительность, образы дистрибутива доступны, в частности, на зеркали Яндекса. Однако поначалу достоверной информации по сему поводу на поверхности не лежало.

И потому отправился я на сайт Tirgo aka Аркадия Шейна, поглядеть не написал ли он чего по этому вопросу. С ещё одной мыслью — узнать о планах выпуска RFRemix.

Нет, о Fedora 21 ничего ещё Аркадий не написал. Но обнаружил я у него заметку, которую в своё время пропустил — Из глубины веков, о том, как…

…в далёкие времена … решался на кухне вопрос, о том, что же ещё нужно Linux, чтобы обогнать Windows.

Пересказывать содежание не буду, замечу только, что оно перекликается с заметкой Андрея Боровского более чем двухлетней давности — Почему Линукса нет и не будет на десктопах (увы, страница ныне недооступна). А просто процитирую финальный абзац из заметки Аркадия:

Улучшилась поддержка железок, а всякое ненужное железо постепенно исчезло. Всё стало проще. Но популярность Linux так и осталась на нуле на этих же самых кухнях.

Которая и меня спровоцировала на воспоминания примерно пятнадцатилетней давности. И представшая перед моим мысленным взором картина разительно отличалась от той, что рисуется Аркадием (и Андреем).

Возможно, я живу на какой-то другой планете. Но на моей планете никто особенно не заморачивался рассуждениями о том, чего не хватает Linux’у — Word’а там или 1С с его Quake. Потому что как раз 15 лет назад внезапно оказалось, что Linux’у хватает всего для успешного его применения в тех сферах, в которых он был востребован — обработке текстов и коммуникациях.

Да, узок был круг этих применителей. И страшно далеки они были от народа — не волновали их всякие Word’ы (разве что аттачмент в письме проглядеть, прежде чем стререть нафиг — но на это уже тогда и StarOffce годился) и тёти Аси. А волновали их средства повышения эффективности своей непосредственной работы. Ради чего они готовы были примириться с тем, что музыка не фурычит, а принтер не печатает. Тем более, что музыку можно было таки заставить фурыкать, а печать на бумаге становилась анахронизмом. Тогда и родился бессмертный афоризм Сергея Голубева:

Линуксоид! Не настроив принтер, ты сохранил дерево!

Повторяю, круг этих дворян и помещиков, декабристов с их Герценом, был узок — по самым оптимистичным оценкам в прессе, не более 2-3% от общего числа десктопных пользователей, как применителей, так и потребителей. И мои наблюдения среди тех, среди которых я вращался и с кем общался, примерно соответствовали этим цифрам.

Прошло полтора десятилетия. И все эти годы в Сети и на бумаге регулярно можно было читать об одном, двух, много трёх процетах десктопных применителей Linux’а. А вот это уже ступало в противоречие с моими наблюдениями, коим я привык доверять куда больше, чем лукавству статистики. Потому что число применителей Linux’а среди моих личных знакомых за это время выросло более чем на порядок.

Чем объяснить такую разницу? Да очень просто: за те же 15 лет число потребителей, который никако этот ваш Linux и нафиг не сдался, росло опережащими темпами. И то, что Linux продолжает удерживать 1-3% десктопной сферы, можно считать исключительной его удачей. Обусловленной тем, что к применителями его присоединислось некоторое количество те, кого я в одной из предыдущих блогометок на эту тему неудачно назвал заграничным словом гик. Но которых правильней было бы величать изучателями.

Изменится ли ситуация с выходом, например, очередного релиза Mint, который, на мой (и не только мой) взгляд пригоден для приенителя любого уровня начальной подготовки? Трудно сказать — с одной стороны, число потребителей по прежнему будет расти быстрее, чем ряды применителей и изучателей. С другой — потребитель нынче склонен к приобретению скорее планшета или смартфона, нежели настольной персоналки. Каковая, однако, остаётся в большинстве случаев необходимым инструментом применителя. Так что, возможно, число линуксоидов среди последних в процентом отношении несколько вырастет. Однако это — всё то же самое лукавство статистики, не более.

Популярность десктопного Linux’а: 4 комментария

  1. Небольшой фокус.
    Как известно, FreeBSD — это операционная система, а Linux — это ядро.
    Как известно, Android использует ядро Linux.
    Плюсуем процент андроидов к этим жалким процентам десктопов — и происходит статистическое чудо!

  2. Да, Станис. И при этом не забываем, что это ловкость рук — и никакого мошенства, как учил нас полковник Петренко:
    — Туз — он и в Африке туз, Линукс — и в Антарктиде Линукс.

  3. Задумался: а что стало с количеством десктопов вообще? Раньше-то, понятно, оно было достаточно большим. Например, сто процентов. А теперь?

  4. А теперь их резко поубавилось. За счёт тех, для кого десктоп был предметом мебели. Престижным.
    Сейчас есть много куда более престижных предметов обстановки.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели