Право на код

Алексей Федорчук
2002, январь

В связи с дискуссиями о без-win’ных машинах вспомнил о своем старом репортаже с семинара Altlinux от 30.01.2002, содержанием которого был доклад Елены Тяпкиной Сравнительный анализ основных лицензий Open Source и его обсуждение. Материал нисколько не утратил актуальности, почему его и размещаю здесь.

Всех этих кладоискателей подогревало древнее правило:
если богатство добыто колдовским способом,
то кто найдет его …, тому оно и достанется
Дж.Р.Р.Толкин, Властелин Колец

Давеча, наконец, смог добраться до семинара, регулярно проводимого фирмой Altlinux в помещении приснопамятного всем академическим аспирантам и соискантам Института философии. В коем по сию пору вышеозначенные аспиранты и соисканты сдают кандминимум по философии (интересно, чего? раньше — марксизма-ленинизма, а ныне? — не антимарксизма ли? — но, по слухам, принимают экзамены все те же…). Тема текущего семинара также была вполне философская — «Сравнительный анализ основных лицензий Open Source: GPL, LGPL, BSD, MIT, Mozilla public license, Apache software license». В качестве докладчика выступала Елена Тяпкина, с одной стороны — юрист по профессии, с другой — связанная по роду деятельности с движением открытых исходников.

Доклад предоставил богатую пищу для размышления. В частности, центральный его тезис — о различии понятий Open Source и Free Software. Заключающееся, в частности, в том, что Open Source — понятие в первую очередь технологическое, подразумевающее физическую доступность исходников для всех желающих). Смысл же Free Software лежит в области юридической и, где-то, морально-этической. И заключается в отсутствии возможности контроля над использованием приобретенного софта со стороны кого бы то ни было.

Именно для того, чтобы никому не повадно было «наложить лапу» на свободный софт, и разрабатывались соответствующие лицензии. А потому далее в докладе кратко, но исчерпывающе ясно излагается различие между основными лицензиями, под которыми распространяется (или должен распространяться) софт, претендующий на титул открытого — GPL (с ее подвариантами LGPL и LDP), BSD, MIT (с которой близко смыкается лицензия X-Консорциума), Apache и Mozilla. Мне особенно любопытным показался чисто юридический комментарий к их содержанию — о их соответствии текущему российскому законодательству. О чем люди, далекие, подобно мне, от правоведения, обычно не задумываются. Так вот, оказалось, что в наибольшей степени с российскими реалиями согласуется лицензия Mozilla. Видимо, не зря один из логотипов проекта — октябрятская звездочка…

Самым же интересным, не в обиду докладчику будь сказано, было обсуждение, достаточно неформальное и возникающее стихийно в процессе выступления. Сфера его оказалась очень широкой — был затронут даже (видимо, стенами навеяло) вопрос, как отнять и поделить доходы, неправедно нажитые в результате нарушения какой-либо открытой лицензии. Остановлюсь только на паре вопросов, не получивших, на мой взгляд, адекватного освещения.

Первый из них — относительно норм, регулирующих все отношения вокруг софта любого рода (не обязательно открытого и свободного). докладчик совершенно определенно подчеркнул (вернее, подчеркнула), что нормы — исключительно из области авторского, а не какого-либо иного (скажем, патентного) права — по крайней мере, по российскому законодательству это именно так. И регулироваться они должны отношениями авторского договора. Однако при обсуждении вставшего за этим вопроса — о гарантиях и прочем соответствии закону о правах потребителя, — было замечено, что лицензия на проприетарный («коробочный») софт — это договор присоединения. Именно в духе договора присоединения мотивируется фраза об отсутствии каких-либо гарантий качества (и даже просто работоспособности) продукта, красующаяся на видном месте любой коробки с программой.

Я не знаю, существует ли в российском праве понятие договора присоединения. Но если даже и существует — к авторскому договору он имеет очень косвенное отношение. Любой, кому приходилось иметь дело с книгоизданием (по любую сторону баррикады) знает, что авторский договор по букве и духу — это скорее договор подряда, а не присоединения. И в нем оговариваются взаимные обязательства сторон (если нет — это упущение одной из них). Даже при журнальных публикациях (что к договору присоединения ближе) обязательства двусторонние — автор волен принять или не принять условия редакции, последняя же имеет те же возможности в отношении авторского материала.

Лицензия же на коммерческий софт больше всего напоминает мне правила пользования городским транспортом советских времен (ничуть с тех пор не изменившиеся). Которые, как можно прочитать в любой станции метрополитена, состоят из конструкций типа «пассажир должен», «обязан», «не имеет права» или ему прямо «запрещается». И ни полслова — об обязанностях перевозчика (хотя бы в самой общей форме — вроде как «довести до конечной станции»). Впрочем, о противоречии лицензии на коммерческий софт законам о правах потребителя любой цивилизованной страны (даже и нашей) не писал только ленивый…

Второй же вопрос, всплывший под занавес, касается уже софта открытого. Суть коллизии: если команда разработчиков выполнила некую специальную разработку на базе открытого софта для заказчика, не обязан ли последний по первому требованию предоставлять ее (вместе с исходниками) некоей третьей стороне (в общем случае — любому желающему)? С одной стороны, это несколько напоминает историю о колхозниках под одним одеялом (у коммунистов было вдоволь иных грехов, кроме свального). С другой стороны, вопрос этот (именно со стороны заказчика) может возникнуть в реальности. Да и судя по переписке, заключаю, что весьма многими лицензии типа GPL понимаются именно в таком духе (пережитки социализма в сознании, не иначе — см. эпиграф).

И потому изложу свое понимание вопроса. Правда, не будучи юристом, я основываюсь на «законах людских и божьих», с которыми американские или россойские отнюдь не обязаны согласовываться. Для начала следует подчеркнуть, что GPL иже с нею дает право на распространение Free Software. То есть, став тем или иным путем обладателем дистрибутива Linux, мне вольно купить CD RW’шку, нарезать с него сколько угодно копий и раздавать их на ближайшем углу. Или — продавать в переходе метро. Не забыв, разумеется, обзавестись письменным разрешением администрации. Причем — за любые деньги, в которые я оценю свои усилия по вкладыванию болванки в привод и расстановке опций в mkisofs и cdrecord. И в этом случае лицензия GPL требует от меня выполнения ее условий (в частности, запрещает выкидывать из дистрибутива исходники, чем часто грешат «базарные» клоны).

Однако лицензия отнюдь не обязывает меня заниматься распространением дистрибутива. А уж если ко мне придет дядя с улицы и потребует себе бесплатную копию моего кровного дистрибутива — не буду уточнять, по какому URL я этого дядю отправлю, этот адрес на Руси каждый ребенок знает.

Аналогичный случай произойдет и с вышеуказанным заказчиком. Получив (в рамках договора подряда, кстати будь сказано) некий программный продукт, он вправе не только не знакомить с ним кого бы то ни было (разве что — взвод ОМОН’овцев — да и то под автоматами), но даже наложить на него гриф и запереть в первый отдел. Другое дело, если заказчик начнет этот программный продукт распространять. Что ему тоже никто запретить не в может — но тут уж условия GPL заиграют в полную силу. То есть — вынь исходники, да положь (если не на диск — хоть на сайт).

К слову — а лицензия BSD не накладывает даже и этого ограничения. То есть, конечно, взятая за основу система все равно обязана оставаться открытой и свободной. Но весь оригинальный код, созданный в рамках договора с исполнителем, заказчик вправе оставить закрытым. За примером далеко ходить не нужно — ядро MacOS X может скачать любой желающий. И работать с ним в shell’е — тоже. А вот Aqua в свободном доступе я что-то не видел…

Такая особенность BSD-лицензии трактовалась докладчиком как ее слабость в сравнении с GPL. На мой взгляд — вопрос спорный. Именно эта особенность может привлечь к BSD-системам внимание не только коммерческих разработчиков (не для встроенных ли систем разрабатываются штуки типа PicoBSD?), но и гуманитарных ведомств в мундирах. Ведь распространение даже внутри министерства обороны — это тоже распространение, не так ли? И что будет, если ванька-взводный, ссылаясь на лицензию GPL, потребует у генерала исходники программы, с которой он работает — Кушка-то уже за границей, а меньше взвода так до сих пор и не придумали…

Ну а какая из лицензий — GPL или BSD, — больше соответствует духу свободы — вопрос вообще философский. На мой взгляд, главное, что и та, и другая лично мне дает этой свободы достаточно. По крайней мере, несколько больше, чем вложенная в коробку с Microsoft (R) Windows (TM).

Вот и все. Осталось только выразить благодарность Елене Тяпкиной за доклад, а фирме Altlinux — за организацию семинара.

1 комментарий к “Право на код

  1. s/полож/положь/g :)
    В остальном — толково. Где бы ещё про другие лицензии так же доступно прочесть…

Обсуждение закрыто

Перейти к верхней панели