Сравнение мужей: журналист vs блоггер. Выводы

Алексей Федорчук

В конце предыдущей страницы я обещал ответить на вопрос, поставленный Сергеем. И постараюсь нынче исполнить своё обещание.

Первое отличие банально, лежит на поверхности и бросается в глаза — может быть, именно поэтому на нём не было акцентировано внимание: журналист работает журналистом. Блоггер блоггером не работает — он может работать кем угодно.

Предвижу возражения по первому тезису: журналист не обязательно должен быть штатным сотрудником некоего издания и получать в нём жалованье. Согласен. Но все профессиональные (то есть зарабатывающие себе этим на хлеб насущный) журналисты, по крайней мере в околокомпьютерной сфере, с каким-либо изданием (или кругом изданий) связаны обязательно — формальными или неформальными узами. Настоящих вольных стрелков — ландскнехтов от компьютерной журналистики, тех, кто сегодня предлагает свой меч компьютер в одно издание, завтра в другое, нынче нет. Да, пожалуй, что и не было на просторах постсоветской Руси. Ибо это занятие не могло служить гарантированным источником хлеба насущного.

Так что, даже если журналист-профессионал не расписывается в ведомости издания за фиксированный оклад содержания, а получает свои шекели покилознаково — считать его свободным художником не больше оснований, чем проходчика или буровика, сидящего на сдельщине: долговременные, пусть и неформальные, отношения с изданием предполагают, что он вписывается в его график.

Блоггер же, повторяю, может работать где угодно. И, как правило, где-то и работает. Даже в том случае, если доход его от блогерства многократно превышает формальную зарплату, некое место постоянной службы он обычно имеет. Но даже если и нет — это не значит, что он блоггер по профессии. Потому что удачливое блоггерство неразрывно связано с SEO. А вот это — уже профессия. И потому всякий удачливый блоггер — неизбежно немного SEO’шник и немного рекламный (или саморекламный) агент.

С сущности, блоггер как раз и выступает в роли того самого вольного стрелка-ландснехта. Только торгует он не непосредственно своим мечом, а военной добычей: которую ему этот меч обеспечил: рекламными площадками на своих ресурсах. И действительно имеет возможность, по крайней мере теоретическую, выбирать, кому их продать. То есть, кроме того, удачливый блоггер ещё немного и маркитант.

Тут впору затронуть вопрос о свободе слова, печати etc. — одну из вечных тем, поднимаемых, когда речь заходит об информации в самом широком смысле слова, и путях информирования общества в частности: ведь и журналисты, и блоггеры выполняют эту функцию: первые — по долгу службы, вторые — по призванию (или по тому чувству, которое они призванием полагают).

Казалось бы, тут всё ясно. Прожжённый журналюга, связанный постоянными отношениями с каким-либо изданием (пусть, повторяю, совсем не формальными), даже теоретически не может считаться независимым. Ибо публиковать что-либо, несоответствующее профилю издания, ему не позволят. Говоря «профилю», я вкладываю в это понятие самый глубокий смысл, например: в глянцевом журнале для кошатников не будут публиковать статьи про методы дрессировки служебных собак, в атеистическом издании — религиозные проповеди, в издании религиозной тематики, напротив, — сочинения записных безбожников… эту цепочку можно продолжать долго.

С другой стороны, блоггер — часть того самого общества, которое он призван информировать, и которое так в информации нуждается, плоть от плоти его. А потому сочинения его будут восприниматься этим обществом с бо́льшим доверием, нежели сочинения профессионального журналиста, которого обществе a priory полагает продажным (вне зависимости от того, насколько это обвинение обосновано). И это доверие — одна из составных частей успеха блоггерства вообще и удачливости отдельных блоггеров в частности.

На самом деле, как мы скоро увидим, всё не так просто. Но к этому я вернусь после рассмотрения второй составляющей успеха блоггерства и удачливости блоггера.

И тут на память приходят слова Евстигнеева, произносимые им в качестве режиссёра самодеятельности в бессмертном советском фильме Берегись автомобиля:

…естественно, что актёр, не получающий зарплаты, будет играть с бо́льшим вдохновением. Ведь тогда актёр должен где-то работать…

Мы с советских времён привыкли, и не без оснований, иронизировать над этими словами. Однако в свете темы Журналиста и Блоггера они неожиданно обретают новый смысл. Чтобы прояснить его, позволю маленькое отступление.

Когда я уже почти четверть века назад впервые приобщился к той сфере, которую потом назовут IT, я, вследствие острого чувства информационного голода, читал всю компьютерную прессу: сначала совсем «ненашу», потом — «нашу» переводную и смешанную, потом оригинальную. И по прессе «ненашей» и «нашей» переводной заметил: записной колумнист «толстого» компьютерного журнала занимается сочинением колонок без перерывов года два-три.

Потом года на два-три же его имя исчезает со страниц журнала. Из косвенных источников часто можно было узнать, то это время он посвятил бизнесу, консультационной деятельности (не обязательно по тематике его бывших колонок) или даже возвращался к началу своих начал — практической работе в IT-сфере.

А потом, как феникс из пепла, снова появлялся в журнале в амплуа колумниста — и, возможно, по совсем другой тематике.

Исключения из этого правила были редки, и однозначно показывали, что штатный колумнист за три-пять лет банально исписывается. Если, конечно, он не занимается ничем другим, кроме текущей редакционной работы журналиста-штатника. Но — продолжу цитирование:

Нехорошо, неправильно, если он целый день, понимаете ли, болтается в театре

Так что периодическая смена рода деятельности для получения нового опыта и новых впечатлений — насущная необходимость для творческого работника. А сочинительство в любом жанре, в том числе и в журналистике — работа творческая, что бы ни говорили по этому поводу.

Но ведь блоггера, напрямую не получающего гонораров за свои сочинения, сама жизнь ставит в условия, когда он должен временами отвлекаться от своего уютного бложика и окунаться в реальную жизнь ради куска хлеба с маслом. Окружающий же нас реал способен дать массу впечатлений даже самому не впечатлительному человеку.

Участь сия не ми́нет и того блоггера, который зарабатывает своим блогом больше иного журналиста: потому что, повторяю, для этого ему приходится постоянно переходить в амплуа маркитанта-сеошника, а это хаароший источник впечатлений и эмоций, столь необходимых для творчества.

Конечно, журналист тоже живёт не на облаке. И тоже получает массу впечатлений от своей профессиональной деятельности. Однако они и ограничены его профессиональной сферой, тогда как у блоггера — далеко выходят за её рамки.

И тут становится ясно, что в словах (продолжаю цитирование любимого фильма)

Насколько Ермолова лучше играла бы вечером, если бы днём она стояла у шлифовального станка

кроется глубокое философское содержание. Результатом является то, что сочинения блоггера более разнообразны и несут на себе более яркий отпечаток действительности. И это, наряду с представляющейся объективностью, вторая причина, почему ярких неординарных блоггеров народ читает охотнее, чем журналистов, возможно, столь же ярких и неординарных.

Поэтому — прошу прощения, но ещё одна цитата из того же кладезя. На этот раз последняя:

Есть мнение, что народные театры вскоре вытеснят, наконец, театр профессиональный. И это правильно.

Вариант, озвученный в первой фразе, я не исключаю: вполне может быть, что традиционные СМИ отомрут уже на нашей памяти. Или изменятся до неузнаваемости.

А вот со второй фразой согласиться не могу. Почему — ответ кроется во вскользь затронутом выше вопросе о видимой зависимости журналиста и независимости блоггера. Но это — уже на следующей странице.

Оглавление | Продолжение

Перейти к верхней панели