Откуда и куда пошел свободный софт

Алексей Федорчук
2004-2005 гг

Эта заметка навеяна чтением статьи Владимира Попова Размышления на тему: заработать на Open Source . И потому начну ее с цитаты из оной:

Критерий рентабельности заведомо не приложим к научной, гуманитарной, медицинской и многим другим сферам деятельности человека (не говоря уж о сфере искусства).

Возникает вопрос — а приложим ли этот критерий собственно к открытому программному обеспечению? Что особенно актуально в свете все более частых попыток «Заработать на Open Source». Конечно, само слово «заработать» в этом контексте имеет двойной смысл — но к этому я еще вернусь. А пока все же попробую ответит на свой вопрос. Для чего, как обычно, придется обратиться к истории.

Конечно, понятия Unix-way и Open Source — далеко не полностью пересекающиеся множества. Но, тем не менее, на протяжении всей своей истории они были тесно, можно сказать — неразрывно, — связанными. И потому рассмотрим их одним массивом.

С чего началась дорога, получившая потом название Unix-way? Как всем известно, началась она с проекта Multics. Что это было такое? Это была совместная разработка Bell Labs, General Electric и Массачуссетского технологического института (MIT). То есть — вполне академический проект. Где работали основоположники Unix? Работали они в той же Bell Labs, хотя и принадлежащей коммерческой компании, но имевшей целью все же научные разработки. А кто сказал, что научная работа не может финансироваться частным капиталом? Только не те, кому посчастливилось получить Нобелевскую премию.

Дальше — больше. Чей вклад в становление Unix в современном его виде был наиболее весом (после его основоположников, конечно же)? Университета Беркли, штат Калифорния. Кем был Ричард Столлмен до того, как он начал свой крестовый поход за освобождение гроба Господня (то есть, пардон, за свободу софта)? Был он, как известно, научным сотрудников в лаборатории искусственного интеллекта в том же MIT. Чем занимался Энди Танненбаум, создатель Minix — системы, вдохновившей Линуса Торвальдса на его бренный труд по написанию терминальной программки? А занимался Энди преподаванием а Амстердамском университете. Да и Minix свой написал он, собственно говоря, для того, чтобы обучать скубентов основам Unix.

Наконец, кем был сам Линус Торвальдс в то время, когда его терминальная программа медленно, но верно превращалась в операционную систему? Был он студентом, а потом научным сотрудником университета в Хельсинки. И число таких примеров можно умножить до бесконечности.

Из всего сказанного можно сделать вывод: создание Unix как открытой (в смысле — соответствующей открытым стандартам) системы и ее производных, представленных открытым и свободным софтом во всех его проявлениях, происходило в значительной мере в сугубо академической среде. А если вспомнить о том, что вся софтверная индустрия базируется, в сущности, на математических алгоритмах, развивавшихся в рамках «чистой» математики со времен Евклида и Бируни, становится окончательно ясно: Unix-way и Open Source есть порождение той области человеческой деятельности, которую именуют «чистой» или фундаментальной наукой. Впрочем, задолго до меня к тому же выводу пришел Николай Безруков в статье Разработка программ с открытыми исходниками как особый вид научных исследований .

Таким образом, поставленный ранее вопрос сводится к более общему: а можно ли заработать на занятиях фундаментальной наукой? И тут впору вспомнить о двух смыслах русского слова заработать. Первый — это получать некоторую плату (в Кодексе законов о труде при соввласти она так и называлась — заработная, хотя ниже мы увидим, что это определение не вполне точно) за свою работу. И второй — это извлечение прибыли, то есть предпринимательская деятельность.

Если в наш вопрос подставить первый смысл слова заработать, то ответ на него будет сугубо положительным. В обоснование чего можно привести не только немецких профессоров XIX века (весьма обеспеченных по тем меркам людей), но и судьбу Линуса Торвальдса: ведь в сущности на протяжении нескольких лет он получал свою зарплату в университете именно за то, что разрабатывал Linux.

За чей счет выплачивается зарплата научного работника? Я уже затрагивал этот вопрос в своем сочинении Кто оплачивает банкет? и потому повторю лишь вкратце: научная работа вообще оплачивается обществом в целом. А уж посредством чего и кого эта оплата осуществляется — вопрос другой.

Посредником в оплате научной работы может быть государство в целом. Так, можно сказать, что создание Linux’а финансировалось финским налогоплательщиком посредством правительства своей страны, в которой существует бесплатное образование.

Это могут быть отдельные государственные ведомства. Так, агентство DARPA было не более чем передаточным механизмом между государственным бюджетом США (складывающимся из денег тех же налогоплательщиков — но теперь уже американских) и Университетом Беркли.

Это могут быть корпорации — ведь компании типа AT&T или IBM суть не что иное, чем социальные объединения, превосходящие по масштабам несредние даже государства.

Наконец, общество (или отдельные, наиболее прогрессивные, его представители) могут выступать финансистами научных работ и непосредственно — в виде пожертвований. Не секрет ведь, что это существенный источник средст к существованию многих проектов Open Source.

За века существования науки как важной сферы человеческой деятельности (и за многие уже десятилетия — как массовой профессии) было выработано три формы распределения финансовых источников среди заинтересованных лиц. Это — прямая выплата так называемой зарплаты (так называемой — потому что суть явлеления лучше передается словами жалование или оклад содержания), финансирование в форме безвозмездных кредитов — грантов, и гонорарная оплата результата. Каждая из этих форм имеет свои достоинства и недостатки, обсуждать которые здесь не место (об этом опять же — в сочинении о банкете). Однако никаких иных механизмов пока не придумано и в мире свободного софта: Линус получал оклад содержания в своем университете, создатели BSD жили за счет грантов мирного американского ведомства, а средства к существованию Столлмена вполне подпадают под понятие гонораров.

Так что зарабатывать на кусок хлеба своей работой на ниве Open Source вполне можно (правда, боюсь, не в нашей стране). А вот может ли быть открытый софт объектом предпринимательской деятельности? То есть — служить для извлечения прибыли. Здесь однозначный ответ дать трудно.

По аналогии с научной работой можно видеть, что сама по себе разработка открытого софта никакой прибыли принести не в состоянии — что-то я не слышал об акциях компаний по разработке специальной теории относительности или квантовой механики. Прибыль начинается на стадии так называемого внедрения научных разработок в жизнь, то есть когда наука перестает быть чистой наукой и становится скорее технологией. В софтверной индустрии с таким внердением можно сопоставить а) тиражирование, б) обучение и в) сопровождение программной продукции. Как тут обстоит дело с прибыльностью?

Очевидно, что норма прибыли при тиражировании свободных программ стремится к нулю. Ведь себестоимость носителей практически нулевая, сами программы — общедоступны, и наварить здесь практически невозможно. Вспомним пример из книги Линуса — когда стоимость подвоза воды превышает допустимый пользователями уровень, кто-нибудь обязательно протянет водопровод. Так что единственное, что тут остается — это пытаться компенсировать норму прибыли ее массой. То есть — объемом продаж. А объем этот напрямую связан с количеством пользователей Open Source. Причем — в первую очередь пользователей-индивидуалов — в силу специфики свободных лицензий компания уже в 100 человек вполне может наладить тиражирование своими силами и в потребных масштабах. Но пользователей-индивидуалов за десктопами — отнюдь не большинство, и вовсе не все они — поклонники свободных разработок. Так что и места под солнцем для Linux-предпринимателей оказывается не так много.

И тут тиражирование тесно смыкается с обучением — поскольку существовать без него не может. А под обучением я понимаю не только (и даже не столько) всякого рода сертифицированные курсы, сколько — самую элементарную печатную документацию. Ведь каждому, кто видел в книжном магазине США или Европы научные монографии, становится ясным: цена коробочных дистрибутивов Red Hat или Suse на 90% состоит из стоимости сопутствующей полиграфии. То есть компании-распространители дистрибутивов — это не столько разработчики программного обеспечения, сколько — издатели книг и сопутствующей продукции (вспомним Ходжу Насреддина — «дом, сад и принадлежащий им водоем»). Так что структура их доходов в этой части оказывается такой же, как у любого книжного издательства.

Книжные издательства в мире существуют уже веками, и даже те из них, что занимаются издательством исключительно научной литературы (или по преимуществу ее) особо не бедствуют — вспомним Эльсивьер. Однако и здесь для Linux-компаний (назовем их так) не так уж все здорово. Ибо обычные книгоиздатели занимаются тиражированием уникальных, то есть безальтернативных, авторских произведений (будь то научные монографии или детективные романы) — или по крайней мере тех, которые воспринимаются обществом в этом качестве:-).

Сопровождающая же софт книжная продукция представляет собой лишь один из многих вариантов получения информации об оном софте — тут и штатная документация системы (типа man-страниц), и разного рода онлайновые источники. И с развитием Интернета роль печатной документации все более снижается. Так что единственной побудительной причиной к приобретению коробки с руководством может быть только литературный талант написавшего ее автора:-) — необходимую сумму заний пользователь легко может получить другими путями. Так что особенно раскатывать губы на тиражирование+обучение также не стоит.

Наконец, поддержка. Традиционные формы поддержки можно разбить на две формы: привычное многим эникейство — индивидуальное или в масштабе (рабочей) группы товарищей, — и поддержка корпоративная. Первая форма, блестяще зарекомендовавшая себя в мире Windows (и обеспечивающая кусок хлеба со стаканом пива не одному уже поколению эникейщиков), в мире Open Source явно не сработает. Ибо начинающий пользователь-индивидуал, скажем, Linux или а) очень быстро перестанет быть начинающим, и в услугах эникейщика нуждаться не будет, или б) бросит это занятие — и тогда ему эникейщик не потребуется тем более, или в) получит в свое распоряжение идеально настроенную под его задачи систему, в которой можно будет, ничего не меняя, работать веками — и больше обращаться к эникейщику повода у него не будет (разве что по старой дружбе пивком угостить).

Корпоративная поддержка… Да, это то, на чем, в основном, делают деньги и Red Hat, и Suse, пытаются — IBM и Hewlett-Packard, возможно — кто-то еще. Однако уже ограниченность списка — списка по настоящему удачных компаний в этой сфере, — свидетельствует о том, что ниша эта не столь уж обширна, как кажется. Предвижу возражение — с распространением Linux’а в широких массах простых американских (и прочих) миллиардеров ниша эта будет расширяться. Отнюдь — возражу я. Потому что с распространением Linux будет расти и количество специалистов в оном (хотя, как показывает практика. — не обязательно их качество), и так назваемую поддержку вполне можно будет осуществить в рамках локального предприятия. А в условиях российской дешивизны рабочей силы фактор этот будет особенно весом.

Это я не к тому, что поддержка Linux — дело бесперспективное. Хочу лишь подчеркнуть, что сфера эта столь же ограничена, как и область тиражирования/обучения. А с распространением Linux к тому же будет все менее рентальбельной.

Все ли так мрачно в области коммерческого использования Open Source? Не совсем, потому что есть еще и четвертый способ извлечения прибыли из оного, причем — находящийся на грани с зарабатыванием денег в первом смысле этого слова. Однако о нем я планирую поговорить в следующей заметке.

А пока приходится констатировать (с сожалением или нет — другой вопрос), что все прошлое, настоящее и, в значительной мере, будущее Open Source связано с академической средой (финансируемой из государственных или частных средств — в данном случае не важно) и исследовательскими отделами корпораций — тех из них, которые могут позволить себе содержание оных. Иными словами — за счет все той же общественной поддержки, непосредственной или опосредованной.

А будущее Linux-компаний в их современной форме видится весьма проблематичным — по крайней мере, для новых участников этого бизнеса широкой сферы приложения сил (и, соответственно, извлечения прибыли) не просматривается.

И большинство участников Linux-бизнеса хорошо это понимает. Если внимательно пройтись по Distrowatch’у, легко увидеть, что в каждой стране существует один, максимум — два дистрибутива с «национальным орнаментом» и претензиями на как бы коммерческий статус. А многие страны и вообще обходятся дистрибутивами интерациональными.

Исключением, как обычно, оказывается Россия, где собственный дистрибутив не собирает только ленивый. Однако и тут — большинство из нас занимается этим главным образом в индивидуальном порядке, из любви к искусству, в целях общего образования, и по достижении достаточного уровня коего существенно охладевает к этому занятию. А сфера традиционной Linux-дистрибуции поделена между командами Altlinux и ASPLinux. Каждая из которых имеет собственную субнишу, целевую аудиторию и сложившийся круг пользователей.

Из всего сказанного, казалось бы, должна следовать исключительная жесткость конкуренции между Linux-компаниями — особенно на внутринациональных рынках. Однако это не так: в среде базирующегося на Open Source бизнеса не столкнешься (за буквально единичными исключениями:-)) с таким обливанием грязью конкурентов, какое, по словам видевших это людей, практикуют американские производители стиральных порошков. Почему?

Думаю, что руководители Linux-компаний прекрасно понимают, что само их существование обусловлено не столько «выхватыванием куска изо рта конкурента», сколько — той самой общественной поддержкой, о которой я только что говорил. И всякого рода скандальные PR-акции приведут только к дискредитации идеи свободного софта. И, как следствие, — к потере этой общественной поддержки.

1 комментарий к “Откуда и куда пошел свободный софт

  1. Четвёртый абзац снизу, ссылка на Дистровотч кривая, поправьте, пожалуйста.

Обсуждение закрыто

Перейти к верхней панели