Mageia 4: кто про что, а я так про Cinnamon

Алексей Федорчук

C Mageia я познакомился года три назад, когда она была первой и единственной. Поначалу, на стадии установки, она мне понравилась до чрезвычайности. Но результат установки не очень вдохновлял, особенно на реальном железе. И я перестал следить за этим дистрибутивом. До тех пор, пока…

… пока давеча не обнаружил сообщение о выходе аж четвёртого его релиза. И в нём — волшебное слово, которое последнее время действует на меня как Alarm на старого боевого коня. Как уже догадался читатель, слово это — Cinnamon, и данная заметка сочинялась в ракурсе поддержки именованного десктопа. Но и несколько слов о самом дистрибутиве сказать нужно.

Для начала — о формах распространения. По сравнению с первой версией, здесь мало чего изменилось: те же DVD для архитектур i586 и x86_64 плюс Dual DVD обеих в одном стакане, Live-образы с KDE и GNOME, маленькие (50-70 МБ) загрузочные образы для сетевой установки. Разве что исчезли многочисленные языково-специфичные образы, да Live-диски превратились из CD в DVD (за единственным исключением без поддержки неанглийских языков).

В Live-режиме имеется возможность установки системы на винчестер. И, что самое интересное, она в этом режиме действительно устанавливается: кто имел дело с Mandriva и её производными, знает, что это отнюдь не подразумевается по умолчанию. Ибо редкому юзеру удавалась эта процедура — свидетелем чему Сергей Голубев, гораздо больше меня имевший дело с мандривоидами всех мастей и достоинств.

Так что если в качестве рабочей среды устраивает KDE или GNOME — прибегнуть к установке с Live-носителя есть прямой резон, будет сэкономлено немало времени. Но меня-то интересовал как раз наоборот — Cinnamon, что требовало обращения к установке с сетевого или DVD-носителя.

Поскольку тренировался я в тряпичный, а не олимпийский виртуальной машине имени товарища Box’а, первый вариант был отвергнут с негодованием, как времязатратный. Впрочем, избранный вариант с DVD тоже оказался вполне себе протяжённым во времени. В связи с чем описывать инсталляцию в деталях не буду — она практически не изменилась со времён первого релиза, разве что заставка фоновая стала другой.

Быстро и без особых заморочек прошёл я стадии выбора языка, клавиатуры, разметки диска — принимая всё то, что мне было предложено по умолчанию. Ибо весь интересный для меня охмурёж начинался с этого момента:

mageia4-013Здесь я отказался от умолчального KDE и отметил пункт Выборочно. Который предложил мне для начала выбор групп пакетов:

mageia4-015В первых двух пунктах я по первости оставил всё по умолчанию:

mageia4-017А вот перейдя к третьему, снял отметку с Рабочей станции KDE, перенеся её на Рабочую станцию Cinnamon:

mageia4-019И ни в коем случае не трогал Выбор отдельных пакетов (к этому вопросу я ещё вернусь).

После этого нажатие экранной кнопки Установить вызвало к жизни соответствующий процесс:

mageia4-021Сколько раз я устанавливал Мандриву и любые её производные — и всегда вспоминал старый квази-французский анекдот. Некая француженка отказывает своему любовнику в близости, мотивируя тем, что у неё только что умер муж, и она вся в расстроенных чувствах. Любовник объясняет, что мужу уже ничем не поможешь, а жизнь-то продолжается. Ну и конце концов уговорил. Дама соглашается со словами: Ну хорошо, Жан, только давай медленно и печально…

Так вот, при установке Mageia 4-й версии возникает такое впечатление, что у неё умерло сразу четыре мужа — настолько этот процесс медленный и печальный. Однако рано или поздно он завершается. И после совершения обычных постинсталляционных деяний и перезагрузки можно лицезреть рабочий стол Cinnamon’а:

mageia4-037Установка системы с этим десктопом в умолчальном режиме занимает 3,2 ГБ. А автоматическое разбиение диска выглядит следующим образом:

mageia4-047К слову сказать — если заняться выбором пакетов, повычёркивать из списка всякого рода офисные и интернет-приложения, то есть, казалось бы, оставив голые Иксы с рабочей средой, объем инсталляции парадоксальным образом возрастёт до 3,7 ГБ. Впрочем, непредсказуемость выборочной установки — фирменная фича всего семейства марндривоидов, являющаяся притчей во языцех вот уже 15 лет, со времён первого Mandrake (то есть версии 5.1).

Однако меня в первую очередь интересовало поведение Cinnamon’а в отношении шрифтов, клавиатурных раскладок и их переключения. Не буду в стопятисотый раз описывать последовательность действий по настройке клавиатуры. Скажу только, что она, как ни странно, завершилась благополучно: то есть штатными средствами удаётся определить произвольный вариант раскладки из числа доступных, любой переключатель раскладок и «железный» led-индикатор.

А вот со шрифтами интерфейса оказалось похуже. Не то чтобы они совсем не реагировалим на изменения в Центре управления — менялись шрифты документа, шрифт в терминальном окне и в окне файлового менеджера Nemo, а также в заголовках окон. Но вот шрифт менюшек приложений оставался неизменным — причём, в отличие от Mint’а — всех приложений, а не только половины.

Тем не менее, с этим даже при моём зрении можно примириться, и Cinnamon в Mageia оказался пригодным к употреблению — в отличие от всех остальных дистрибутивов за пределами семейства Ubuntu. А уж употреблять ли его под этим соусом — зависит исключительно от личного отношения к мандривоидам вообще.

Перейти к верхней панели