Сравнение мужей: Ubuntu vs Fedora. В преддверии финала

Алексей Федорчук

Не исключено, что мы являемся сейчас свидетелями одного из судьбоносных моментов в истории и FOSS, и UNIX-подобных операционных систем, сравнимых по значимости с такими явлениями, как отщепление Берклианской ветки от древа первозданного UNIX’а и возникновения Linux.

Нынешний момент можно считать точкой ветвления сюжета нашей драмы. Так что давайте прикинем, каковы могут быть её продолжения.

Вариант первый — осуществление программы-максимум разработчиков systemd: во-первых, её внедрение, по крайней мере, в дистрибутивах «первой десятки», во-вторых, инфильтрация её, при участии udev, практически во все подсистемы Linux, надстраивающих его Иксов и интегрированных сред. Это, подобно зубцу Логовенко из известного произведения классиков, делит мир Linux на две части: майнстримную и и маргинальную.

Представители первой группы находятся, как кажется на первый взгляд, в режиме наибольшего благоприятствования. Для них пишутся новые, systemd-ориентированные патчи к ядру, для них, с оглядкой на всё на тот же systemd, развивается Xorg и интегрированные десктопы. Да и приложения со временем начинают писать не под абстрактный UNIX, абстрактные Иксы, Qt и Gtk, и даже не под их адаптации для Linux как таковой: их пишут под Linux, повязанный подсистемами systemd и её метастазами.

Оборотная сторона медали — все представители первой группы со временем превращаются в сателлитов Red Hat. И будут либо подхватывать объедки с барского стола, подобно нынешним CentOS и Scientific Linux, либо расширят «песочницу» Red Hat, ныне представленную одной Fedora, до масштабов изрядной части Linux-сообщества.

Маргинальная группа влачит жалкое существование, которое ей и предрекают Поттеринг и Лангхофф. Они вынуждены довольствоваться старыми версиями ядра, замороженными субсистемами типа udev, застывшими в своём развитии Xorg, рабочими средами и их существующими приложениями, а также обходиться без приложений, которые будут написаны в будущем. И представителям второй группы останется только или тихо помереть, или продастся общественным работникам упасть таки в объятия systemd‘щиков.

Поскольку systemd и udev — подсистемы сугубо Linux’овые, в положении маргиналов автоматически оказываются все операционнки BSD-семейства. Что ставит окончательный крест на их развитии как десктопных систем. Возможно, об этом не так уж и пожалеют — доля BSD на десктопах нынче исчезающе мала. Но это ставит под сомнение продолжение их развития вообще — ведь все обновления вообще будут сочиняться уже с учётом специфики связки Linux и systemd/udev.

Вспоминается в этой связи высказывание Тео де Раадта в момент распада Иксов на XFree86 и Xorg — о несовместимости новой лицензии первой с идеалами свободы и открытости. Интересно, а как бы ему понравился Xorg, несовместимый с его собственной операционкой? Или абстрактные идеалы для него важнее собственного детища?

Итогом развития в этом направлении будет появление, наряду с уже существующим глобальным монополистом, ещё и монополиста карманного масштаба — а при всей своей мощи Red Hat на большее претендовать не может. Да и то в серверной сфере — сферу настольную ждёт неизбежное захирение. И позиции глобального монополиста там станут только крепче.

Очередное этнографическое подтверждение того, что отмирание десктопного Linux’а предвижу не только я — в оттоке от Linux’а юниксоидов старого закала. Правда, не на Windows, а на Macintosh, но зато оттоке массовом — насколько можно говорить о массе применительно к этой непногочисленной группе.

Вероятен ли такой поворот сюжета? Вполне. Во-первых, за ним стоит крупнейшая Linux-компания мира. И, как мы видели ранее, единственная по настоящему успешная, не так давно отпраздновавшая десятый миллиард своего дохода.

Во-вторых, этнографические наблюдения показывают (мы ведь не забыли, что заметки эти посвящены этнографии,верно?), что в FOSS-мире вообще и особенно в его Linux-секторе новое всегда пользуется большей популярностью, нежели старое, вне зависимости от сравнительных достоинств и недостатков того и другого.

И, пожалуй, нигде более, чем в крупных Linux-проектах (а все крупные FOSS-проекты последних двух десятилетий в существенной мере завязаны именно на Linux) не проявляется две черты, сформировавшиеся ещё в период, когда их разработка осуществлялась в рамках Just for Fun:

  1. синдром чукчи-хирурга, о котором я уже говорил http://alv.me/?p=1508, и
  2. стремление к созданию собственного велосипеда.

Собственно, и сам Linux родился в качестве такого велосипеда. Другое дело, что это было, во-первых, неосознанно, и во-вторых, удачно. Но именно удача Linux’а послужила стимулом уже для сознательных велосипедных разработок, и далеко не все они оказывались лучше своих прототипов.

Тем не менее, каждый новый велосипед, особенно с колёсами в форме ромбододекаэдра, вызывает волну пламенного энтузиазма. Без чего, как и без поддержки волонтёров, в мире FOSS невозможен успех ни одного проекта. Правда, часто этот энтузиазм, как в нашем случае, оказывается инспирированным некими закадровыми силами — но энтузиастам это не всегда очевидно.

Разумеется, за исключением энтузиастов штатных, типа Поттеринга, — они-то всё знают, всё понимают, и даже не считают нужным своё понимание скрывать. Прикрывая его фиговыми листочками разговоров о свободе выбора. Ибо для них период Just for Fun в далёком прошлом — они участвуют в бизнес-играх.

Наконец, в-третьих, не исключено, что такой поворот событий будет поначалу приветствоваться не только энтузиастами, но и разработчиками пользовательских приложений. Ибо распадение UNIX-мира в его FOSS-ипостаси может избавить их от головной боли — обеспечивать совместимость своих программ с неким абстрактным UNIX’ом (или, шире, POSIX-совместимыми системами): достаточно будет работоспособности в новообразованном Linux’е.

Ну а то, что в результате вся их деятельность в связи с отмиранием десктопного Linux’а окажется никому не нужной — это сейчас выглядит туманной перспективой.


Содержание

Перейти к верхней панели