Первые десктопы, или Воспоминания о разгоне. 1995-1997

1997 г

Эта заметка была написана очень давно и сочинялась тогда на полном серьезе — вопросы разгона интересовали меня не на шутку. Ныне для меня (и для большинства пользователей, не являющихся закоренелыми игроманами) проблема актуальность утратила. Однако некоторый исторический интерес, как мне кажется, она еще представляет. Почему я и включил эту заметку (в несколько сокращенном и переработанном виде) в свой мемуарный цикл — ей можно было бы дать подзаголовок типа — «Как молоды мы были…» (февраль 2004 г.)

Проблема влияния частоты шины на общесистемную производительность заинтересовала меня году в 93-м. На примере нескольких машин у меня создалось визуальное впечатление, что AMD 386 (даже SX)/40Mhz работала, например, с Corel DRAW, как минимум, не медленнее, чем i486DX2/66, и ощутимо быстрее, чем i486DX/33 (разумеется, при равном объеме оперативной памяти). Измерения подтвердили это впечатление (цифр уже не помню, да они и неактуальны).

Видеоускорителей в рассматриваемых машинах не было, как и локальных шин; в DX2/66 она, правда, теоретически имелась, но видеокарта стояла ISA’шная, как это тогда было принято у нас. Вывод напрашивался: для программ под Windows, работающих помимо GDI (Corel DRAW, Quattro Pro) или, например, для Quattro Pro для DOS с графической оболочкой (а программа эта имела собственный графический интерфейс — весьма, должен заметить, элегантный), двадцатипроцентное приращение частоты на шине давало больше, чем увеличение тактовой частоты процессора вкупе со всеми его архитектурными усовершенствованиями.

Следующий этап размышлений наступил в эпоху Pentium’ов. Для меня она началась с моего первого десктопа, на который я в конце зимы 1995 года сменил лексмарковский субноут, описанный в прошлой заметке. Это была по-своему замечательная машина: материнская плата ASUStek (тогда продукция этой фирмы еще не пользовалась столь широкой известностью, да и имя ее не было на слуху) под процессоры Pentium первого поколения (Socket 5, если мне не изменяет память), с частотами 60-66 Мгц. Конкретно в мою был вствлен 60-мегагерцовый, соответственно, и шина была 30/60. Но тогда, до эпохи сумасшедших множителей, это почти не сказывалось: визуально разницы со служебным DEC на Pentium/66 я не замечал.

Далее — крутая видеокарта, производства того же товарища ASUStek’а, но на чипе ATI Mach32 (кто саказал, что эта фирма зажимала свои чипы лишь для внутреннего потребления? — делилась, свидетельствую вполне определенно); видеопамяти в ней было — 1 Мбайт, практический предел с точки зрения разумного расходования финансов, второй мегабайт наращивал цену в геометрической прогрессии; да и хватало этого мегабайта, честно говоря (а вообще, и Trident о 512 Кбайт был вполне обычен и востребован).

Памяти, правда, было всего 8 Мбайт (на большее не хватило денег), зато винт по тем временам был просто огромный — в полгигабайта. Я тогда необоснованно полагал, что нарастить память проще чем заменить диск. Оно, конечно, так и было — но диск пока еще заполнится, а вот нехватка памяти на работе сказывается сразу: рубеж комфорта при работе с тяжелыми приложениями под Windows 3.1/3.11 составлял 12-16 Мбайт. Хотя, с другой стороны, и 32 Мбайта уже ничего не прибавляли.

Еще имелось в машине целых два флопа — 5- и 3-дюймовый. А вот ни CD ROM, ни звуковой карты не было: приобретение их поднимало цену машины до высот запредельных, а поступаться вычислительной мощностью ради мультимедийного баловства для меня тогда казалось впадлу.

Правда, некоторое время спустя CD ROM, позаимствованный у приятеля на время его отбытия в забугорщину, в этой машине появился — и даже прожил в ней время достаточное (как я только недавно вспомнил) для первой попытки установки первого Linux’а. Какого — хоть убейте, не скажу, взят был с базарного компакта типа All for (нужное вписать); предполагаю, что это все-таки была какая-то из ранних Slackware. Впрочем, с установкой у меня тогда ничего не вышло (не смотря на ксерокс исторической статьи Водолазкого от 1994 года); почему — кажется, подвалила срочная работа, и с баловством пришлось завязывать…

Мой первый пентиумный десктоп продержался у меня не долго — чуть более полугода. Но его последующая жизнь оказалась полной приключений и неожиданностей. Завершившихся тем, что он осел как сервер локальной сети одной из наших лабораторий. А когда его вахта в этом качестве была закончена — не ушел на заслуженный отдых, занимая по сей день «пенсионерскую» должность в той же локалке…

Впрочем, на той машине я никаким разгоном не занимался. А обратился к этой теме, когда она преобразовалась в следующую конфигурацию: P-100, RAM 32 MB, 2 HDD — WD 1,6 GB и 1,0 GB, видеокарта ATI Mach64 Pro Turbo с 2 MB 2-портовой VideoRAM (последнее тогда было весьма круто). Ну и периферия в ней появилась — «дешевейшая из крутейших» (или — «крутейшая из дешевейших») звуковая карта Aztech WaveReader Pro+3D и CD ROM одноименной фирмы, 6-скоростной, однако…

У меня были веские сомнения в происхождении как процессора, так и материнской платы моей новой машины (впрочем, беспородность последней как раз была несомненной — не иначе как дядюшка Ляо спаял ее опиумном притоне города Шанхая, находясь в последнем градусе наркотического транса). Поэтому кардинальным «разгоном» я заниматься не рискнул: на 120 Mhz машина работала нормально, но с большинством моих приложений — ничуть не быстрее, чем на родных 100, установить 133 было боязно, плата на шине большее 66 не поддерживала (чипсет Intel 430FX — знаменитый 1-й Triton).

Так что вместо кардинального разгона я опробовал смену установок BIOS (Award). Память у меня была FPM, номинально 70 ns, но от хорошего производителя (TI). В Setup я выставил сначала 60 ns, а затем ручные установки на максимум. Прирост производительности составил по SysInfo (из NU для Windows 95) 2- 3 единицы (т.е. около 10%), достигнув 28. Для сравнения — у одного из моих знакомых на P-133 (в близкой конфигурации) SI не поднималось выше 25 (версия AMI BIOS на ней не позволяла ручных настроек памяти).

Маленькое отступление. Это была именно та машина, на которой я начал свои первые, уже систематические, эксперименты по установке и настройке Linux (до применения его дело никогда не доходило). На ней постояли и Linux Slackware версий 3.0-3.3, и Reh Hat 4.2, и Caldera Linux самых первых версий (от RH тогда визуально она почти не отличалась), и даже S.U.S.E (версии уже не помню — продавалась каким-то онлайновым магазином, из самых первых, на одном диске). Однако это — отдельная история.

А всерьез я занялся разгоном, когда всеной 1997 года произвел кардинальный, как мне тогда казалось, upgrade: CPU Pentium 166 MMX и материнская плата ASUS T2P4 (на чипсете i430HX, известном в народе под не очень точным именем Triton-II), rev. 3.10, с 512 KB кеша на борту. Очень была богатая плата — в те времена числилась в ранге серверных. К слову сказать — системный блок, куда она вкручена, вместе с памятью и процессором, до сих пор стоит у меня на службе в рабочем состоянии — готов отдать в хорошие руки (те, что сами вынесут).

Плата T2P4 была выбрана именно потому, что, согласно обзорам, поддерживала 75 и 83 Mhz на шине. Установка частоты шины 75 Mhz была указана в документации, но 83-х, в отличие от многих аналогичных плат (насколько понимаю, той же ревизии) на самой плате не было. Прочие компоненты (винты, видеокарта, память) остались прежними, лишь 6-скоростной CD ROM Aztech ввиду износа был заменен на 8-скоростной Hitachi.

При 66 Mhz на шине показатель SI составлял 49,7 (среднее из 10 замеров с перезапуском машины, разброс 48,5-50,1). При 75 Mhz на шине SI возрос 55,7 (те же 10 замеров, разброс 55,4-56,1), то есть около 10% — сравнимо с результатом замены процессора P-100 на P-133, например. Частота процессора при этом составила, соответственно, 187,5 Mhz, BIOS’ом он опознавался как Pentium 180 MMX. Кстати: 55,7 — это при установках BIOS по умолчанию для 60 ns памяти; при ручной установке на максимум ≈ 56,2; вряд ли это различие статистически значимо, но все же приятно.

По Winbench96 (несколько прогонов при установках 70, 60 ns и максимальных) значимых различий в производительности не обнаружилось вообще, хотя настоящей статистики я здесь и не набрал — слишком много потребовалось бы времени.

После этого методом ползучего эмпиризма было определено положение перемычек для 83 Mhz на шине (как позднее выяснилось, правильно). При загрузке машина нормально проходила тест памяти, но затем высвечивалась надпись, что я являюсь счастливым обладателем Pentium’а с тактовой частотой 20 (двадцать) мегагерц. Причем машина работала, но в полном соответствии с этой частотой. В причинах я разбираться уже не стал, так как лимит времени на эксперименты был исчерпан. Да и вопрос о 83 Mhz был для меня в общем-то академическим, интересно было сравнить, есть ли разница: 75х2,5 и 83х2; тогда мне казалось, что разгонять номинальный P-166 до 208 было бы слишком большой наглостью.

После этого, не закручивая корпуса, приступил я к обычной своей рутинной деятельности (CorelDRAW, MS Word, Photoshop, Excel — в качестве работы, Video for Windows и Asymetrix 3DFX — в качестве хобби). Впечатления, что машина на 75 Mhz работает быстрее, чем на 66 ≈ не было. Переставил перемычки обратно, на 66: действительно, при 75 машина не работает быстрее, но зато при 66 — ощутимо медленнее. Это к вопросу о визуальной оценке производительности, в соответствие со старым анекдотом: «а теперь выгони козла». Поэтому со спокойной душой вернулся на 75 и проживал с ними некоторое временя.

Прошло более двух месяцев. Не могу сказать, что машина работала совсем без сбоев. Бывали надписи типа «Программа выполнила недопустимую операцию…» и так далее, но ничуть не чаще, чем на старой машине, и возникают они в достаточно прогнозируемых случаях.

Часто машина беспрерывно работала по 2-3 суток без единого зависания. Жаркое лето 97-го (уже с закрученным корпусом) было перенесено безболезненно, хотя комната, в которой я тогда работал, — маленькая и хорошо прогреваемая (в самые сильные морозы прекрасно обогревалась монитором Samsung 15Gle). Так что разгон можно было считать совершившимся.

Но проблема 83 Mhz не давала мне покоя. И как-то, собрав в кулак все свое мужество, повторил попытку. Заработало. Процессор превратился в Pentium 200 MMX (точнее, 207,5). Повышение производительности стало заметно невооруженным глазом, а тесты показали вообще сверхъестественные результаты: SI — 62, CPUmark 16 и 32 — соответственно 467 и 462. Хотя память пришлось установить на 60 ns — при максимальных установках машина не грузилась.

После этого я, наконец, ознакомился с сайтом http://www.sysdoc.pair.comи обнаружил там подтверждения многим своим эмпирическим наблюдениям, а также смутное упоминание о том, что T2P4 поддерживает на шине и 100 Mhz. На плате осталась вроде бы только одна незадействованная комбинация перемычек — хотел было попробовать, но так и не собрался.

Правда, не следует ожидать, что повышение производительности превысит (в лучшем случае) первые десятки процентов — никакой, самый дорогостоящий, upgrade ныне не даст больше. Повышения производительности в разы, как было при переходе от XT к AT, боюсь, в этой жизни мы уже не увидим…

Перейти к верхней панели