Сравнение мужей: Ubuntu vs Fedora. Отборочные соображения

Алексей Федорчук

Тайм-аут, в течении которого я отвлёкся от проблем противостояния дистрибутивов, имена которых вынесены в заглавие цикла, подошёл к концу. И пора выполнять своё обещание — подвести окончательные (на сегодняшний день) итоги тому, что было сказано на предыдущих страницах. Тем более, что я получил за эти дни заряд положительных эмоций и, соответственно, сил для продолжения темы, за которую с самого начала не хотел браться.

Однако полностью отвлечься от темы в этот промежуток времени мне не удалось. Ибо страсти вокруг systemd и сопряжённых материй и не думали утихать. Разгорелись с новой силой они вокруг очередного отчёта Леннарта Поттеринга, посвящённого очередному же витку развития systemd.

Отчёт, понятное дело, касается в основном технических деталей — их и обсуждали тяждущиеся дискутирующие стороны. И хотя из этих самых технических деталей громадьё планов по повсеместному внедрению systemd вырисовывалось достаточно отчётливо, ничего нового, по сравнению с ранее опубликовынными, пусть и фрагментированно, сведениями, они не содержали.

А вот пост Поттеринга в личном блоге привлёк куда меньше внимания. Однако он не менее интересен, чем технический отчёт, ибо затрагивал вещи, к технологии прямого отношения не имеющие. И в нём я между строк прочитал подтверждение сделанной ранее реконструкции первопричин нынешнего положения дел. Так что рекомендую ознакомиться: оригинал и перевод .

Для начала резюмируем основные точки пересечения дистрибутивов Ubuntu и Fedora. Первая начинала как сугубо десктопный дистрибутив, ориентированный на конечного пользователя, и очень быстро преуспела на этом поприще. Fedora же первоначально была экспериментальной площадкой для обкатки будущих промышленных решений, реализация которых осуществлялась уже «головной организацией», то есть фирмой Red Hat.

Однако тихо и незаметно Ubuntu расширяет сферу своей деятельности в двух противоположных от десктопа направлениях. Первое — это серверные решения, реализуемые в виде периодически выходящих «долгоиграющих» (LTS) версий. Здесь конкурировать с Red Hat она в настоящее время не может и близко — но намерения обозначены. А учитывая базу десктопных пользователей (своего рода подразделения запаса), претворение этих намерений в действительность — вопрос техники и времени. Кроме того, кое-где они даже начали претворяться — но об этом чуть позже.

Второе же направление — прямо противоположное: разного рода гаджеты. И если в серверной сфере Ubuntu тащилась в хвосте не только за Red Hat и SUSE, но даже за прародительским Debian’ом, то здесь она оказалась в числе передовиков производства.

Это выразилось, во-первых, в виде сборок для нетбуков (NBR — NetBook Remix) — а ведь нетбуки, по крайней мере по первоначальной задумке, были куда ближе к гаджетам, нежели к персоналкам. Сам по NBR не получил распространения среди производителей нетбуков и не снискал (вполне заслуженно) популярности среди пользователей. Да и сами нетбуки быстро эволюционировали в сторону «недобуков для бедных», и эта ниша оказалось закрытой.

Однако дело NBR не пропало — его интерфейс послужил прототипом для оболочки Unity, позиционируемой (обоснованно или нет — другой вопрос) как универсальное решение и для настольных машин, и для всякого рода планшетов и гаджетов.

А во-вторых (и это тесно связано с «во-первых»), именно Ubuntu одной из первых всерьёз занялась адаптацией самой себя для альтернативных процессоров — ARM’ов всякого рода. Причём как организованно, так и частным порядком. Первое направление представлено официальными образами для ARM-архитектуры в основной ветке дистрибутива, причём как в десктопном, так и (sic!) серверном вариантах.

Индивидуальная инициатива выразилась в том, что пользователи Ubuntu прикручивали её ко всякого рода недобукам на ARM-процессорах с обвязкой типа Tegra. И хотя широкого распространения, опять-таки, не получили ни устройства, ни то, что к ним было прикручено, это дало положительный опыт: для других дистрибутивов решений, хотя бы условно работоспособных, просто не появилось.

Разумеется, в Red Hat и на вершинной части его айсберга, представленной Fedora, сложа руки не сидели. На странице Федорины меры я уже говорил об интенсивной и весьма успешной десктопизации этого дистрибутива — до поры, до времени.

Оболочка GNOME Shell вышла практически одновременно с Unity — и, как и последняя, пыталась перенести «гаджетную парадигму» на рабочий стол. Правда, сама по себе «гаджетная» система на базе Fedora до сих пор в проекте — в грядущем релизе 18, но можно быть уверенным — за ней дело не заржавеет.


Содержание

Перейти к верхней панели