Целься в грудь, маленький зуав. О зуавах: предыстория

Алексей Федорчук

Во второй части своего очерка я обещал рассказать о том, кто такие зуавы. Однако, взявшись за его сочинение, понял, что пока смогу выполнить обещание только частично. И потому на этой странице речь пойдёт только о предыстории тех частей, которым в дальнейшем будет суждено прославить имя малоизвестного североафриканского племени.

Читать далее

Целься в грудь, маленький зуав. О песне

Алексей Федорчук

Разговор о песне про зуава уместно начать с вопроса: а когда она была написана? Прямых указаний на этот счёт практически нет. Текст песни вроде бы не сохранился в архиве Подревского, сохранившемся в семье потомков его второй жены, Анны Ляминой (о чем говорилось в первой части очерка). Исполнение песни не удаётся обнаружить среди записей 20-х годов, которые нынче достаточно широко представлены в Сети. Хотя многие другие романсы со словами Подревского и музыкой Прозоровского там имеют место быть и в исполнении Тамары Церетели (о которой тоже шла речь в первой части), и Короля романса Вадима Козина.

Читать далее

Целься в грудь, маленький зуав. Об авторах

Алексей Федорчук

В путь, в путь,
Кончен день забав,
В поход пора.
Целься в грудь,
Маленький зуав,
Кричи «ура!»

Эту заметку я начал сочинять по сугубо личным соображениям, и первоначально она планировалась как очень краткое описание истории песенки про зуава и того, какое отношение она имеет к авторской песне. Однако логика материала быстро вывела меня за рамки поставленной задачи, за круг моих основных интересов вообще и вообще за границы моей некомпетентности. В результате я долго не мог собраться с силами, и написать её. Почему всё же это сделал — будет сказано в последних абзацах.

Читать далее

Снова об Алексее Охрименко и Гамлете с пистолетом

Алексей Федорчук

В предыдущем очерке о Гамлете и собратьях из цикла песен Охрименко и соавторов было сказано, что и после распада их творческого трио Алексей продолжал сочинять песенки, подбирать к ним мелодии, и местами даже исполнять их. Вот только выявить их ныне в Сети оказалось задачей на совсем тривиальной.

Читать далее

Из истории авторской песни: Гамлет, Отелло и другие

Алексей Федорчук

Откуда пошла есть авторская песня — вопрос, ответ на который не более однозначен, нежели на аналогичный, касающийся Земли Русской. Её происхождению возводят и к дворовой песне предвоенных лет, и к салонным романсам Александра Вертинского, известного, и Константина Подревского, ныне почти забытого. А то и заглубляют в век XIX, когда профессиональные фольклористы сочинили слова будущих «русских народных песен».

Читать далее

Песня для овернца. Год спустя

Алексей Федорчук

Ровно год назад я сочинил маленькую заметку Песня для овернца. На что был спровоцирован своим старым товарищем Сергеем Злобиным, разместившим в тот день, день рождения Марка Фрейдкина, соответствующий случаю пост. Поскольку Марку, кроме всего прочего и очень многого, принадлежат лучшие переводы песен моего любимого из «ненаших» авторов, Жоржа Брассенса (и, кстати, их, то есть переводов, исполнение), пройти мимо я не мог. Сегодня же Сергей разместил ссылку на ту давешнюю заметку, чем спровоцировал меня на её продолжение.

Читать далее

О чёрных егерях и немножко о Фреде Солянове

Алексей Федорчук

Как-то в ходе околоновогодних разговоров совершенно случайно вспомнилась Притча о чёрных егерях Фреда Солянова — автора и исполнителя собственных песен (терпеть ненавижу слово бард, но обычно именно им это и называется). Не избалованного известностью при жизни, прочно и незаслуженно забытого по смерти. Но к этой теме я ещё вернусь.

Читать далее

Песни Бориса Алмазова

Алексей Федорчук

Вот мне и сорок, со стариками
Я на совете, как равный, сижу.
Дети с открытыми ртами
Ждут, что я им расскажу.
Но я молчу перед вами,
Ус свой седой теребя…
Борис Алмазов

Не буду кокетничать — не сорок мне, а вот днями шестьдесят стукнуло. И на совете со стариками сидел давно. Только вот старики всё больше нынче с верхними людьми сидят. Надеюсь, и мне там место забили, у костерка верхнего. Но нынче не о том речь пойдёт.

Читать далее

Песня для овернца

Алексей Федорчук

Для начала должен заметить, что я не люблю социальные сети. Все вместе и каждую по отдельности, оптом и в розницу. К Джуйке это не относится — но это не столько социальная сеть, сколько курилка советской конторы: в одном конце про баб-с говорят, в другом — политические анекдоты рассказывают, в третьем… да мало ли тем было в советских курилках?

Читать далее

Перейти к верхней панели