История Шотландии

Фрагмент из книги: Зверева Г.И. История Шотландии. Учеб. пособие для вузов по спец. «История». – М.: Высшая школа, 1987. – 208 с. (Библиотека историка).

В связи с новеллой о Пиктах и их эле вниманию читателей предлагаются те фрагменты из книги Г.И.Зверевой История Шотландии, которые посвящены ранней истории этой страны. Книга написана давно и, разумеется, в рамках «единственно верного учения». Тем не менее, она может выступать в качестве краткого введения в тему.

scott-history

На нашем сайте представлен лишь один раздел Главы I: Складывание ранней государственности на территории Шотландии до середины XI века. Поскольку всё остальное к истории пиктов отношения не имеет.

Фрагмент размещается as is, с авторской орфографией, пунктуацией и транскрипцией этнических и географических названий. Мы позволили себе только в соответствующих местах использовать букву Ё. Кроме того, текст раздела для удобства ориентирования в нём разделён на отдельные рубрики, именование которых дано редакторами сайта.

Распознавание текста выполнено посредством программы YAGF с использованием библиотеки Tesseract.

Доримская эпоха

Древнейшие следы пребывания человека на территории Британских островов относятся к эпохе верхнего палеолита, когда эти земли ещё не были отделены от Европейского материка. Оледенение не захватило южную часть Британии, и после отступления ледников люди стали расселяться с юга по всем островам.

Заселение Шотландии началось около 7 тыс. лет до н.э. Во второй половине III тысячелетия до н.э. на Британские острова стали переселяться народы индоевропейского происхождения из южных и юго-западных районов континентальной Европы, уже знавшие скотоводство и примитивное земледелие.

С середины II тысячелетия до н.э. на севере Европы (в том числе и на Британских островах) начался бронзовый век. Культура бронзы пришла из Южной и Центральной Европы вместе с новой волной переселенцев, знакомых с добычей и обработкой металлов. Важную роль в распространении культуры металлообработки на территории Шотландии играла Ирландия, которая служила связующим звеном с континентальной Европой.

Переход к железному веку в Шотландии произошёл в середине I тысячелетия до н.э. Он связан с миграциями на Британские острова кельтских племён, занимавших большую часть Центральной и Западной Европы. Их вторжение качалось около X в. до н.э. Наиболее интенсивно переселение кельтов происходило в VI в. до н.э. В результате этой миграции на Британских островах закрепились две ветви кельтской группы народов – бритты, которые осели в Британии, и гоиделы (гэлы), заселившие главным образом и территорию Ирландии. Соответственно этому распространились и два диалекта кельтского языка: P-кельтский (галло-бретонский) и Q-кельтский (гоидельский).

Племена бриттов, пришедшие с юга в Шотландию, смешались с местным населением. Они уже умели обрабатыватъ железо, из которого вначале изготовляли только оружие и мелкие предметы обихода, а затем стали делать и основные орудия труда. Бритты занимались плужным земледелием и скотоводством. Их расселение по территории Шотландии совпало с переходом к более прочной оседлости. Большие производственные коллективы кельтских поселений объединяли несколько семей.

Основой социальной структуры кельтов являлся патриархальный род. Земля была собственностью рода, из неё выделялись участки в пользование отдельным семьям. Окрестные угодья также принадлежали всему роду или родоплеменному объединению (клану). По мере развития производства в кельтском обществе постепенно появлялась родовая знать: старейшины, военные вожди, друиды, отправлявшие жреческие и судебные функции, барды. В кельтском обществе II-I вв. до н.э. существовали также категории несвободных производителей и рабов. В этот период началось складывание племенных союзов.

Римское время

Римское завоевание части Британских островов в I в. н.э. оказало лишь опосредованное влияние на развитие народов, населявших Шотландию, поскольку большая её часть не была романизирована. Вторгшись в 80 г. н.э. в Южную Шотландию, римские войска встретили упорное сопротивление кельтских племён и сумели продвинуться лишь до линии рек Форт-Клайд.

Римское господство в Британии продолжалось около 400 лет. В областях равнинной Шотландии, которые вошли в состав Римской империи, римские легионеры создали сеть военных укреплений фортов и проложили дороги.

В конце I в. н.э., после отвода части римских войск из Британии, самые северные форты были заброшены, но ряд важных в стратегическом отношении укреплений в Южной Шотландии продолжал играть роль опорных пунктов римского господства.

В начале II в. н.э. от устья реки Тайн до залива Солуэй-Ферт легионерами был сооружён защитный пограничный вал протяжённостью более 112 км, получивший название Адрианова вала. Вдоль укрепления располагались 16 фортов на расстоянии примерно 8 9 км друг от друга. В 138-139 гг. н.э. римские войска вновь вторглись на территорию Шотландии. К середине II в. н.э. ими была установлена граница значительно севернее прежней. Созданный римлянами Антонинов вал протянулся на 60 км от залива Ферт-оф-Форт на востоке до реки Клайд на западе. Вдоль этого сооружения были выстроены 19 фортов, соединённых дорогами и связанных с морскими портами на реках Клайд и Форт. К концу II в. н.э. в связи с ослаблением римского влияния в Британии граница вновь передвинулась к югу – до Адрианова вала.

В течение 200 лет – со второй половины II в. н.э. и до середины IV в. н.э., когда Римская империя стала распадатъся под ударами вторжений варварских племён, – пограничные форты в Южной Шотландии продолжали номинально поддерживать власть римлян. Хотя римское влияние в южных районах носило ограниченный характер, контакты обитателей римских фортов с местными жителями способствовали расширению запашки земель в равнинной части Шотландии и росту поголовья скота, увеличивали спрос и производство металлов и изделий из кожи.

Военное присутствие римлян сыграло определённую роль в объединении племён Центральной и Южной Шотландии. стремившихся противостоять распространению римского господства. Во II-IV вв. на территории Шотландии между Адриановым и Антониновым валами сложились четыре крупных племенных союза бриттов, говоривших на галло-бретонском диалекте кельтского языка: Вотадини на прибрежной равнине Лотиан и Берикшира. Селговы в долине верхнего Твида, Нованты на юго-западе Шотландии, и Дамнонии в долине Клайда. После ухода римлян в V в. н.э. на этой территории образовались бриттские королевства, которые представляли собой примитивную форму государственности.

На юго-западе Шотландии в нижней части долины Клайда возникло королевство Стрэтклайд со столицей Олкмит. В юго-восточных районах, примыкающих к заливу Форт, образовалось государство Гододдин, административный центр которого находился на месте современного Эдинбурга. В южных областях Шотландии у побережья залива Солвей существовало королевство Регед с центром в Карлайлее.

Об общественном устройстве этих ранних государственных образований не сохранилось сколько-нибудь значительных сведений, Известно, что они в разной степени были затронуты римским влиянием и что в V-VI вв. основу строя в них составляли патриархально-родовые отношения в стадии разложения. В юго-западных районах преобладало пастбищное скотоводство, а в восточных и юго-восточных – земледелие. Развивалась обработка металлов (железа, бронзы, серебра, золота) и стекольное дело.

Бриттские государства имели устойчивые торговые связи с Ирландией и континентальной Европой. В V в. на территории бриттских королевств началось распространение христианства с юга Британии. В V-VI вв., когда усилилось проникновение в Британию северогерманских племён (англов, саксов, ютов), англы, заселявшие восточные области Центральной и Северной Англии, начали систематически вторгаться на территорию бриттских королевств. В VI в. они сумели установить своё влияние над большей частью Юго-Восточной и Восточной Шотландии. В течение почти трёхсот лет эти районы оставались под контролем одного из крупнейших англосаксонских королевств – Нортумбрии, что ускоряло процесс разрушения родовых связей и углубляло социальную дифференциацию. Из бриттских государств только одному Стрэтклайду удалось отстоять свою самостоятельность.

Пикты

Крупной культурной группой народов, проживающих на территории Шотландии с доисторических времён, были пикты. Они населяли территорию Центральной и Северной горной Шотландии, которая была не затронута романизацией.

О доисторических пиктах, или протопиктах, почти не сохранилось достоверных письменных сведений. В северных и северо-восточных районах Шотландии найдено множество памятников пиктской культуры, датируемых первыми веками новой эры. Среди них высокие каменные надгробия и стелы с огамическими надписями1.

1Огамическое письмо представляет собой зарубки, которые отходят вверх и вниз от горизонтальной линии или вправо и влево от вертикальной линии.

Многие исследователи полагают, что язык протопиктов был распространён в докельтский период на территории всей Шотландии. Археологи и лингвисты относят появление протопиктов в этом районе Британских островов к концу I тысячелетия до н.э. Некоторые из них связывают переселение этого народа с миграциями протокельтов и отождествляют античное название «Британия» с романизированным названием территории Шотландии, населявшейся пиктами, Приден, Притания. Но большая часть современных исследователей соотносит протопиктов с доисторическим народом неиндоевропейского происхождения. В I-II вв. н.э. он смешался с кельтскими племенами бриттов, пришедших с юга Британии, и образовал гетерогенную этническую группу «исторических пиктов», о которых впервые упоминается в античных источниках конца III в. н.э. В итоге в пиктский неиндоевропейский язык был привнесён галло-бретонский диалект кельтского языка. Античные авторы утверждали, что название «пикты» происходило от якобы существовавшего у этого народа обычая разрисовывать или татуировать тело.

В источниках III-IV вв. пикты появляются уже организованными в две большие племенные группы – каледониев и метов. Это соответствовало территориально-географическому делению на северных и южных пиктов. В период римского военного присутствия в Южной Шотландии у пиктов существовали контакты, хотя н относительно слабые, с «римскими» районами. Упорное сопротивление пиктов распространению римского влияния содействовало формированию локально обособленной пиктской культуры. Объединение пиктов в племенные союзы в V в. н.э. и складывание государственности в значительной мере стимулировано римским присутствием в Центральной Британии.

В V – начале VI в. произошло объединение племенных союзов пиктов. Об этом периоде содержит сведения письменный источник IX в. – генеалогический перечень пиктских королей, сохранившийся в текстах шотландских источников XII в.2

2См. Early Sources of Scottish History A D 500 to 1286 (ES) /Ed. A.Anderson. Vols 1-2. Edinburgh, 1922 V I P CXIX-CXXVIII.

В VI в. пикты были обращены в христианство. Христианизация пиктов связана с деятельностью ирландского миссионера Колумбы (Колма), который основал на северо-западе Британии (остров Айона) монастырь. Пиктское королевство делилось на крупные провинции, управлявшиеся наместниками короля – мормерами. Административный центр размещался сначала на юго-востоке, а затем, в связи с усилением военного давления бриттов, был перенесён на север Шотландии.

Особенностью пиктского общества VI-IX вв. было наследование королевской власти по материнской линии. Консолидация племенных союзов происходила в условиях постоянных войн с соседними бриттскими королевствами на юге и с Далриадой – королевством скоттов на западе Шотландии. Государство пиктов прекратило своё существование в середине IX в., когда было присоединено к Далриаде. Многие пиктские традиции оказались утраченными.

Далриада

К VI в. н.э. относится образование королевства скоттов, давшего впоследствии название всему шотландскскому средневековому государству. В V-VI вв. из Северной Ирландии началось переселение кельтских племён скоттов в Западную Шотландию (территория графства Аргайл3 с прилегающими островами). Племена пиктов и бриттов, населявшие эти регионы, почти не сопротивлялись нашествию.

2Название «Аргайл» происходит от гэльского Airer Goidel «побережье гэлов».

Этническая и культурная общность скоттов с кельтскими племенами северо-востока Ирландии позволяет рассматривать их строй в тесной связи с общественным устройством ирландских государственных образований в раннеисторическую эпоху. В период колонизации скоттами Шотландии на территории Ирландии было несколько королевств, возникших в результате создания союзов племён. Центральная власть принадлежала королю, избираемому вместе с танистом (преемником) военными вождями. Каждое королевство делилось на территориальные единицы – туаты, которые часто совпадали с родовыми объединениями – кланами, состоявшими в свою очередь из нескольких родов – септов. Септ объединял крупные патриархальные семьи – фины. Все члены септа вели своё происхождение от одного предка и носили одно родовое имя. Длительное сохранение общинной собственности на землю и устойчивость родовых связей замедляли процесс социального расслоения и накопления богатств у отдельных семей, сдерживали формирование феодальных форм зависимости.

Далриада – один из туатов королевства Улад на севере Ирландии (территория графства Антрим) стала местом исхода нескольких кельтских септов в Западную Шотландию. Её колонизация началась в конце V в.4 и осуществлялась тремя ветвями крупного племени, основателем которого считался Фергус Мор Мак (сын) Эрк. К середине VII в. род Энгуса Мора захватил остров Ислей, ближайший к территории Северной Ирландии; род Габрайна обосновался в районе Кинтайра и вдоль берегов залива Ферт-оф-Клайд; члены рода Лорна расселились в Северном Аргайле и на близлежащих островах.

4Ранние попытки колонизации ирландскими кельтами Шотландского побережья относятся ещё к III в. н.э.

Краткие сведения о ранней истории шотландской Далриады содержатся в гэльском письменном памятнике VII в. «Шенхус фер н’Албан» («История народа Альбы»)5. Они дополняются данными из ирландских и шотландских источников XIII-XV вв.6 В VI-VIII вв. шотландская колония скоттов поддерживала тесные связи с ирландской Далриадой и королевством Улад. В последней трети VI в. скотты Далриады были обращены в христианство. Христианизация осуществлялась ирландскими миссионерами с Айоны, которые имели значительное влияние на королевскую власть Далриады. В тот период шотландская часть Далриады представляла собой родо-племенное объединение, в котором наряду с сохранением семейной общины, патриархальных отношений, общинной собственности на землю развивалось социальное неравенство, существовали примитивные формы личной и поземельной зависимости. К концу VII в. шотландская Далриада уже являлась объединением семи родовых союзов. Территория, занимаемая каждой группой, образовывала отдельный туат со своим собранием и выборным вождём, должность которого наследовалась внутри рода по мужской линии. Для организации уплаты дани в пользу вождей и сбора ополчения туаты подразделялись на небольшие единицы, состоявшие из нескольких десятков семей и возглавлявшихся родовой знатью. Дань в виде натуральною налога взималась со свободных членов патриархальных семей, которые в VII-VIII вв. составляли основную массу общества шотландской Далриады. Несмотря на некоторые региональные особенности, право Далриады было разновидностью ирландского права.

5Альбой ирландские кельты первоначально называли всю северную часть Британии.

6См. ES. V I P CXX1X-CXXXCI, CL-CLVII, Bannerman J. Senchus Fer n’Alban. – Celtica. Dublin, 1966-1968. Vols. VII-VlII.

Скотты знали пастбищное скотоводство и плужное земледелие, эанимались ремеслом, которое в то время ещё не отделилось от земледелия. Осваивая территорию Аргайла, скотты продвигались на восток, в Центральную и Северную Шотландию, которую занимали пикты, а также на юго-запад и восток, где находились бриттские (Стрэтклайд) и англосаксонские королевства.

Королевство Скотия

С конца VIII в. северные и западные острова Шотландии, её Северное побережье стали подвергаться набегам норвежских викингов. На рубеже VIII-IX вв. они начали создавать в этих районах постоянные поселения.

Норвежская колонизация оказала огромное воздействие на последующее развитие материальной культуры, языка, социальной организации Северной Шотландии. В XII в. на Оркнейских, Гебридских и Шетландских островах, а также в прибрежных районах Кейтнесса и Сатерленда норвежское влияние стало определяющим.

Экспансия викингов сыграла важную роль в политическом обособлении шотландской Далриады от Ирландии. В IХ в. связи между ними резко ослабли. В то же время необходимость организации совместного отпора скандинавским нашествиям побуждала правителей Далриады укреплять контакты с соседними государствами пиктов, бриттов и англосаксов, которые испытывали такие же трудности.

В 843 г. в результате заключения династического союза произошло объединение Далриады с государством пиктов. В этом объединении главенствующая роль принадлежала скоттам. Кеннет Мак Алпин из королевского дома Далриады стал первым королём единого государства. Он перенёс административный центр на восток, в Скан (около Перта) – место, где короновались пиктские короли. Следствием территориального объединения двух этнических общностей стало распространение гойдельского (гэльского) языка и кельтской культуры в районах, издавна заселённых историческими пиктами. К этому времени государство скоттов и пиктов стали называть Альбой или Скотией7.

7См. ES. V I P 270-275, 288-289, 366-403.

Об истории объединённого государства в период со второй половины IX в. до начала XI в. сохранились сведения в шотландских и ирландских хрониках XIII-XIV вв. Согласно источникам, полноправными членами общества были только те свободные люди, чьё происхождение велось от родовых союзов Далриады. Их называли гоиделами или гэлами. Название «пикты» употреблялось лишь до конца IX в. Тем не менее отдельные черты из общественного управления пиктов перешли в государственную систему Скотии. Так, термин «мормер» по-прежнему применялся по отношению к тем представителям родовой знати, которые возглавляли округа на территории бывшего пиктского государства. В северных районах сохранила некоторые элементы язычества пиктская христианская церковь, объединившаяся в первой половине 1Х в. с гэльской церковью.

В VII-VIII вв. скотты и пикты вели упорную борьбу с бриттским королевством Стрэтклайд, отстоявшим от англов большую часть своей территории. По мере усиления государств англов Нортумбрии и Мерсии и особенно с началом набегов норвежских и датских викингов на Британию короли Стрэтклайда были вынуждены искать союзников на севере. Со второй половины IX в. бриттское королевство оказалось в возрастающей зависимости от Скотии, вместе с которой Стрэтклайд (называемый источниках X в. Камбрией) стал бороться против англов и норвежцев. В начале XI в. это королевство окончательно утратило политическую самостоятельность и вошло в состав шотландского королевства (1034 г.). Районы Камбрии южнее залива Солуэй продолжали оставаться спорной территорией в англо-шотландских отношениях XI в.8

8См. ES. V I P 400-408. Duncan A. Scottland. The Making of the Kingdom. Edinburgh, 1978. P 65-66, 89-96.

В период создания единого английского государства9, проходившего в условиях сопротивления англо-саксонских королевств нашествиям датских викингов, Нортумбрия утратила своё былое независимое положение. С последней трети X в. её северо-восточные территории (Лотиан) стали местом острого политического и военного соперничества Англии и формировавшегося шотландского государства. После решающего сражения при Кареме в 1018 г. шотландский король Малколм II Мак Кеннет присоединил к своему государству область Лотиан вплоть до реки Твид. К середине XI в. англо-шотландская граница в основном определилась. Она пролегла примерно вдоль линии Солуэй-Твид10. Однако в течение многих последующих столетий пограничный район (Бордерс) служил местом постоянных военных конфликтов между Англией и Шотландией.

9 С середины X в. название «Англия» закрепилось за объединёнными владениями уэссекских англосаксонских королей в Центральной н Южной Британии.

10См. ES. V I P 410-424, 449-451, 544-549, 573-575.

Общество Скотии

Складывание в IX-XI вв. на севере Британии шотландского государства происходило в условиях разложения патриархально-родового строя и перехода к раннефеодальным отношениям.

Основным занятием населения страны было пастбищное скотоводство. В равнинных областях Центральной, Восточной и Юго-Западной Шотландии развивалось земледелие. На севере страны наряду со скотоводством население занималось охотничьими промыслами и рыболовством. В районе Лоуленда (равнинной Шотландии) сильнее ощущалось англосаксонское культурное влияние. На юго-западе и западе страны – в Гэлоуэе и Камбрии преобладали черты гэльской и галло-бретонской культуры. В Хайленде – областях севернее Ферт-оф-Клайда и Абердина наряду с гзльской утвердилась норвежская культура. В ходе присоединения юго-западных и юго-восточных районов к шотландскому королевству в X – начале XI в., а также в период войн кельтов с викингами и англосаксами в ряде областей страны заметно усилились миграционные процессы, а родоплеменные связи оказались существенно ослабленными.

Подрыв традиционных общественных устоев содействовал дальнейшему разложению родовой общины, разрушению её замкнутости и образованию свободной сельской общины. Это, в свою очередь, стимулировало зарождение в Лоуленде и некоторых пограничных областях социальных отношений, базирующихся на фактическом превращении части общинных земель в собственность представителей знати и наиболее зажиточных членов рода. Общность, основанная на семейно-родовых связях, отступала на задний план перед общностью территориальной. В то же время в самой сердцевине кельтского шотландского государства – на северо-западе и западе страны – продолжали сохранять устойчивость патриархально-родовые связи. Становление раннефеодального общества происходило в этих районах замедленно, при сохранении определяющей роли родовой общины.

В период складывания единого государства на территории Шотландии важную роль в преодолении родоплеменной обособленности играл гэльский язык. Смешиваясь с галло-бретонским диалектом на юго-западе и языком англов на юго-востоке, испытывая норвежское влияние на севере, он вбирал в себя качественно новые элементы, видоизменялся и постепенно становился основным межэтническим средством общения.

Общество в XI веке

Общественно-политическое устройство шотландского государства в середине XI в. в главных своих чертах походило на общественный строй Англии того же периода. Особенно отчётливо черты сходства прослеживались в развитии юго-восточных и центральных областей Шотландии и северных пограничных областей Англии.

Принципиальная общность в развитии двух стран накануне нормандского завоевания обусловливалась тем, что оба раннефеодальных государства находились на одной стадии развития общества. Процесс феодализации в обеих странах происходил сравнительно медленно. Основную массу общества продолжало составлять свободное крестьянство. Это объяснялось слабым римским влиянием на англосаксонское общество (а в Шотландии некоторые районы вообще не испытали его воздействия). Закреплению общинных порядков в Англии и Шотландии способствовала также норвежская и датская колонизация на севере и северо-востоке Британских островов. Вместе с тем уже в тот период существовали некоторые различия в темпах феодализации двух стран. Германские племена англов и саксов принесли с собой на территорию Британии соседскую общину, тогда как в Шотландии, в её южных и центральных районах она возникла значительно позднее, а на северо-западе оставались достаточно прочными родовые связи.

К середине XI в. в шотландском обществе уже существовала заметная социально-классовая дифференциая. Основой общества являлись крестьяне-общинники (бондеры), имевшие в рамках общины земельные наделы и скот. Каждый род считал землю, на которой проживал, своей собственностью. Но при переделах земли, принадлежавшей общине, знать пользовалась преимуществами, получая свои участки В первую очередь. За убийство представителя знати роду выплачивалась компенсация в пять раз большая, чем за убийство рядового общинника. При вступлении в должность нового главы рода общинники должны были платить ему единовременный налог (обычно из поголовья скота принадлежавшего крестьянам). Это служило своеобразным подтверждением обязанности вождя защищать рядовых членов от внешней опасности, укреплять благосостояние рода. С общинников взимались и другие поборы в пользу рода и его верхушки. Крестьяне являлись также участниками народного ополчения, возглавляемого вождём. Наделение крестьян землёй от лица общины со временем стало выглядеть как пожалование родовой знатью участков земли отдельным семьям, которые пользовались ею по обычаю.

Превращение крестьян в наследственных арендаторов, сохранявших личную свободу, но обременённых поборами и службами, происходило быстрее в тех областях Шотландии, в которых родовая община уступила место сельской. Но даже в горных районах северо-запада и отдалённых юго-западных областях, где родовые связи были крепкими, совершалась медленная трансформация положения крестьянина-общинника, усиливалось его земельное неполноправие.

Меняли своё содержание и другие архаические формы зависимости, покоившиеся на существовании родовой общины. В периоды набегов викингов и в связи междоусобными конфликтами небольшие, относительно слабые кланы стремились получить защиту у более крупных родовых объединений. Переход под покровительство крупного рода в условиях начавшейся феодализации общества оборачивался для крестьян-общинников потерей части своих прав на землю.

В процессе формирования раннефеодального государства клановая верхушка оказалась в подчинении у королевской власти. Вожди крупных родоплеменных объединений становились королевскими наместниками (мормеры, таны), на которых возлагался сбор с населения натуральных податей и созыв народного ополчения. Король наделял их правами юрисдикции на территории всего округа. К середине XI в. в шотландском государстве насчитывалось около десятка крупных провинций. Стремясь к упрочению главенствующего положения над старой родовой знатью, королевская власть возвышала представителей военнослужилого сословия, которое формировалось из сыновей мормеров и танов, а также из наиболее зажиточных членов рода. За участие в королевской дружине и службу при дворе представители новой знати (дрэнги и хирдмены) в зависимости от ранга получали от монарха различные земельные жалования. Наделы предоставлялись в пожизненное пользование из завоёванных территорий или из земель, которые находились в распоряжении короля. Такие пожалования способствовали развитию частного владения землёй (фригольда) и в то же время стимулировали возникновение феодального землевладения, поскольку крупной служилой знати участки земли зачастую передавались вместе с находившимися на них крестьянами. Это вело к прикреплению крестьян-общинников к земле и их личной зависимости от фактического владельца земли11.

11См.: Duncan A. Op. cit. P 109-111.

Христианская церковь

Важное значение для процесса феодализации имела гэльская христианская церковь, которая активно поддерживала королевскую власть и к середине XI в. сумела значительно укрепить свои позиции в шотландском государстве.

Первоначально центром религиозной жизни являлся для Шотландии остров Айона, на котором по традиции хоронили всех шотландских королей. На острове, считавшемся священным, находились кельтские религиозные реликвии и хранились ранние памятники письменности. В начале IX в. из-за периодических набегов викингов центр гэльского христианства был перенесён в Центральную Шотландию, а затем (в 908 г.) на восток страны. в Сент-Эндрюс.

В период христианизации Шотландии на её территории возникли монастыри, в которых монахи обучались и готовили себя к деятельности странствующих проповедников. Монастырская служба обычно велась на латыни, однако проповеди верующим читались на гэльском языке. В VIII-IX вв, на землях кланов стали возникать диоцезы, во главе которых стояли епископы. Кланы выделяли в пользование церкви специальные наделы земли, которые, однако, продолжали считаться собственностью рода. К середине XI в. клановое владение землёй стало рассматриваться верхушкой христианской церкви как помеха расширению её влияния в Шотландском государстве. Со второй половины XI в. претензии церкви на приобретение земельной собственности встречали все большую поддержку шотландских королей12.

12См. Sources Book of Scottish History (SB) /Ed. W. Dickinson. Vols. 1-3. Edinburgh, 1958-1961 V I P 57-58.

Королевская власть

Королевская власть в шотландском государстве XI в. отличалась неустойчивостью. Её ослабляли усобицы между феодализировавшимися главами родовых объединений и распри в среде служилой знати, Определённое воздействие оказывал также внешний фактор – усиление в первой половине XI в. вмешательства Англии и норвежской колонии на Оркнейских островах в междоусобную борьбу в Шотландии.

В начале XI в. сохранял своё значение архаический институт танистри, перешедший в раннефеодальное государство из Далриады. Королевская власть обычно передавалась не по прямой линии, по наследству, а преемнику из знатного рода скоттов, представлявшего одну нз ветвей древнего родового союза Эрков. Танист избирался при жизни короля из числа его взрослых родственников.

Неупорядоченность наследования усиливала нестабильность центральной власти, вела к обострению распрей между отдельными кликами знати. Попытка одного из Шотландскнх королей Малколма II (1005-1034) изменить ип наследования и передать власть своему внуку Данкену (1034 1040), правителю Камбрии, вызвала вспышку междоусобной войны. Против преемника короля выступил «обделённый» род Лорна из Морея – крупнейшей провинции Хайленда – во главе с мормером Макбетом Мак Финлеем. Эти события впоследствии нашли художественное воплощение в трагедии Уильяма Шекспира «Макбет».

Убив в 1040 г. Данкена в сражении, Макбет провозгласил себя новым королём в Сконе. Посвящение в королевское звание обычно сопровождалось языческой церемонией, призванной символизировать заключение «брака» монарха с землёй и народом, которым ему предстояло править. Король наделялся скипетром и мечом, стоя на священном камне Лиа Файл («Камень судьбы»). Согласно легенде, на этом камне в Аргайле провозглашались королями правители Далриады. В IX в. после объединения государств скоттов и бриттов, шотландский король Малколм I перевёз камень в Скон.

Король Макбет сумел на время усмирить враждовавшие кланы. Однако когда подрос старший сын Данкена Малколм, воспитывавшийся при дворе английского короля Эдуарда Исповедника, междоусобные войны в Шотландии возобновились. Опираясь на поддержку Англии, которая с середины XI в. увеличила политическое давление на Шотландию, Малколм Мак Данкен вместе с английским войском вторгся в 1054 г. в её пределы и закрепился в южных районах страны. Спустя ещё три года претенденту на трон удалось одержать победу над Макбетом, и он, устранив физически своего преемника, получил шотландскую корону13.

13См. ES. V I P 576-583, 592-593, 600-604.

Успех предприятия Малколма III (1058 1093), ставшего королём путём открытого военного вмешательства Англии и признания личной вассальной зависимости от английского монарха, послужил своеобразным прецедентом, который неоднократно использовался в последующей борьбе соперничавших группировок феодальной знати. В начальный период правления Малколм III, прозванный Канмором («Большеголовым»), добился укрепления границ шотландского королевства на севере (в Кейтнессе) и упрочения центральной власти. В то же время при дворе шотландского короля усилилось влияние англосаксонской знати. Подавляя сопротивление сторонников Макбета, новый монарх давал крупные земельные пожалования военно-служилой знати (в том числе выходцам из Англии). Годы правления Малколма 111 совпали с важным, переломным моментом в истории Англии и Шотландии нормандским завоеванием, начавшимся в 1066 г.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели