Сравнение мужей: Ubuntu vs Fedora. Федорины меры

Алексей Федорчук

Я пропустил момент, когда начали приниматся меры по десктопизации Fedora. Да, скорее всего, его и уловить было невозможно, поскольку поначалу проводились они за кулисами. Так что остаётся только попытаться реконструировать события.

Рискну предположить, что за этими самыми кулисами процесс пошёл примерно во время выхода 7-го релиза в мае 2007 года, когда Fedora утратила Core’мычное дополнение к своему имени. Поскольку частица Core некоторым образом ассоциируется с ядром (или, скорее, сердцевиной), она символизировала тот факт, что разработчики дистрибутива заняты серьёзными делами, типа усоверешенствования ядра и системных сервисов, а не мелкими поделками типа десктопных приблуд.

Однако, как я уже говорил, времена изменились, изменилась и система приоритетов федорианцев. И намёки на ядерную зацикленность показались неуместными. Однако, учитывая полугодичный релиз-цикл дистрибутива, можно предположить, что решение об изменении ориентации было принято ещё осенью 2006 года. А толчком для него послужил выход Ubuntu 6.06 LTS — первой «долгоиграющей» версии этого дистрибутива. То есть — откровенно нацеленной на применение, в том числе, и на серверах.

Как бы то ни было, когда я плотно засел на Fedora, а было это летом 2009 года, вскоре после выхода релиза 11, десктопизация этого дистрибутива шла полным ходом. И мне выпала возможность наблюдать её на протяжении четырёх релиз-циклов — вплоть до 14-го релиза включительно. Почему не далее? Этот вопрос имеет прямое отношение к теме настоящих заметок, и со временем я вернусь к нему.

В чём выражалась десктопизация? На этот вопрос очень трудно ответить конкретно. А в самой общей форме — в той совокупности мелочей, каждая из которых, может быть, и не играет решающего значения, но в их кумулятивный эффект — в появлении у пользователя комфорта при установке, настройке и использовании дистрибутива.

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с дистрибутивом — это его визуальное быстродействие или, по выражению Александра Иванова aka Hrafn, отзывчивость в отношении пользовательских приложений. Понятно, что это — лишь побочное следствие оптимизации ядра (и, в частности, планировщика), которая проводилась в рамках подготовки корпоративного полуфабриката, но конечному пользователю от этого хуже не становилось.

Второй момент, весьма значимый для пользователя — объединение всех пакетов, не имеющих официальной поддержки, но развиваемых примкнувшими майнтайнерами, в единый репозиторий — RPM Fusion. В полной мере я оценил это после знакомства с openSUSE, где такие пакеты раскиданы по куче отдельных, часто мелких (буквально на один пакет) хранилищам.

Третьим деянием на пути к массовой десктопизации Fedora был отказ от «скользящей» модели обнолвения дистрибутива (так называемой rolling release). Каковое, конечно, очень блаародно и греет душу Linux-энтузиаста, всегда имеющего самые свежие версии ядра, Иксов и прочих основных компонентов системы. Однако, при неудачном стечении обстоятельств (от которых не застрахован никто и нигде), способно доставить несколько неприятных минут пользователю массовому, занимающемуся выполнением практических задач без оглядки на версии программ, это делающих.

И последнее — исправление тех самых мелких, но раздражающих багофич, о которых я говорил ранее, и добавлении различных полезных мелочей на стадии Firstboot (типа активизации sudo).

Впрочем, в отношении последнего пункта очень велика была роль проекта Russian Fedora, возникшего осенью 2008 года, и с тех пор выпускавшего собственные сборки дистрибутива (RFRemix) одновременно с выходом оригинального релиза. Именно в нём и были реализованы впервые столь важные для пользователя мелочи. К коим следует добавить и сборку библиотек шрифтовой поддержки с опциями интерпретации байткодов (что по истечении срока действия соответствующего патента попало и в оригинальную Fedora) и субпиксельного рендеринга.

Важным моментом для конечного пользователя было не только существование RFRemix самого по себе — системы, собранной с учётом локальной специфики, но и наличие поддержки на языке родных осин. Таковая осуществлялась, во-первых, на форуме проекта, во-вторых — с помощью постоянно пополняемой русскоязычной документации, в первую очередь вполне оригинальной Wiki.

При этом RFRemix продолжала сохранять полную совместимость с оригинальной Fedora: одну сборку в другую можно было превратить легким движением руки — и в любом направлении. Что было немаловажно для отечественного пользователя, часто испытывающего недоверие к отечественной же продукции — часто законное, но в данном случае абсолютно неоправданное. Так что, убедившись в последнем после установки оригинального дистрибутива, пользователь мог безболезненно перейти на русскую сборку.

В общем, пресловутая «готовность к десктопу», о которой последнее время говорят не меньше, чем о «человеческом лице» Linux’а — в недалёком прошлом, возрастала и в оригинальной Fedora, и, особенно, в RFRemix от версии к версии. И достигла своего апогея в релизе 14 (ноябрь 2010 года).

Предшествующие версии RFRemix (по крайней мере с 11 по 13, которые я, что называется, «щупал рукаами»), можно было рекомендовать начинающим пользователям — но с рядом оговорок. Впрочем, число их от релиза к релизу всё сокращалось. И 14-й релиз я взял на себя смелость рекомендовать уже безусловно и всем пользователям, вне зависимости от задач и начальной подготовки. В общем, как сказал мой коллега Сергей Голубев в одном из своих обзоров:

… еще один Linux пошел в народные массы.

Увы, сказал он это задним числом — потому что с выходом 15-го релиза, имевшим место быть в марте 2011, выяснилось, что предпосылки к обретению статуса образцового дистрибутива оказались похеренными.

Как это случилось — будет рассказано на следующей странице. А на вопрос почему? я постараюсь дать предположительный ответ несколько позже.


Содержание

2 комментария к “Сравнение мужей: Ubuntu vs Fedora. Федорины меры

Обсуждение закрыто

Перейти к верхней панели