Rebecca: апробация кандидатской степени

Алексей Федорчук

Апробация работы, представляемой на соискание учёной степени кандидата всякоразных наук, она же предварительная защита — неофициальная процедура, предшествующая собственно защите и тем более присвоению искомой степени. В дистроении всё обстоит также, только с точностью до наоборот: сначала разработчики присваивают своему детищу степень кандидата (в релизы), а затем уже отправляют её на апробацию широкой общественности узких кругов. Представители коей, в зависимости от жанровой ориентации, сочиняют баг-репорты, обзоры или, подобно автору этих строк, рассказы и очерки. Впрочем, сама широкая общественность, эти жанры не различает — опять же за исключением отдельных её представителей…

Данный материал и задумывался как пример такого очерка, посвящённого сугубо субъективным впечатлениям от кандитата в релизы Mint 17.1, известного также под поэтическим именем Rebecca, о котором шла речь вчера. Однако оказалось, что практически все впечатления были высказаны раньше, сразу после представления Cinnamon 2.4, который и определяет облик соответствующей редакции дистрибутива. Разумеется, есть ещё и редакция с MATE в качестве десктопа, но она лежит вне сферы моих основных интересов, хотя, возможно, со временем составит предмет отдельного разговора.

Нынче же я бегло пройдусь по тем моментам, которые были пропущены в истории о Cinnamon 2.4. Но сначала должен оговориться, что я устанавливал Mint 17.1 «с нуля», а не обновлял существующую систему, и причин тому было две. Первая — устанавливая Qiana последний раз на новый SSD, обладателем которого стал волею судеб (Crucial MX100 на 512 ГБ), я неудачно разметил диск, и ещё менее удачно задействовал два своих прежних SSD, что в итоге создало сюжет нескольких заметок, находящихся сейчас в процессе сочинения. А вторая причина — ещё при обновлении Cinnamon до 2.4 выяснилось, что он ведёт себя немного по разному в зависимости от способа, которым оное выполнялось. Так что теперь я решил избавиться от всех следов прежней инсталляции.

Сама по себе установка прошла ничуть не изменилась со времён не только 17-го релиза, но и предыдущего (или даже предыдущих), о чём в своё время было написано достаточно (например, здесь). Так что перейду к мелочам, касающимся настройки среды и дистрибутива.

При первом знакомстве с Cinnamon 2.4 я как-то не обратил внимания, что в модуле Автозагрузка пропал боксик для включения сохранения сеансов:

rebecca-impression_001

Нет, его наличие мало чего давало, и когда он был: как и всё, что вышло из «Шинели» Гоголякода GNOME, Cinnamon сохранял сеансы из рук вон плохо, чтобы не сказать никак. И, видимо, нынче разработчики решили более не делать вид, что сохранение сеансов в этой среде работает.

В компенсацию этого, зато, в Центре управления появился, наконец, красивый модуль настройки дисплейного менеджера MDM, оформленный в том же стиле, что и выбор тем рабочего стола:

rebecca-impression_002

В Cinnamon 2.4, установленной поерх Qiana, у меня отказывались сворачиваться в трей некоторые приложения, такие, как Pidgin и Shutter. Они же категорически не желали запускаться при старте системы, хотя и были включены в список автозагрузки. В «чистой» инсталляции Rebecca это исправилось само собой. Правда, «незапускаемым» оказался выпадающий терминал Guake, что лишало его использование всякого смысла. А поскольку без выпадающего терминала я уже давно как без рук, пришлось заменить его на Tilda, которая при старте системы вела себя «правильно». Впрочем, эти программы функционально практически идентичны.

А в целом Rebecca с Cinnamon 2.4 выглядит ещё более аккуратно и гладко, чем раньше. И это очень объективное наблюдение и составляет суть впечатлений от нового релиза, пусть пока и в кандидатском качестве. И добавить к этому нечего. А посему продолжу сочинение на тему: как я расправлялся с дисками после установки Mint 17.1.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели