Притча об Очень Страшной Чёрной Текстовой Консоли и четырёх юных линуксоидах

Перевод с древнекитайского: кот Manual
Литобработка: Алексей Федорчук

Притчу о четырёх мудрецах с различным отношением к Дао и пофигизму знают все. Но мало кому известно, что это всего лишь преложение древней красивой легенды, которую Лао Цзы услышал на одной линуксовой пьянке. А его последователи, сподвижники и соратники со временем всё забыли и переврали. Так что внимайте истинному исходнику. В котором не было ни малейших моралей. Ибо в старое время sapiens‘ам и без всяких моралей всё было sat.

Один юный линуксоид (который, что характерно, по натуре не был пофигистом) установил на свой комп самый юзерофильный дистрибутив Linux’а. И долго в восторге ходил по закоулкам его GUI’ёвого интерфейса. Пока однажды Гуйня его не бросила, и он оказался один на один с Очень Страшной Чёрной Текстовой Консолью (далее — ОСЧТК). Которая вежливо поприветствовала его и пригласила своим PROMPT‘ом:

— Юный линуксоид, давай дружить!

Но юный линуксоид был ещё и информационно неполовозрелый, да к тому же оставался верен своей непофигистской натуре. И потому в ужасе закричал:

— Изыди, ОСЧТК! Я тебя боюсь! Да и работать мне нужно — в Фейсбуке сплетничать, да в промежутках маркетуевы отчёты составлять.

И быстро-быстро выключил питание, снёс свой комп на помойку, а потом купил сразу два новых. На одном дядюшку Макося (безуспешно) поиметь пытался, а на втором тётушкой Выньдятиной имеем был. А более ничего о нём в этой притче не рассказывалось.

А потом случилось так, что два юных линуксоида, два закадычных врага и злейших друга, устанавливали вместе каждый по своему первому дистрибутиву. Один из линуксоидов достиг порога информационной половозрелости, но так и остался натуральным непофигистом. Второй же, хоть и хранил информационную невинность, но зато пофигистом успел стать — на всю катушку. А потому (крайности сходятся) устанавливали они один и тот же дистрибутив, также любящий юзеров, но в меру, не в извращённой форме.

Так что жили они с ним счастливо, хоть и не долго. Потому что как-то и им, причём одновременно, встретилась ОСЧТК. Но два злейших друга и закадычных врага, не смотря на свои антагонистические противоречия, в один голос сказали:

— Ты ОСЧТК, и мы не хотим с тобой дружить, а хотим бороться!

И она начали бороться. Второй линуксоид, не пофигист и почти половозрелый, победил ОСЧТК, изгнал её из своего компа и больше не видел. Так и живёт с Гуйнёй, весь в окнах и кнопках, елозя мышью по экрану. Даже там, где мог бы обойтись набором нескольких символов. И тогда только понимает, что он потерял, не подружившись с ОСЧТК…

Ну а третий линуксоид информационно-половой зрелости ещё не достиг. И потому победить ОСЧТК так вот сразу не смог. Но за, как истинный пофигист, он понял: движенье — всё, цель — ничто! И счастье человеческое — в борьбе. А потому положил на все Гуи… вот такой линуксовый прибор. И по сей день борется с ОСЧТК, забыв еду и сон. И не нужны ему другие бабы, душу всю консоль ему сожгла…

Ну а четвёртый линуксоид, не смотря на юность, достиг уже информационно-половой зрелости, а также расстался с непофигическими иллюзиями. Так что, устанавливая свой первый дистрибутив, он даже не посмотрел, любит ли тот молодых юзеров, и если любит — то как? А потому очень быстро встретился с ОСЧТК, которая и ему предложила дружбу.

— Я бы с радостью, — отвечал четвёртый линуксоид, ибо информационно-половой зрелости дистиг, и пофигистом стал, хоть и в меру. — Да вот какая незадача — я ведь и с Гуйнёй успел подружиться.
— Не беда, — отвечала ему ОСЧТК, — друзей много не бывает, и каждому овощу — свой фрукт. Дни рабочие будешь с Гуйнёй проводить, она красивая. Но ведь и я ничего, если меня отмыть да сконфигурить. А уж если беда случится — я помочь сумею, как… как никакая Гуфня не поможет. Так что давайте дружить втроём.

Так и повелось у них с тех пор, дружили втроём, каждый своим делом занимался. Тем, для которого сотворил их господь (хоть его и нету). А промеж дел — пьянку водствовали, да беспорядок нарушали. По пивным, по подворотням да по линуксовым ресурсам. На одном из которых повстречали Лао Цзы, что забрёл туда в поисках просветления. И подивился на них один из Трёх Чистых, и спросил:

— Почему вы такие просветлённые?

А они как раз по девятой просветлились, да под закусь подходящую. И рассказали ему свою историю. А Лао Цзы просветлился с ними, и преложил ту историю в виде притчи, дабы ученики его тоже просветлились Дао. Только вот ученики слабы на просветление, всё забыли и переврали…

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели