Всё для блага человека

Алексей Федорчук

Время от времени на форумах, в Джуйке и во всяких социальных, с позволения сказать, сетях возникают дискуссии о величии прогресса в FOSS-мире. В них обычно чётко обозначаются две антагонистические стороны:

  1. прогрессисты — как правило, разработчики или сочувствующие, ратующие… нет, не за вертикальный прогресс, а за прогресс просто, прогресс всего и вся, и во всех направлениях;
  2. обычные применители, которые и сейчас неплохо живут, и хотели бы в будущем жить не хуже, а потому, согласно Писареву, немножко консерваторы; однако при этом они не против в  будущем жить и получше — а потому немножко прогрессисты, иначе в этих дискуссиях бы не участвовали: их можно назвать консервистами.

Так вот, основной аргумент корсервистов против  прогрессистов-беспредельщиков таков:

Если старое — это в большинстве случаев доброе, хотя бы потому, что проверено временем, то новое может оказаться как добрым, так и не очень. И потому обычному применителю нет никакого смысла в этом новом разбираться, пока не будет доказано, что оно доброе на самом деле.

Очевидно, что при этом  бремя доказательства лежит, в соответствии с юридическими нормами всех стран, претендующих на цивилизованность, на утверждающей стороне, то есть на прогрессистах.

В своих возражениях прогрессисты, как обычно, валят всё с больной головы на здоровую и выдвигают два противоречащих друг другу аргументах.  Первый в простых словах сводится к тому, что

Ты сначала разберись в systemd (GNOME 3, Wayland  — нужное дописать), а потом говори, что это плохо.

Нимало при этом не смущаясь тем обстоятельством, что консервист потому и не хочет разбираться в озвученном systemd etc., что ни один прогрессист ещё не доказал ему, что это лучше старого, работающего и уже хотя бы потому доброго.

А уж когда консервист напоминает прогрессисту про чайник Рассела, последний вообще встаёт на дыбы и, не забыв про аргумент промежуточный (а ты мне докажи, что systemd — это плохо), пускает в ход свой главный  аргумент:

А вообще, все эти systemd’ы с ихними Wayland’ами придуманы не для вас, козлов пользователей, а для нас, разработчиков, чтобы нам было хорошо. А если нам будет хорошо, то и вам, козлам пользователям будет сухо и комфортно.

На логике этого ответа останавливаться не буду — она такова, что  от неё  не только переворачивается в урне прах Аристотеля, но и основатели троичной логики всколыхнутся в своих вечных пристанищах (уж не знаю, каковы они у них — курганы ямной культуры или воды Ганга).

Не буду вспоминать и том, что суше и комфортней применителям было в те времена, когда разработчики сочиняли свои программы без всяких IDE и прочих веяний прогресса, а напрямую в кодах. Это давно сказано известным лектором про литераторов:

Раньше писатели писали гусиным перов вечные произведения, а ныне — вечным пером произведения гусиные.

А остановлюсь только на тезисе: «Если нам хорошо — то хорошо будет и вам».

Он напомнил мне одну историю из жизни. В начале августа 1998 года жил я в Ближнем Замкадье, в хорошей такой деревеньке, называлась посёлок Новомосковский, что у города Щербинка, и ныне в его административном подчинении. Рассказывать о нём можно долго, но сейчас разговор не о том.

А вот время действия важно, потому что как раз незадолго до того прошёл ураган, памятный многим москвичам, жителям Подмосковья и гостям тех и других. Прошёл, кстати, в вечер памяти Визбор Иосича, ознаменованный концертом по телевизору. Ради которого отложил я работу, подлежащую сдаче наутро: типа — фиг с ней, после концерта докую. В середине концерта ураган и случился, оборвало все провода и посёлок на пару недель (как потом выяснилось) остался без света. Так что наутро мне пришлось брать в рузлак системник и тащить его в город-герой Москву, на службу, к розетке, дабы работу доделать.

Но я опять отвлёкся. К моему сюжету ураган имеет только то отношение, что после него из района приехала комиссия из района, на мурсидесах, в направлении нашего посёлка смогла проехать по, с позволения сказать, дороге, метров пятьсот, и официально признала её находящейся в аварийном состоянии.

Справедливости ради надо сказать, что ураган был тут ни при чём — разве что как повод для комиссии. Потому что дорога находилась в аварийном состоянии уже тогда, когда я там поселился, и за прошедшие пять лет её аварийное состояние стало только лучше. То есть аварийней. Вплоть до того, что официальный рейсовый автобус к нам уже года три как не ходил, и старенькие бабуси (а таких на посёлке тогда было немало) ковыляли домой от станции на своих двоих, а то и на троих.

Разумеется, комиссия тут же постановила это безобразие прекратить, и начались ремонтные работы. Их хватило на то, чтобы привести в порядок первую сотню метров. Вот в этот момент и происходит  событие, о котором я веду речь.

Случилось так, что аккурат в это время сгорел у меня монитор (ураган тут опять же был ни при чём, просто годы его вышли) и, после некоторых приключений, купил я новый, трубочный, семнадцатиинчёвый, имени товарища Rolsen’а. И надо было мне его домой доставить.

Как обычно, в нужный момент никого из конных товарищей в пределах досягаемости не было, потому сблатовал я тачку на улице. Честно обрисовал водителю ситуёвину с дорогой  — на что он мне со свойственной старым московским бомбилам (они безошибочно по виду и повадке узнавались) лихостью сказал: не дрейф, пацан, прорвёмся. Ну загрузили монитор и поехали.

Долго ли, коротко ли, а под базар за жизнь доехали мы до железнодорожного переезда в городе Щербинка. Откуда вели две дороги: прямо — прекрасная (по тогдашним масштабам) шоссейка на Астафьевский аэродром и музей Астафьево, и налево — к нам прямо по кривой, на посёлок. Первые сто метров которой, как я уже сказал, блистали свежим асфальтом, как у кота… уши.

Лихо свернули мы туда… и через сто метров водила мне с тоской в глазах сказал: а давай лучше я тебя по обычному московскому тарифу отвезу в Астафьево…

И теперь, когда я слышу разговоры о комфорте разработчиков на благо пользователей, всегда вспоминаю тот эпизод. Давайте вообще будем ехать не туда, куда нам надо, а туда, куда легче. Искать кошельки не там, где потеряли, а там, где светлее. И работать не с тем софтом, который для нас лучше по делу, а с тем, который проще разрабатывать.

Но ведь это именно это нам и предлагают прогресситы — создатели systemd’ов и прочих Wayland’ов…

P.S. А история кончилась тем, что довёз меня тот мужик до моей калитки и от предложенной компенсации за качество дороги отказался. Со словами: ты мне всё честно рассказал, а я сам дурак, что не поверил. Старые московские бомбилы — это были люди. Как и старые программеры — и советские, и анти-советские.

Перейти к верхней панели