Суперкомпьютер на коленках. 1997

1997-2006 гг

Машина, о которой здесь идет речь, сыграла в моей жизни особую роль. Во-первых, срок ее жизни на моем столе оказался чуть ли не самым продолжительным (а на службе она пашет по сей день). Во-вторых, это была первая из моих машин, которую можно было классифицировать как high end (хотя, по определению ixbt, и компромиссный). И наконец, в третьих, именно на этой машине началось мое всамделишнее приобщение к Linux Mandrake RE — 2006 г

Прелюдия

В конце прошлой заметки я написал: «Повышения производительности в разы, как было при переходе от XT к AT, боюсь, в этой жизни мы уже не увидим.» Однако не прошло и полгода, как я, подобно всякому пророку-любителю, был посрамлен, причем собственными же руками, собравшими Pentium-II. Не поклянусь, что дистанция от Pentium/166 MMX до Pentium-II/266 столь же велика, как от XT до AT, но уж как от 286 до 486 — точно. Впрочем, все по порядку.

Как разбрасывались камни

Наступала осень (1997 г.) — пора увядания, навевающего мысли об upgrade. Не то что мой P-166 резко ослабел — разогнанный до 75*2,5, он работал не медленнее P-200-го, а при 83 на шине — практически как P-233. Однако чисто психологически чего-то не хватало… Наверное, новизны ощущений.

К тому же с самого начала общения с компьютером я пришел к выводу, что менять машину надо не тогда, когда она устареет, а когда есть возможность ее продать более чем за бутылку. В отношении 166-го наступал именно такой момент — через месяц-другой это будет машина начального уровня по любым меркам.

Итак, решение принято. Оставалось определиться с новой конфигурацией. Долго и почти всерьез подумывал об Alpha. Но — нет, и не только потому, что дорого: цены на младшие, т.н. «детские», альфы в тот сезон не казались чем-то запредельным (а производительность обещали вполне взрослую). Alpha — это был бы окончательный переход либо к Windows NT, либо к Linux. Ни к тому, ни к другому я был не готов и морально, и материально: вся периферия, от принтера до модема, являла собой Win-устройства, пригодные только для Windows 95. А необходимость в ее использовании все еще сохранялась — хотя с эмуляцией профессионального книгоиздателя было, вроде, и покончено.

Второй вариант — двухпроцессорный Pentium Pro с трехмерным графическим ускорителем, типа Glint’а. Это уже более серьезно. Во-первых, цены на Ppro/180 стали ну просто смешными. Если же их покупать in box, да еще там, где дают реальную гарантию money back, то вероятность того, что оба камня удастся разогнать до 200 Mhz, весьма велика (а мои разгонные упражения еще из памяти не изгладились.

Во-вторых, в этом случае можно наряду с NT (иначе зачем два процессора?) сохранить и Win95 — для совместимости с принтером и сканером (для последнего был только драйвер реального режима, а поскольку фирмы производителя уже нет, то другого не ожидать было бы наивно). Рост же производительности мог быть весьма впечатляющим. Единственное «но» — вложение достаточно больших средств в SIMM’ы; а их, видимо, скоро постигнет судьба 30-контактных модулей: и вроде никому не нужны, и продать невозможно, если же паче чаяния понадобится наращивание — достать можно только за неприличную мзду.

А вот о Pentium-II я практически не думал. Казалось неоправданно дорого, сочетание его с чипсетом FX не прельщало (та же проблема с SIMM’ами), о чипсете LX практически ничего не знал, прочитанную статью о визуальном превосходстве Pentiun-II/233 над Pentium/233 же всерьез не принял. Опубликованные результаты тестов казались противоречивыми. Не рассматривался, естественно, и вариант AMD K6 — память о недо-Pentium’ах линии k5 была жива.

В конечном счете все, однако, определялось презренным металлом, а он зависел от возможности продажи старой машины и условий продажи (либо конфигурация в сборе, либо голая платформа). Покупатель был, но перед ним стояла та же проблема. И на его машину был покупатель, но тому было нужно не совсем то, что имелось.

Наконец, в результате многоступенчатой челночной комбинации (задача сродни тому, как женить русского лесоруба Васю на дочери миллионера Форда и при этом сделать его президентом швейцарского банка) все были удовлетворены и договоренности достигнуты. Итог — я продавал почти всю машину, за исключением отдельных компонентов. Камни были разбросаны, наступило время их собирать. Но какие именно камни — пока не ясно.

Для чего собирать камни

Несколько слов о том, для чего все это предназначалось. Задач было три. Первая — занятие наукой (конретно — геологией) в узком смысле этого слова, то есть удовлетворением собственного любопытства. Ранее таковое удовлетворялось в основном за счет государства, теперь, по понятным причинам, за любой другой счет. Заниматься наукой по-американски, то есть писать проекты с целью получения грантов, было не очень интересно. Как известно, 50% времени американский исследователь пишет свои проекты, 50% — рецензирует чужие, а все остальное время занимается наукой.

Из этого вытекала вторая задача — зарабатывание денег для прокорма и занятий наукой. Ввиду полного отсутствия коммерческих способностей наиболее простым представлялось осуществлять этот процесс с помощью компьютера.

Наконец, с связи с изменением личных обстоятельств я получил возможность приобщиться к мировым телекоммуникациям. Вследствие этого возникла третья, давно обдумываемая задача — издание научных работ в электронной форме, с представлением материалов в соответствие с возможностями современных мультимедиа-технологий. Ведь в геологии важнее один раз увидеть и показать, чем сколько угодно раз прочитать и написать.

Для решения первой задачи требовалась работа с базами данных, электронными таблицами, графическими пакетами и, естественно, текстовыми процессорами,- нагрузка немалая, но достаточно стандартная.

Вторая задача решалась различными путями — от советов по установке программ (самых разных) до сборки компьютеров. Но основной доход (пока еще) приносила верстка книг специфического характера. А что такое компьютер для верстки многостраничных. сложно структурированных изданий с иллюстрациями — можете представить сами.

Ну а третья задача — создание электронного журнала — сводилась, в сущности, к разработке и поддержке Web-узла. Первые же опыты в этом направлении показали, что это требует работы многих одновременно открытых приложений. Ясно, что при этом никакой лишний процент производительности лишним не будет. Поэтому upgrade хотелось сделать кардинальным, не ограничиваясь, как обычно, паллиативными решениями. К тому же впервые в жизни финансы это как будто позволяли.

Что касается платформы — то, естественно, всеми ругаемый и презираемый Windows 95. Все его недостатки знал не хуже любого Биллофоба. Но: нормально поддерживаемая (и своевременно появляющаяся) русскоязычность. Но: поддержка всего имевшегося у меня железа. Но: требование совместимости со многими, ни о чем другом слыхом не слыхавших. И так далее. Каждый может привести много таких оправданий.

Отступление. Одно время пытался баловаться с NT — после нескольких успешных установок (для самоутверждения, чтобы убедиться, что с базовым железом у меня все нормально) благополучно стирал. Причины понятны: GDI принтер, сканер с 16-битным драйвером. Да и звуковая плата, которая в Win95 имела wavetable и 3D звук, в NT превращалась в лучшем случае в 8-битный SaundBlaster (чаще — исчезала вообще). Я не меломан, но у моего компьютера есть еще и четвертая задача: показывать моим детям всякие мультимедийные штуковины, в том числе и собственного изготовления. Так что без нормального звука — никак.

Одно время подумывал об OS/2. Привлекал модуль голосовой распознавалки — очень я разленился тогда, чтобы тюкать по клавишам. Но, когда узнал, что руссификация OS/2 стоит в планах уважаемой фирмы после китаизации и кореизации, а VoiceType вообще руссифицировать не собираются, как истинный ура-патриот, обиделся и выкинул полуось из головы.

Так бы и жил с виндами, если бы не слухи о Windows 98. Проверять сам тогда не проверял — не мог позволить себе ставить бету, без нормальных драйверов и наверняка без многоязычной поддержки. Ведь считается, что бета-тестеры говорят только на американском языке и никкого другого не знают. Но слухи устрашали: и стирание грани между локальной и удаленной машиной, и активный десктоп (само по себе, может, и не плохо, но ведь реализовано будет так… Ну, сами знаете, как) и 32 MB как минимальное требование (а мы знаем — когда Microsoft говорит «n MB», подразумевает «4*n MB»).

И я вспомнил — оптимист учит английский, пессимист — китайский, а реалист — автомат Калашникова. Будучи реалистом, я решил учить Linux. Правда, ничего путного в нем тогда не сделал, но держал как вторую систему и в свободное время с ней ковырялся. Пригодится или нет — знать тогда не знал, но было интересно. И вообще, как говорит мой коллега В.С.Федоровский, главное — это свобода выбора: хочу — работаю в Linux’е, не хочу — не работаю вообще:-)

Как собирались камни

Но я отвлекся. Итак, наступило время собирать камни. С этой целью я и отправился холодным декабрьским утром в направлении от моего дома к моей службе. Большая часть фирм с хорошими ценами и условиями располагалась на этом маршруте или вблизи него. И в первой же из них (в 5 минутах ходьбы от дома) обнаружил ATXный корпус подходящей для меня конструкции (три 5″ и два 3″ отсека) по очень смешной цене.

Это и определило все остальное. Радость от того, что не надо издалека тащиться с корпусом, лишила меня бдительности и я купил его не раздумывая и почти не разглядывая (хотя и было предложено осмотреть его на предмет трещин). А приступ жадности не позволил задуматься над причинами такой низкой цены.

Все дальнейшее также происходило спонтанно. В следующей фирме в данный момент не было ни двухпроцессорных плат для Pentium Pro, ни Ppro/180 in box (а меня, как я говорил интересовал только такой вариант — на предмет разгона). То есть следовало переходить к поискам, но из дома я уже вышел, а на службу еще не пришел: не было ни телефона, ни Internet’а.

И тут я впервые подумал — а почему бы и не Pentium-II? Ведь уже куплен ATX’ный корпус, незаменимый для него (в другом случае можно и AT’ным обойтись, из экономии). Так и было принято окончательное решение.

В той фирме, где я тогда находился, Pentium-II in box также не было, как и материнских плат для них. Пришлось переместиться в следующий пункт моего маршрута.

Маленькое отступление. Естественно, целью моего похода была минимизация затрат. «Почему же в таком случае ты не обратился к Internet’у? Ведь через ряд сайтов можно найти минимальные на сегодняшний день цены.» — спросите вы меня. «А вы пробовали?» — отвечу я. Я — нет, и не собираюсь, зная опыт моих друзей. Выглядит это так. Через Интернет выясняется, что некое изделие (скажем, процессор) в фирме N стоит на 5 долларов дешевле, чем где бы то ни было. Покупатель устремляется туда (как правило, это в противоположном конце города) и там ему радостно сообщают, что последний (вполне возможно, что и единственный) экземпляр был продан 10 минут назад…

Из сегодняшнего далека (февраль 2004 г.): напоминаю, что это сочинялось в конце 1997 г. — уверяю, в большинстве случаев с поисками через Интернет было именно так.

Возвращаюсь к своему маршруту. В следующем пункте было все, что мне нужно — даже Pentium Pro на 180 Mhz. Но интерес к нему уже пропал. Рассматривался только вариант с Pentium-II. И шиной AGP, естественно. В рамках его здесь были представлены:

  • Процессоры in box и отдельно в диапазоне 233-300 Mhz;
  • Материнские платы Intel, Iwill, ASUStek;
  • Три видеокарты для AGP, одна — Iwill и две — ASUStek.

В отношении процессора все было ясно. Мое давнее правило — покупать предпоследнюю модификацию, поскольку последняя, как показывает многолетняя статистика, производительней на 10% и дороже — на 50%. И, естественно, in box, хотя в отношении Pentium-II разница в цене между коробочным вариантом и пакетным плюс кулер достаточно велика.

Почему? Для коробочного камня более-менее гарантировано отсутствие люфта между его поверхностью и радиатором кулера. А, как показывает опыт, наличие такого люфта может превратить, скажем, P/90 в 75-ый (а ликвидация — наоборот). Теплопроводная паста? Найти ее тогда было, пожалуй, посложнее, чем колбасу при социализме. Кроме того, должен признаться: до описываемого для я не держал в руках ни P-II, ни ATX’ной мамы, ни ATX’ного корпуса, да и видел-то…; так что лишняя головная боль — как крепить кулер к процессору — мне была ни к чему.

Если вы спросите меня, как я решился на дело, о котором не имею представления — отвечу: «Трус в карты (пардон, в компьютеры) не играет».

Так, теперь мамы. Краем уха я слышал, что Intel’овская требует DIMM’ов с микросхемой SPD. Что это такое — я не знал. Поэтому этот вариант был отвергнут сразу. Хотя он и получался ощутимо дешевле, не смотря на более высокую цену модулей памяти. Особенно в частично (со звуковым чипом) или полностью (также и с видео на маме) интегрированном варианте.

Оставались Iwill и ASUStek. Цена почти одинакова. В пользу первой говорили 4 слота под DIMM и 3 — ISA. Но: про новые Iwill’овые мамы для Pentium’ов я читал, что они несовместимы с Linux. Про P-II я ничего такого не слышал, но чтобы не рисковать, исключил и Iwill. (Потом выснилось, дело было не в конструкции плат, а в BIOS’е, но об этом я узнал только вечером).

Итак, оставался ASUStek. Модель P2L97, чипсет LX, форм-фактор ATX. Три слота под DIMM — пока хватает, надо 2*32 MB (меньше — бессмысленно, на больше денег не хватит) и еще один остается. Слот AGP — пока не знаю, что это, но проверить хочется. Пять разъемов PCI — такого количества устройств у меня (да, наверное, и вообще в природе) нет и не предвидится, но кто знает, что будет завтра. Два разъема ISA — явно мало, придется пожертвовать сканером, все равно работает погано. Так что сгодится. К тому же, плата эта — jumperless, то есть без перемычек, частота шины и кратность устанавливаются из setup’а. Кажется удобным. И, наконец, из трех моих предыдущих (настольных) машин две были на ASUStek’овой платформе, и воспоминания о них остались самые благоприятные.

Видеокарта — естественно, ASUStek же. На выбор две модели — AGP-V3000 и AGP-V3000/TV, чип одинаковый — RIVA 128, по 4 MB SGDAM, различие — у второй телевывод. Телевизор ненавижу с двадцатилетия освоения целины (помните: «Я-т-те, падла, попереключаю…»), поэтому думать нечего — без /TV. К тому же на десятку дешевле, пустячок, прятно.

Память, как уже говорил — 64 MB, либо одним модулем, либо двумя. Первое, естественно, лучше, но почти на полтинник дороже — уже не вписываюсь в бюджет. Поэтому однозначно — 2 по 32. Теперь все. По договоренности с покупателем на тот момент, винчестеры, CD ROM и звуковая перекочевывают из моей старой машины.

Можно ехать домой и приступать к сборке. Однако договорена встреча с покупателем моей старой машины. Задача — перебрать две машины, одну из них сконфигурировать для продажи третьему лицу, другую — для передачи четвертому (помните задачу о миллионерской дочке и лесорубе Васе), а затем вынуть потроха (винчестер, CD ROM, звуковую) из моей машины, вставить компоненты из старой машины второго лица, после чего это лицо ее (то есть мою машину) и забирает.

Перипетии этого процесса и события, ему предшествовавшие, интересны сами по себе, но прямого отношения к данной повести не имеют. Скажу только, что процесс перебора чрезвычайно затянулся и поздним вечером нам все это настолько надоело, что мы решили, что старая моя машина уходит как есть, целиком, а я получаю новый винчестер — Fujitsu 2,6 GB, UDMA. И это вместо моих Fujitsu 3,5 и WD 1,6 GB. Ладно, на первое время хватит.

Хуже, что я оставался без CD ROM’а (вы представляете, как ставить без него современный софт? Если «да» — вы диск-жокей) и звуковой карты. Пришлось срочно их покупать. Разумеется, по остаточному принципу. CD ROM Mitsumi 8-ми скоростной, звуковая за 20 баков, на выбор либо ESS 18-сколько-то там, либо Yamaha SA-2. С первой имел дело довольно много (на машинах друзей) — получалось скверно. Под NT не работает точно, сам проверял (не то что вот сейчас все брошу и пойду ставить NT, но как уже говорилось, очень важно знать, что могу); про Linux — и говорить нечего. Про Yamaha ничего не знаю, но, вроде бы мелькает во всех инсталляционных меню, значит — стандарт, не хуже Creative.

Наконец, все превходящие обстоятельства отпали. Можно приступать. Я и приступил.

Начал с осмотра корпуса. До сих пор ATX’ный корпус видел два или три раза, и то мельком. То, что было передо мной, существенно отличалось от сохранившегося в моей памяти. Не было выдвижной задней панели — доска напертво вмонтирована в корпус. Это — минус, не очень удобно крепить маму. Вентилятор блока питания (250 WT) не имел характерной решетки. Это, может быть, и плюс — не будет мешать процессору или чему еще: на одной из виденных мной ATX’ных машин из решетки пришлось выпиливать кусок, чтобы установить DIMM’ы. Два, как и положено, выключателя, один на блоке питания, другой — на лицевой панели. Силовой кабель от блока питания идет на лицевой выключатель. А это уже явный минус — несоответствие стандарту.

Впрочем, этому я сначала значения не придал. Потому что отвлек главный недостаток — после нескольких минут манипуляций с корпусом руки были изрезаны, как после хорошей поножовщины. За какой край ни возьмись — бриться можно. Думаете, мелочь? Но кровь, насколько я знаю, неплохой проводник, и мама, залитая кровью, может ведь и коротнуть. Да и выглядит неэстетично.

Еще меня беспокоил вопрос с отверстиями для портов в корпусе. Во время своего похода я увидел, что ATX’ные мамы бывают двух типов — с однолинейным и двухлинейным расположением портов. Проковыривать дырки в корпусе не хотелось. К счастью, и не пришлось. В комплекте было две съемные панели — того и другого типа. Установлена, впрочем, была третья, не соответствующая ничему — с отверстием под стандартный клавиатурный разьем AT. А ведь, согласно стандарту, этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.

Следовательно, первая задача — удалить ненужную панель. Тут-то я впервые и понял, чем отличаются высокотехнологичные изделия от всех прочих: тем, что любая манипуляция с ними возможна только путем приложения грубой физической силы.

Удалить панель мне удалось, только буквально скрутив ее в бараний рог. Крови, естественно, прибавилось — видимо, где-то подцепил артерию. Воистину высокие технологии, как и горные лыжи, — спорт сильных, смелых и богатых. Потом водрузил на место подходящую панель (моя мама была с двухрядным расположением портов и PS’ных разъемов). Перевязал раны и вскрыл коробку с материнской платой.

Первое, что бросилось в глаза — объем документации. Я привык, что к ASUStek’ам прилагается книжка толщиной если не с «Капитал», то уж с «Анти-Дюринга» точно. Эта же едва тянула на «Манифест Коммунистической партии». И содержание — соответственно этому. Видимо, еще не изучили собственную продукция, писать пока нечего. А может быть, просто типографские задержки. Зато имелся CD ROM со всякими прибамбасами. Но о них, естественно, позже.

Второе — на маме сразу же обнаружились перемычки — для частоты шины, кратности и сброса установок. Лезу в книгу — так оно и есть, что перемычки есть. А ведь релиз явно позже, чем описанный. Видать, от soft menu пришлось вернуться традиционному способу. Заставляет задуматься, так ли хорош jumperless, не правда ли? Радовало, что bus frequency расписан до 83 Mhz, а CPU frequency до 5. Дает широкий простор для экспериментов. Конечно же — предупреждающая надпись о негарантированности стабильной работы выше 66. Ну, 100%-ную гарантию при разгоне дает, как известно, только стакан кефира. Разумеется, вместо…

Затем наступила очередь процессора. В большой и красивой коробке были:

  • сам процессор с закрепленным на ней кулером;
  • приспособления для его крепления к материнской плате — две треугольные держалки и два штырька;
  • подробное описание процесса установки на многих языках, в том числе — первым был английский, второй китайский; в самом конце книжки обнаружился и русский;
  • блестящая серебристо-черная самоклейка с надписью Intel inside, Pentium II и MMX.

CD ROM’а с интеловскими тестами, медиабенчами и прочими демонстрациями преимуществ MMX’вой технологии, который я видел в Pentium in box, не обнаружилось. Ну да ладно.

Процессор устрашал своими размером и весом. Язык не поворачивался назвать его камнем. Более подходило слово «кирпич». С радостью поздравил себя за победу над приступом жадности — иначе не очень ясно, как бы я прилаживал кулер без описания. А так собрал комплект (вместе с крепежными приспособлениями) довольно быстро. Насторожила фраза в описании, что в случае снятия процессора крепежные штырьки не подлежат вторичному использованию (т.е. их следует выкинуть). Но понадеялся, что до этого дело не дойдет.

Очередное отступление. Меня всегда умиляли фразы относительно легкости замены процессора. Как правило, когда возникает необходимость наращивания вычислительной мощности, прогресс чипсетов и материнских плат существенно опережает прогресс процессоростроения, если так можно выразиться. Достаточно вспомнить, сколько чипсетов сменилось за жизненный цикл Pentium/90-100. Да и с точки зрения стоимости… Если уж наскреб денег на принципиально более мощный процессор, то напрячься и добавить сотню на маму следующего поколения можно вполне. А больше она (если, конечно, не high-end) обычно и не стоит. Ну а о всякого рода overdrive и говорить не стоит — цена его обычно такова, что проще новую машину купить.

После этого начал прилаживать процессор в слот 1. Не получалось, потому что отверстия в маме, предназначенные для крепления стоек, были закрыты пластмассовой планкой. Предназначенной, как выяснилось из описания, для крепления кулера другого типа. Это высокотехнологическое изделие следовало удалить. Как? Правильно, путем приложения грубой физической силы. После этого процессор установился без проблем, также, как и DIMM-модули. А вот видеокарта в слоте AGP держалась довольно слабо — как выяснилось в последующем, это была родовая особенность (так и хочется сказать — травма) всех первых AGP-карт.

Все, можно зажигать. Тут я совершил ошибку. Вместо того, чтобы включить конструкцию в разобранном состоянии (благо питающий провод длинный, можно обойтись подкладыванием пары книжек), я решил вставить маму в корпус — больше я никогда такого не делал.

Задача оказалась нетривиальной. В комплекте с корпусом вместо обычных пластмассовых крепежек были ввинчивающиеся в материнскую плату, также пластмассовые, цоколи, и довольно большое количество винтов — по количеству крепежных отверстий. Вследствие своего полугуманитарного образования я довольно смутно представляю себе, что такое электричество. Но доверяю мнению своего друга с образованием инженерным, который считает, что мама должна крепиться к корпусу только одним металлическим винтом. Во избежание короткого замыкания, как я догадываюсь. Поэтому решил крепить маму пластмассовыми крепежками.

Выходило (вернее, входило) плохо. Либо отверстия не совпадали со штырьками, либо порты не попадали в штатные вырезы для них. Наконец, пользуясь тем, что крепежки не жесткие, с помощью консервного ножа и чьей-то матери (ASUStek’овой, как вы догадались — я уже и о ломике подумывал), удалось впихнуть маму и зафиксировать ее винтиком.

О, этот волнующий момент включения питания… Щелчок одного выключателя, мягкое нажатие другого… Машина грузится. Но памяти — 32 MB. Меняю DIMM’ы местами — то же самое. Становится странно. Вынимаю один модуль — 32 MB. Вынимаю другой — машина не грузится, сообщая об ошибке памяти. Вроде ясно, один из модулей дефективный. Но почему, при любом их порядке, машина грузится, показывая 32 MB? Пробую вставить работающий модуль в третий слот — загрузка происходит. Во второй — тоже.

Маленькое открытие — оказывается, DIMM’ы можно ставить в любой банк, не обязательно первый. Удобно, можно не думать и не читать, какой там порядок банков памяти. Практический вывод также ясен — надо менять один DIMM. К тому же в корпусе отказывает выключатель — сначала на лицевой панели, потом и на блоке питания. Разбираться в причинах уже не стал — появляется формальное основание для замены и корпуса тоже. Вытаскиваю маму из корпуса (задачка оказалась еще сложнее, чем установка, чуть было не своротил порты), вынимаю модули и готовлюсь к длинным и нудным разговорам в техотделах фирм-продавцов.

Против ожиданий, все прошло без проблем. В техотделе фирмы, где я покупал основное железо, DIMM был засунут с Iwill’овую маму (как я понимаю, еще более чувствительную к памяти, чем ASUStek) и обменян без звука. На всякий случай попросил проверить и новый модуль в паре со старым работающим — вроде все нормально.

В фирме, где покупался корпус, тоже не стали упрямиться и согласились или ремонтировать выключатель, или поменять корпус на другой. Я, естественно выбрал второй вариант. Но других ATX’ных корпусов не было (впрочем, такого, как у меня — тоже). Попросили зайти часа через два. Так я и сделал, доплатил разницу и получил новый корпус — ровно за те же деньги, что он продается везде. Следствие жадности — не пожлобись на три десятки, не бегал бы попусту. Впрочем, зато узнал кое-что об ATX’ных (и квазиATX’ных) корпусах. Да и вообще, не наткнись я на тот корпус, события, возможно, вообще развивались бы по иному…

С новым корпусом проблем не было. Небольшой аккуратненький мидитауэр, чуть выше и шире стандартного mini-AT, с тремя 5″ и двумя 3″ отсеками, выдвижной задней панелью, решетчатым втяжным вентилятором, расположенным вертикально, так, что бы не мешать процессору. Выключатель на лицевой панели подключается через маму, как и положено по стандарту. И дизайн приятный…

На этот раз я из суеверия не стал вставлять маму, а подключил ее просто так. Все заработало сразу. Нашлись и 64 MB, и даже удалось загрузиться с дискеты. Можно перевести дух и упаковать все причиндалы… Что я и сделал, без всяких проблем и достойных описания особенностей. Затем — всякие устройства, драйверы, софт и т.д. И тоже все было просто. Отмечу лишь два момента, касающиеся звуковой платы и модема.

Звуковая установилась удивительно просто для 20-долларового изделия, в одно касание. Так что имею смелость рекомендовать Yamaha SA-2 тем, кому, как и мне, еще в юрскую эпоху динозавр наступил на ухо. Правда, нынче такой не найдешь — роль ее выполнила бы SB AWE128, но и они почти вымерли. Как те же динозавры в конце мелового периода.

Относительно модема — его я купил осенью (97-го), когда впервые после длительного перерыва дорвался до телефона. Назывался он US Robotics Sportster 14,400 Winmodem. При первой установке он доставил мне массу острых ощущений. Со штатным драйвером (это был retail) модем категорически не желал Plag&Play’ться, так что хотелось Pray. Хотя, вроде, все делал, как указано. После нескольких часов безуспешной борьбы позвонил в техотдел фирмы, где он был куплен. Первый вопрос в ответ на звонок: какая версия виндов. OSR-2, отвечаю. Дальше — по анекдоту («доктор, я умру?» — «а как же!»). мне радостно сообщают, что с OSR-2 штатный драйвер не работает. Что делать? — спрашиваю. Ставить обычные 95-е. Спасибо, ребята, говорю. Пол-дня переставлять, да и вообще — паровоз менять на паровоз — это не Житомир. Другие варианты? — Скачать с Интернета новый драйвер. Чем? Тем самым модемом, который не работает? — тогда приезжайте в наш главный офис за новым драйвером. — Куда? — В ответ довольно путанное объяснение, куда. Но мелькают знакомые ориентиры. Спрашиваю: а как Ваша улица называлась при социализме. Отвечают. — Тогда все ясно, еду.

Новый драйвер получил без проблем, но и он устанавливаться не желал. В итоге модем установился не как модем, а (как думаете, дается три попытки) как «другое устройство», а именно — WinModem. Ей-богу, именно такая пиктограмма появилась в контрольной панели. Но работал хорошо. Меньше, чем на 14.400 соединялся за два месяца один или два раза. Со всякими там «бизи» и прочими тогдашними роботиксовскими особенностями все было нормально. Грех жаловаться.

Так вот, в этот раз я устанавливал модем точно так, как было описано — в нужный момент вставил дискету, далее жал next, когда просили и… все заработало с первого раза. Почему — а кто ж его знает. Даже порт сам правильно выставил — Com4, поскольку на первом коме у меня графический планшет (в первый раз упорно пытался указать мне нечетный ком).

Ну вот и все приключения. Что же вышло в итоге?

Зачем это пишется

Странный вопрос, не правда ли? Во первых, потому, что мне это нравится. За без малого двадцать лет научной карьеры я был укоряем (друзьями) и критикуем (скажем так, не-друзьями) за лаконичность специальных публикаций (надо сказать, что в геологии, «где ничего нельзя доказать, очень важно убедить» — Марк Блок, многословие и литературный талант играют большую роль). Но с началом общения с компьютерами неожиданно обнаружил в себе графоманские наклонности. Поэтому писать о своих околокомпьютерных приключениях мне просто интересно.

Надеюсь, однако, некоторые аспекты моих писаний могут быть интересны и другим, в первую очередь тем юзерам, которые, как и я, часто пренебрегают десятой заповедью компьютерщика.

Первые девять заповедей я не помню дословно. Они касаются того, что, если что-то не выходит, проверьте, включено ли питание, дожаты ли разъемы и т.д. Десятую заповедь же надо помнить, как «отче наш»: Если вы выполнили все, что требуют первые девять заповедей, и у вас опять ничего не вышло, прочтите, наконец, инструкцию. К стати, мы с моим другом Володей Родионовым сформулировали и одиннадцатую заповедь (хотя это и ересь или, быть может, схизма): если ничего не выходит и после этого, закури и подумай. Так вот, для таких, как я (а их, думаю, большинство):

  • Первое — тривиально: «а Балда и говорит с укоризною, не гонялся бы ты, поп, за дешевизною». Но истина от многократного повторения не перестает быть истиной.
  • Покупайте комплектующие не там, где дешевле, а там, где есть money back (и где это проверено экспериментально).
  • Тщательно подбирайте корпус. То, что прайсе написано, что он ATX, ничего не значит (на сарае известно что написано, а там дрова лежат). Не поленитесь внимательно его осмотреть. Обращайте особое внимание на блок питания и отходящие от него проводки.
  • Помните, что чем изделие более высокотехнологично, тем большей физической силы требуется для обращения с ним. И не бойтесь ее прикладывать. Если сил не хватает, не гнушайтесь помощью лома, консервного ножа и чье-то матери (лучше — той, что вы устанавливаете).
  • Не стесняйтесь звонить в службы технической поддержки фирм, где купили комплектующие — пусть и у них голова поболит. Да и не исключено, что услышите что-нибудь полезное.
  • И последнее. Как и всякий человек, не страдающий патологическим самомнением, вы, я думаю, подчас сомневаетесь: или я дурак, или все же «ухо» с двумя «п» пишется. Так вот, почувствуйте момент, когда ваш опыт достиг той грани, после которой что-либо не выходит именно потому, что не вы — дурак, а «ухо» с двумя «п» кто-то написал.

Что получилось из камней

А в итоге вышло вот что. Я хорошо помню, насколько убыстрилась работа при переходе с XT на AT (под DOS, разумеется). Основным моим инструментом тогда был Quattro Pro (к стати, вообще первая моя легально приобретенная программа). На XT’ке (Amstrad-86) производственный процесс выглядел так: в 8-9 часов я приходил на работу, включал машину, грузил QP, вызывал какую-нибудь из своих таблиц. И шел по институту, в котором тогда работал.

До начала рабочего дня туда приходило немало хороших людей. Я разговаривал с ними на разные темы, пил кофе или чай, курил. Когда это занятие надоедало, возвращался к себе. Если везло, таблица уже успевала загрузиться. Если я и преувеличиваю, то совсем немного. И в этом была и хорошая сторона. Будучи от природы раздолбаем, я всегда сначала делал, а потом думал — что. Тут же, если каждое неправильное действие приводило к получасовому ожиданию и 2-3 выкуренным сигаретам, поневоле пришлось вырабатывать в себе аккуратность.

С переходом на AT’шку исчезли долговременные утренние чае- и кофепития с воспоминаниями о минувших днях и полевых сезонах. Таблицы QP не то что летали — мелькали (разумеется, в текстовом режиме). Скачок в производительности был налицо. На дворе была весна 1992 года.,,

Осенью того же года я перешел на «четверку» (386 я благополучно миновал). Ощущение скорости было отчетливо. Впервые рискнул работать в графическом режиме Quattro Pro (если кто не помнит, эта программа под DOS имела свой собственный графический интерфейс, весьма элегантный, на мой взгляд). Скорость работы в нем была по крайней мере не медленнее, чем на «двушке» в текстовом режиме.

Потом пришел отец Уындоуз и съел, как крапчатый долгоносик, разницу в производительности между 486/33 и Pentium/60. Затем 95 сожрал разницу между P/60 и P/100, Office 97 — между P/100 и P/166MMX. И я думал, что то давнишнее ощущение скорости уже никогда не повториться. И был не прав.

С первого же запуска машины появилось волнующее ощущение полета. Не примите это за дешевую рекламу фирмы Intel, но такого не было уже пять лет. Впервые за это время было сделано что-то принципиально более мощное. AVI’шки с CD ROM’а, прилагавшегося к материнской плате, было просто невозможно смотреть: создавалось впечатление, что сотрудники ASUS не перемещаются иначе, чем бегом. Видео-CD с любимыми боевиками крутились так, что можно было поверить в реакцию главных героев. Ну а весь общественно полезный софт по 95-м грузился и крутился примерно так же, как его аналоги под 3.1 на P/100. В общем, прогресс был на лицо — не только в тестовых цифрах (вряд ли они сейчас интересны), но и органолептически…

Перейти к верхней панели