История одного банкротства. Конец SCO?

CitCity, 8 сентября 2007 г

This is the end of Solomon Grundy
Древнеанглийский стишок



Очередная сенсация — объявление о банкротстве SCO согласно главе 11 Кодекса о банкротстве США. Это не значит, что деятельность компании прекращается, а имущество ее идет с молотка. Глава 11 предусматривает для фирмы, объявившей себя банкротом, нечто вроде финансовой «передышки», в частности, запрещая кредиторам на опредленный срок взыскивать с нее долги (с деталями можно ознакомиться здесь).

Эта новость на форумах тематики Open Source обсуждается повсеместно, активно и злорадно. Действительно, компания SCO «прославилась» своей тяжбой с IBM относительно незаконного раскрытия той использования исходного кода Unix, а в дальнейшем — откровенным шантажом майнтайнеров Linux-дистрибутивов и их пользователей. Чем и снискала законную «любовь» всех сторонников свободного софта. Однако в этих обсуждения проскальзывает немало неточностей, во многом обусловленных запутанностью наименований, которые я и хотел бы прояснить в этой заметке.

Для начала вкратце напомню историю вопроса. Потом посмотрим, может ли это событие быть основанием для радости (и тем более злорадства). А под конец попробуем извлечь мораль из всей этой истории.

Собственно, компания Santa Cruz Operations (известная также под аббревиатурой SCO — к современной SCO Group она имеет косвенное отношение) — одна из первых фирм, которая начала выпускать Unix для PC, практически сразу после появления i386 (другой такой фирмой была, как ни странно, Microsoft). Название ее происходит от местечка Санта Крус (Калифорния), где располагалась ее штаб-квартира.

Разрабатывавшаяся в SCO система изначально называлась SCO Unix (ныне она известна под именем SCO OpenServer). Она никогда не блистала технологическими изысками и новинками, но считалась очень устойчивой и надежной. И потому получила довольно широкое распространение в банковской сфере. В частности, начиная с прошлого века, версии этой ОС на протяжении многих лет используются в Российском Сбербанке, где под нее было написано немало специализированного софта (например, система коммунальных платежей).

Это одна линия истории. Другая же связана с именем Novell. В первой половине 90- годов проглого века эта компания была одержима хватательным рвением — ею были приобретены DR DOS, WordPerfect, QuattroPro, и в числе прочего — также права на исходный код и торговую марку UNIX (оставшиеся как бы бесхозными после разделения их прародителя — AT&T). На базе чего была создана система UnixWare.

«Офисное» направление деятельности Novell особого успеха не имело, как и ее Unix-бизнес. В результате один из основателей фирмы, Рэй Нурда (Ray Noorda), ушел в оставку, а все новоприобретения — распроданы в розницу: офисные пакеты — фирме Corel, где они составили пакет Corel Office, агония которого продолжается чуть не по сей день, UnixWare — SCO, дополнив ее собственную систему, получившую отныне имя SCO OpenServer.

Рэй же Нурда основал новую компанию — Caldera Systems, которая, в частности, приобрела у Novell DR DOS. Однако основным направлением ее деятельности стала Linux-дистрибуция. Первоначально Caldera Linux представляла собой цельнотянутый Red Hat, дополненный некоторыми не вполне свободными компонентами, типа рабочего стола и средств интеграции с сетями Novell Netware. Однако вскоре этот дистрибутив обзавелся собственным инсталлятором (ИМХО, одним из лучших графических инсталляторов своего времени), средой Caldera Network Desktop. И вообще приобрел своеобразие, отмеченное именем Caldera OpenLinux.

Свободная версия Caldera OpenLinux — представляла собой очень компактный, но аккуратно укомплектованный дистрибутив, широкому использованию которого препятствовали только слабые средства интернационализации. А коммерческая версия включала в себя немало проприетарных продуктов, вплоть до Wabi (средства эмуляции Windows от фирмы Sun), WordPerfect и CorelDRAW — квази-портов (квази — потому что на самом деле они работали в режиме эмуляции), StarOffice, и так далее.

Наконец, Caldera становится одним из соучредителей альянса United Linux — наряду с Suse (тогда это была Европа), Turbolinux (Япония) и Conectiva (Бразилия); таким образом, альянс этот охватил чуть не все континенты (африканской Ubuntu тогда еще и в проекте не было).

Целью альянса была стандартизация дистрибутивов Linux. Тем не менее, никакими славными делами он не отметился, тихо и незаметно прекратив свое существование года через два. Что и знаменовало собой начало конца.

Однако это еще впереди. А пока, на рубеже тысячелетий, Caldera выглядит процветающей и преуспевающей фирмой. Тогда как у SCO, несмотря на наличие такого могучего клиента, как Сбербанк, дела, судя по всему, идут не блестяще: видимо, две Unix-системы оказались ей не под силу. И она продает оба своих флагманских продукта — SCO OpenServer и SCO UnixWare — фирме Caldera.

Та же, в свою очередь, по-видимому, испытывает разочарование в своем Linux-бизнесе: первый Linux-бум рубежа тысячелетий схлынул. И Caldera начинает переориентироваться на Unix-бизнес — во главу угла ставятся новоприобретенные SCO OpenServer и SCO UnixWare. В соответствие с чем меняется и название — отныне фирма называется SCO Group, и SCO здесь уже условное буквосочетание, а не аббревиатура (базируясь в штате Юта, она ни малейшего отношения к местечку Санта Крус не имеет).

Прежняя же SCO, оставшись без своих титульных систем, переименовывается по названию последнего своего продукта — Tarantella. Впрочем, жизнь ее была недолгой: остатки древней Santa Crus Operations были приобретены Sun’ом, и ныне это просто подразделение последнего.

Однако вернемся к героине нынешней сенсации — SCO Group (далее вторую часть названия я буду опускать, но прошу помнить, что к почившей в Бозе Santa Cruz Operations она имеет очень опосредованное отношение).

Непосредственно после приобретения двух новых Unix’ов развитие Caldera OpenLinux прекратилось: последняя ее версия датируется концом 2002 года (и выступает уже под именем SCO Linux). Однако, судя по всему, и Unix-бизнес у свеже-переименованной компании тоже не особо заладился. И она предпринимает отчаянный шаг — начинает тяжбу с IBM о нарушении той условий лицензирования исходного кода UNIX.

Нормальному советскому человеку понять суть претензий SCO довольно сложно; да и антисоветскому человеку — тоже, если он в должной мере не владеет юридическим английским. В меру своего понимания попробую их изложить:

IBM, будучи обладателем лицензии на исходники первозданного UNIX (полученной в лохматые годы еще от AT&T), выложила часть их в открытый доступ, откуда они были заимствованы разработчиками ядра Linux. Тем самым потенциально подвергнуться судебному преследования могли и разработчики этой ОС, и майнтайнеры дистрибутивов, и даже конечные пользователи (в первую очередь, конечно, корпоративные).

Правда, аргументы, выдвинутые SCO в подтверждение своих притязаний, смотрелись смехотворно: это был исходный текст функции malloc, опубликованный в открытой («бумажной») печати отцами-основателями UNIX еще во времена былинные. Да и вообще весь иск в глазах любого здравомыслящего человека выглядел смешным. Однако сутяжничество — американский национальный вид спорта, и потому процесс продолжался около двух лет.

Правда, SCO тут же нарвалась на встречный план (пардон, иск) со стороны Novell. Которая, со своей стороны, оспорила права SCO и на исходный текст первозданного UNIX, и на саму торговую марку.

Перипетии обоих процессов пересказывать не буду. Во-первых, о них не писали только те СМИ, обозреватели новостей в которых страдали патологической ленью. Во-вторых, оба процесса SCO в первом приближении проиграла. В первом приближении — потому что теоретически, по правилам этого спортивного состязания, может оспорить оба судебных судебных решения. Насколько в нынешних условиях она имеет возможность сделать это практически — вопрос.

И вот — закономерный итог всех предшествующих событий, сообщение о банкротстве. Как я уже говорил, в соответствие с главой 11 американского кодекса, это вовсе не значит, что SCO немедленно прекращает своё существование. Так что в строке из эпиграфа к заметке стоило бы поставить вопросительный знак, однако в оригинале его нет, а мы ведь свято чтим настоящее авторское право — даже если оно принадлежит народу.

Финансовая «передышка» часто позволяет обанкротившимся компаниям выпутаться из трудной ситуации — примером чему может служить SGI. Сможет ли это сделать SCO — поживем, увидим. Но мне представляется, что в любом случае с юридическими претензиями ее на UNIX и Linux можно считать поконченным — «не до грибов, Петка», как сказал Василий Иванович в ответ на сообщение — «Белые в лесу».

Так что же, следует радоваться и кидать в воздух шапки? Ведь бабло (пардон, добро) в очередной раз победило зло, и восторжествовала справедливость. Не будем спешить.

Во-первых, радоваться несчастью ближнего, даже если он сам был его кузнецом, — не в нашем, товарищи, духе. А во-вторых, окончательное банкротство SCO может иметь негативные последствия, которые не в последнюю очередь затронут Россию.

Вспомним, что весь Российский Сбербанк работает под управление SCO Unix. Более того, в конце июля текущего года Сбербанк объявил о результатах тендера по тотальному обновлению системного программного обеспечения до версии OpenServer 6. Он был выигран Премьер-Партнером SCO в России — компанией Бизнес-Консоль.

Впрочем, широкие массы IT-общественности, как и положено, узнали об этом из сообщения буржуазной прессы, датированного 30 августа. И успел ли состояться этот самый тотальный апгрейд — остается не вполне ясным. И если нет — то состоится ли он теперь?

Да впрочем, это и не важно. Конечно, такого рода системы способны долго существовать и без всяких апгрейдов. Однако возникает вопрос с текущей технической поддержкой. Разумеется, для Сбербанка она осуществляется не напрямую SCO, а какими-нибудь ее российскими авторизованными партнерами (скорее всего, фигурирующей выше Бизнес-Консолью). Однако очевидно, что в сложившейся обстановке эти партнеры (или этот партнер) будут постепенно переориентироваться на другие сферы деятельности или просто прекратят свое существование. Да и физический износ парка компьютеров и, соответственно, необходимость в новых инсталляциях, никто еще не отменял.

Предвижу возражение: вместо апгрейда продукции SCO Сбербанк может просто сменить ОС. Да, может. Но, во-первых, это потребует времени — представьте себе количество его отделений по городам и весям Руси. А во-вторых, как уже упоминалось, именно под SCO Unix написаны многие специализированные банковские системы. Конечно, их, скорее всего, можно перекомпилировать под какой-либо иной Unix — но и это, с учетом отладки, не сделать в одночасье. В любом случае, процесс смены ОС не пройдет бессбойно и безболезненно.

В общем, мне уже видятся бабушки и дедушки, отстаивающие очереди в тщетной надежде получить свои пенсии, ошибки в счетах за коммунальные услуги (которые по какой-то роковой случайности никогда не бывают в пользу потребителей оных), и прочие апокалиптические картины. И все это, между прочим, в преддверии грядущих выборов. Так что от злорадства по поводу судьбы SCO я бы воздержался…

Остается извлечь из произошедшего события мораль, свежую и оригинальную: вот к чему может привести ориентация государственных структур на закрытые проприетарные продукты. А Сбербанк, несмотря на свое формально акционированное положение, в значительной степени остается структурой государственной, в том числе и в глазах широких масс электората.

Действительно, представим себе, что на месте SCO Unix в банковских системах используется какой-либо коммерческий, но основанный на открытых исходниках продукт, например Red Hat или Suse. И соответствующую компанию в одночасье постигает банкротство (от чего Господь борони и ту, и другую). Что же — свято место пусто не бывает: немедленно будет создан форк, неотличимый от исходной системы. Теми же останутся и люди, оказывающие техподдержку. Конечно, сбои неизбежны и в этом случае — но масштабы их не сопоставимы с теми, которые можно ожидать при умирании продукта проприетарного.

Так может быть, произошедшее заставит наконец задуматься наши власти предержащие о роли свободного софта в современных условиях?

1 комментарий к “История одного банкротства. Конец SCO?

  1. я, возможно, опоздал с комментарием, но всё же.
    по моему имху любые коммерческие организации, а сбербанк таковой и является, всегда будут использовать софт проприетарный. простой пример: допустим что сбербанк успешно переходит на линукс, после чего злые хакеры ломают главный сервер сбербанка и уводят всё бабло. кто будет отвечать и, главное, возмещать убытки? сисадмина, разумеется накажут и может быть даже посадят, но денег-то уже нет! предоставляя коммерческий проприетарный продукт, этот самый предоставитель так же несёт и определённую юридическую ответственность. всё упирается в методы отката и распила, а посему никогда не будет линукса в сбербанках.

Обсуждение закрыто.