Про Linux и немного про австралопитеков. Колонки в LinuxFormat, 2016–2017

Алексей Федорчук

Подборка колонок, публиковавшихся в журнале LinuxFormat (далее LXF) с мая 2016 по май 2017 года. Предыдущие колонки, публиковавшиеся в журнале на протяжении 2006–2013 годов, вошли в книгу Linux и все, все, все…, которую можно найти в Библиотеке Блогосайта. А колонки, печатавшиеся с 2014 по апрель 2016 года, размещены на странице Про Linux и немного про других.

2016

ubuntuBSD: опыт гибридизации

Впервые опубликовано: LXF#209 (май 2016)

Некогда в этой колонке (см. LXF#118) говорилось о Debian GNU/kFreeBSD — системе с инфраструктурой Debian, пересаженной на ядро FreeBSD. Семь лет назад она не производила впечатления законченной, и развивалась с тех пор ни шатко, ни валко. Так что казалось, что идея гибридизации Free’шного kernelland’а и Linux’ового userspace близится к летальному исходу. Однако в марте этого года она неожиданно была реанимирована: Джон Боден (Jon Boden) объявил о выпуске первой бета-версии системы ubuntuBSD под девизом «Unix для гуманоидов» (Unix for human beings). Подобно kFreeBSD, на наработках которой в значительной мере основывается, она получила ядро FreeBSD, пользовательское окружение и пакетную инфраструктуру Ubuntu текущего релиза 15.10.

Система распространяется в виде iso-образа объёмом чуть меньше 900 МБ, снабжённого установщиком (клон «альтернативного» инсталлятора Ubuntu, работающего в текстовом режиме). И, в отличие от kFreeBSD, позволяет «из коробки» получить не только базовую систему, но и рабочую среду Xfce с минимальным или полным набором (аналогичным Xubuntu) набором приложений. Хотя и разные варианты чисто серверной системы не запрещены. Недостающие приложения после установки можно восполнить через собственный репозиторий.

Считать ubuntuBSD полностью готовой к употреблению пока нельзя, однако текущие недоработки активно исправляются — за менее чем полтора месяца вышло ещё четыре бета версии. И Джон начал борьбу за присвоение его системе звания официального члена семейства Ubuntu, в чём хотелось бы пожелать ему удачи.

Ubuntu + Cinnamon = Cintu

Впервые опубликовано: LXF#210 (июнь 2016)

Цель настоящей колонки — сообщить о появлении системы, представляющей собой микст из базовых компонентов Ubuntu и среды Cinnamon. И получившей имя Cintu, образованное от её титульных составляющих. Удивить кого-либо новым дистрибутивом Linux’а в наши дни трудно. Особенно если в основе его лежит Ubuntu, как будто специально предназначенная для конвейерного производства дистрибутивов «разной степени самостоятельности», варьирующей от добавления собственных «фирменных» утилит до прикручивания «нескучных обоев». Однако на этом фоне Cintu выделяется некоторыми своими особенностями.

Во-первых, она не является дистрибутивом, так как не включает в себя каких-либо специфических компонентов, не имеет ни малейшего собственного репозитория а самое главное не преследует целей завоевания мира или его изменения путём внедрения на каждый пользовательский декстоп. Не является она также форком или клоном одного из Ubuntu’идов. Нет, это просто система, собранная с «нулевого цикла», общего для всех дистрибутивов этого семейства, надстроенного средой Cinnamon с её практические единственным штатным приложением, файловым менеджером Nemo. Всё остальное предлагалось устанавливать потенциальным применителям системы, в соответствие со своими вкусами, потребностями и возможностями. Правда, практика показала, что столь аскетическая комплектация системы вызывает сложности даже при первичном знакомстве с ней, и состав базовых приложений несколько увеличился. Кроме того, была изготовлена и редакция, укомплектованная в соответствие со вкусами и предпочтениями её сборщика. И ныне обе эти редакции доступные узким кругам широких народных масс, с подробностями чего можно ознакомиться здесь.

Mint 18 и X-Apps: на пути к унификации

Впервые опубликовано: LXF#211 (июль 2016)

В составе любой рабочей среды имеется несколько штатных приложений, без которых применителю любого профиля, что называется, «не жизнь»: терминал, файловый менеджер, текстовый редактор… Свои в каждом окружении, где-то чуть более функциональные, где-то чуть более удобные, но в целом одинаковые по назначению и примерно равные по возможностям. И потому возникает мысль — а не сделать ли набор таких базовых приложений общим для все десктопов? По крайней мере, для тех, что базируются на одних и тех же библиотеках, и не страдают излишним гипермодернизмом — Cinnamon, MATE, Xfce. Применительно к ним легко руководствоваться алгоритмом Агафьи Тихоновны о взаимодополняемости губ, носов и прочих развязностей различных персонажей.

Именно это и начали воплощать в жизнь разработчики Linux Mint в бета-версии 18-го релиза своего дистрибутива, предложив сквозной набор базовых приложений X-Apps для обеих его редакций с рабочими средами Cinnamon и MATE. В его составе: текстовый редактор Xed, основанный на Pluma, просмотрщик изображений Xviewer, базирующийся на Eye, Xreader (форк Atril’а) для чтения PDF- и тому подобных документов, Xplayer (наследник Totem’а) в качестве универсального медиаплейера. Пока в нём нет ни файлового менеджера, ни эмулятора терминала. Однако верится, что скоро мы увидим здесь и нос от Nemo, и губы XFterminal’а. И вся эта дородность будет инкорпорирована и в Xfce-редакцию Linux Mint. А там, глядишь, и майнтайнеры других дистрибутивов пойдут тем же путём.

GeckoLinux: первый клон openSUSE

Впервые опубликовано: LXF#212 (август 2016)

Дистрибутив openSUSE более чем за двадцать лет своего существования (под разными, но похожими именами) не породил ни одного клона. Что весьма странно, ибо в тесной связи с этим дистрибутивом развиваются такие проекты, как Open Build Service — среда для сборки собственных пакетов, и SuseStudio — среда комплектации кастомизированных образов. А они прямо таки провоцируют на создание клонов материнской системы в соответствие с потребностями применителя. И действительно, такие сборки создаются постоянно, однако — в индивидуальном порядке, и для широкого распространения до последнего времени не предназначались.

Однако не так давно потенциал «клонирования» openSUSE был реализован, можно сказать, в промышленных масштабах — в виде дистрибутива GeckoLinux. Он распространяется в виде двух редакций — статической (Static), основанной на openSUSE Leap, и «скользящей» (Rolling), базирующейся на openSUSE Tumbleweed, различающиеся, как легко догадаться, моделью выпуска релизов. Обе они объединяют в себе «субредакции» с различными рабочими средами, в том числе и не поддерживаемыми в официальной openSUSE и даже не всегда доступными в её «полуофициальных» репозиториях. В их числе Budgie, Cinnamon, GNOME, KDE Plasma, LXQt, MATE, Xfce, а также «базовые Иксы» с оконным менеджером Openbox. Причём поддержка всех их выполнена, как говаривал Великий Комбинатор, «на высоком идейно-художественном уровне». В первую очередь это относится к среде Cinnamon, реализация которой в «официальной» openSUSE до недавнего времени оставляла желать лучшего.

Ну вот и поминки за нашим столом…

Впервые опубликовано: LXF#213/214 (сентябрь 2016)

Был такой парень, Станислав Шрамко его звали. А среди друзей и товарищей, личных и on-line’вых, он был широко известен как Stanis. Он не был разработчиком ядра Linux или создателем дистрибутивов, борцом за свободный софт или идеологом движения за открытые исходники. Он вообще сторонился всяких идеологических вопросов. Потому что был просто очень талантливым человеком. И, следовательно, у него было много других занятий, более интересных. Одно из главных — практическое применение Linux’а в самых разных сферах и масштабах, от отдельно взятого десктопа до мирового. От настройки среды Cinnamon и конфигурирования Zsh до поддержки web-серверов, раскиданных по всей нашей планете. И по любой из этих тем ему можно было задать вопрос — в любое время суток любого часового пояса.

И почти никогда вопрос такой не оставался без ответа. Почти — потому что иногда случалось таки, что вот так прямо с ходу Станис ответить не мог. Но в этом случае он всегда мог подсказать направление, в котором ответ следовало искать. А главное — мог переформулировать вопрос так, чтобы ответ на него был бы найден с наибольшей вероятностью. Ибо правильно сформулированный вопрос всегда в неявной в форме содержит ответ на сам себя.

Всё это — в прошлом: 5 сентября 2016 года Станиса не стало. Почему? Как сказал любимый им автор, Владимир Ланцберг, потому что

… просто он всё время
Делал то, что надо,
Только за собой не доглядел.

А потому возьму на себя смелость подписать сказанное: от имени и по поручению всех, кто пересекался со Станисом по жизни.

TrueOS: как систему назовёте…

Впервые опубликовано: LXF#215 (октябрь 2016)

Проект по созданию «юзерофильного» варианта FreeBSD под именем PC-BSD развивается более десяти лет. О чём на страницах LXF говорилось неоднократно (см. ##81, 108, 111). И если сначала проект этот внушал радужные надежды, то чем дальше, тем больше удручал. И думалось: а не имя ли, ассоциируемое с известной тётей Басей из Одессы, в том виновато?

Но тут проект PC-BSD был переименован в TrueOS. И это волшебным образом отразилось на системе: она вдруг стала быстрой и стабильной. Конечно, не только за счёт «смены вывески»: в системе появилось много внутренних усовершенствований. Правда, они обеспечиваются «головной» FreeBSD, ибо как 12.0-current представляется «истинная ОС» в ответ на uname -r.

С точки зрения потенциального применителя, система претерпела три важных изменения: переход на rolling-модель разработки, внедрение «атомарного» механизма обновления базовой системы, внешне сходного с Ubuntu’вским, и использование Lumina как рабочей среды по умолчанию. Последняя заменила предлагавшийся ранее на выбор весь спектр десктопов, одни из которых работали кое-как, а другие — скорее никак. Lumina же неожиданно показала и полную работоспособность, и завидное быстродействие. Правда, функционал её пока не вполне достаточен для всех случаев жизни, и потому как альтернатива «из коробки» ей предлагается старый добрый Fluxbox.

Да, TrueOS нынче не готова полностью к практическому применению по ряду причин. Но можно надеяться, что она оправдает своё высокое имя, а среда Lumina займёт своё место в ряду интегрированных десктопов.

Solus и его десктоп Budgie

Впервые опубликовано: LXF#216 (ноябрь 2016)

Ознакомившись год назад с дистрибутивом Void Linux (LXF#201), я уж было решил, что в этой жизни мне не увидеть уже ни одного по настоящему оригинального дистрибутива. И оказался не прав. Потому что давеча наткнулся на Solus, который по праву может претендовать на оригинальность, поскольку не является форком, клоном и тому подобным дериватом какой-либо иной системы.

Проект Solus возник достаточно давно, в 2011 году. Но первоначально в его рамках разрабатывался дистрибутив, основанный на Debian’е. И лишь начиная с версии 1.0, анонсированной в конце декабря 2015 года, он обрёл своё «лицо». Основными «чертами» которого являются: собственный инсталлятор, менеджер пакетов и титульный десктоп Budgie.

Инсталлятор Solus’а основан на фреймворке Calamares, и потому сходен со всеми своими собратьями по инкубатору. Но ведь упомянутый фреймворк и создавался специально для ликвидации разнобоя в системах установки.

Менеджер пакетов eopkg являет собой форк аналогичной системы PiSi из одноимённого турецкого дистрибутива (в девичестве Pardus). Однако он вобрал в себя все достижения предшественников, начиная с APT’а и кончая Zypper’ом. И потому, соединяя в себе простоту и эффективность, вполне может рассматриваться как самостоятельный.

Наконец, десктоп Budgie целиком разработан в рамках проекта Solus и специально для него, хотя ныне используется и в некоторых других дистрибутивах. Так что дело его выделено в отдельное производство, и будет рассмотрено в следующей колонке (ждите LXF#217).

Десктоп Budgie как он есть

Впервые опубликовано: LXF#217 (декабрь 2016)

Как говорилось в предыдущей колонке (LXF#216), разработка десктопа Budgie началась в рамках проекта Solus специально для этого дистрибутива, хотя нынче он применяется и в некоторых других системах, впрочем, вполне немногочисленных. В чём его оригинальность?

Вопреки распространённым в сети мнениям, Budgie, хотя и основан на низкоуровневых библиотеках GNOME 3, не является форком или клоном последнего. В сущности, он выступает как замена GNOMEShell’а, оформленная в стиле, приемлемом для лиц традиционной ориентации. Кроме того, средство его настройки (Raven), не выступает как «левый» Tweak по отношению к основным параметрам, а является неотъемлемым компонентом среды. Хотя некоторые особенности последней можно настроить только с помощью редактора Dconf.

Далее, Budgie начисто лишён штатных пользовательских приложений — в ещё большей степени, нежели Cinnamon. И в его стандартных сборках (для дистрибутива Solus и некоторых других) в качестве таковых используются базовые компоненты GNOME 3 — GNOME Terminal, файловый менеджер Nautilus, текстовый редактор Gedit etc. Хотя опыт автора этих строк показывает, что они легко заменяются кросс- дистрибутивными приложениями X-Apps из проекта Linux Mint (о которых — см. LXF#211).

Однако и без этого получается среда, быстрая, лёгкая, простая в настройке и применении. И, что немаловажно, красивая. Которая легла в основу системы budgie-remix, буквально на днях переименованной в Ubuntu Budgie и обретшей официальный статус в этом семействе дистрибутивов. О чём, думаю, будет ещё не один случай поговорить.

2017

Про Neon и судьбы KDE

Впервые опубликовано: LXF#218 (январь 2017)

Старые применители KDE (в числе коих и автор этих строк) помнят то почти шоковое состояние, к которое их поверг выход первых, с позволения сказать, релизов 4-й ветки этой среды. З прошедшие более чем восемь лет острота восприятия, конечно, притупилась: и попривыкли, и «четвёрка» постепенно стала похожей на настоящую. Но чувство, что всё это — «не то», сохранялось. И мало чем мог помочь проект Trinity (ныне TDE, см. LXF#134), ибо появился слишком поздно.

Ничего кардинально не изменил и выход KDE 5. Ибо разрабочики его, наученные горьким опытом, не делали резких движений, внедряя новые компоненты среды поэтапно. Подчас почти незаметно для применителей, включая ряд приложений предшествующей ветки. И фактически первой «полноценной пятёркой» оказалась вышедшая 6 октября текущего года KDE 5.8, которой по этому поводу было присвоено звание «долгоиграющей» (LTS). А первой законченной системой, её использующей, стал KDE Neon.

Строго говоря, Neon нельзя назвать дистрибутивом: это система, использующая базис текущей Ubuntu LTS (в данный момент — 16.04) и наработки проекта KDE, обновляемые в rolling-режиме. Назначение её, с одной стороны, демонстрировать новейшие достижения этой среды, с другой же — служить базой для создания дистрибутивов, предназначенных для различных сфер применения. Что и было продемонстрировано в основанном на Neon’е дистрибутиве Maui 2, вышедшем в конце октября.

Ну ч то ещё можно сделать на базе Neon’, будет рассказано в ближайших колонках.

Про Neon: зачем он?

Впервые опубликовано: LXF#219 (февраль 2017)

Назначение Neon’а — не только демонстрация новейших достижений строителей KDE: он может служить основой систем для практического применения в разных сферах. Так, упомянутый в прошлой колонке (см. LXF#218) дистрибутив Maui 2 олицетворяет собой единение программ, основанных на библиотеках Qt/KDE, с одной стороны, и Gtk — с другой, в лице лучших их представителей, разумеется.

К сборке таких производных систем можно подойти и с другой стороны. Например, руководствуясь тематическим принципом: не взирая, так сказать, на «морды» (то есть библиотеки), комплектовать их софтом определённого назначения. Например, под лозунгом «Всё для сочинителя», собрать дистрибутив, оснащённый всеми инструментами работы с текстами. А под соответствующими случаю девизами укомплектовать систему всевозможными приложениями для работы с графикой. Или, даже страшно сказать, собирать системы для научных работников — геологов, антропологов etc. Чем, по мере сил и возможностей, занимается автор этих строк. Руководствуясь, в первую очередь, востребованностью такого рода штуковин среди широких масс своих родных, друзей и близких.

Правда, открою две страшные тайны, одну военную, а вторую — государственную. Суть первой в том, что да, такие такие системы можно собирать на базе Neon’а. А можно положить в основу практически любой другой дистрибутив общего назначения. Вторая же тайна — в том, что об этом ещё на заре компьютеризации говорили большевики, меньшевики и научные работники…

ДеGNOMEзация Budgie

Впервые опубликовано: LXF#220 (март 2017)

В одной из предыдущих колонок (LXF#216) говорилось о дистрибутиве Solus, развивающем собственный десктоп — Budgie. А в колонке из LXF#217 отмечалось, что Budgie, основываясь на низкуровневых компонентах GNOME, представляет собой замену для GNOMEShell. Что, казалось бы, раз и навсегда предопределила два возможных пути его развития: либо следовать курсом «головной машины пробега», повторяя все изгибы её маршрута, либо, как это было проделано в среде Cinnamon, постепенно замещать компоненты GNOME собственными их модификациями.

Однако разработчики Budgie нашли третий путь — и в конце января неожиданно объявили, что следующая версия этого десктопа (11-я по счёту) будет основана на библиотеках Qt. Что, по выражению автора сообщения и одного из основных разработчиков, Айки Доэрти (Ikey Doherty), повлечёт за собой деGNOMEзацию проекта (deGNOMEing). Хотя одной из основных задач его по прежнему будет обеспечение запуска приложений GNOME (и, видимо, вообще Gtk-программ, хотя об этом прямо и не говорится).

Причины для такого решения в изложении Айки представляются вполне резонными. Пересказывать их я не буду. А вот о возможных последствия стоит сказать. Разумеется, по этому поводу говорятся обычные в таких случаях слова о повышении производительности и реализации новых возможностей. Однако в русскоязычных (точнее, кирилло-графических) применителей это вселяет надежду на отказ от использования iBus. Что применителям-текстовикам позволит нормально работать с клавиатурными раскладками и их переключателями. Осталось только дождаться этого радостного события и поглядеть — оправдается ли эта надежда.

Открытая антропология Ли Бергера

Впервые опубликовано: LXF#221 (апрель 2017)

О портале АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ и его отношении к Open Source некогда говорилось на страницах LXF (см. #137). Нынче же появился повод вспомнить о нём ещё раз в связи с материалом о работах Ли Бергера в Южной Африке. Известность к нему пришла после открытия нового вида австралопитеков, претендующего на звание нашего прямого предка и названного им sediba. Работа была выполнена со скоростью научно-фантастической: кости «товарища» (фактически вмурованные в скалу) были обнаружены в 2008 году, а уже в 2010 опубликованы результаты их полноценного изучения. Обычно же обработка таких находок занимает многие годы и даже десятилетия. Здесь же был «открытый научный проект»: изучением останков мог заняться любой, отправив Бергеру запрос, а все результаты размещались в свободном доступе.

В 2013 Бергер повторил свой опыт: волонтёры, «маленькие и худые» спелеологи (ими оказались 6 девушек), из-за «шкуродёра» в пещере Райзинг Стар извлекли очередные кости, волонтёры-антропологи занимались их блиц-обработкой по ходу дела, Ли информировал о результатах в реальном времени. А через два года последовала публикация в журнале с открытым доступом eLife — описание уже «человечьего» вида — Homo naledi.

Сказка эта — не ложь. Однако «в ней намёк, Open Source’никам урок»: вот что бывает, когда люди хотят работать, а не эмулировать веками процесс разработки, как… не будем указывать пальцем, ибо сие у нас не принято.

Ubuntu без… Ubuntu?

Впервые опубликовано: LXF#222 (май 2017)

5 апреля 2017 года Марк Шаттлворт опубликовал сообщение о том, что развитие рабочей среды Unity 8 и дисплейного сервера Mir прекращается. И что следующий «долгоиграющий» (LTS) релиз Ubuntu, 18.04, в качестве десктопа по умолчанию будет использовать GNOME 3. По значимости это событие превосходит переход с Upstart на Systemd, свершившийся несколько лет назад: системой инициализации большинство применителей имеют дело достаточно редко, рабочая же среда — у него перед глазами постоянно.

Не секрет, что отношение к Unity, с момента её появления, было неоднозначным. Однако и GNOME 3 не может похвастаться всеобщей любовью: оба десктопа отличаются «нетрадиционным» интерфейсом, и замена одного на другой вполне описывается поговоркой «сменить шило на мыло». Почему упомянутое событие столь бурно обсуждалось на ресурсах соответствующей тематики.

Меньше внимания привлекло следующее сообщение Марка, от 8 апреля, касающееся деталей этого перехода. Хотя значимость его ещё выше. Если первое можно было бы сравнить с отказом Папы Римского от дополнения Filioque, то второе — равносильно переходу его на позиции атеизма. Ибо суть его сводится к тому, что фирма Canonical фактически самоустраняется от развития десктопной линии Ubuntu, а роль «головного» десктопа в семействе переходит к Ubuntu GNOME, до настоящего времени числившегося в нём среди «бедных родственников». О последствиях можно только гадать. Однако вполне вероятно, что это повлечёт за собой засилье компонентов из апстрима GNOME в официальном репозитории. И, как следствие, прочие «бедные родственники», вроде Xubuntu и Ubuntu MATE, станут ещё «бедней».

2 комментария к “Про Linux и немного про австралопитеков. Колонки в LinuxFormat, 2016–2017

  1. Благодарю за приведённый обзор публикаций, Алексей!
    Заинтересовала судьба приложений Xapps, в частности, текстового редактора Xed.
    Оказалось, разработчики Linux Mint значительно расширяют его функционал от версии к версии, а репозиторий Embrosyn’а заброшен с конца прошлого года.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели