Именинная история

Алексей Федорчук

Разменяв первый год седьмого десятка, да к тому же заделавшись пенсенерюгой в законе (то есть неработающим), пора продолжить свой цикл воспоминаний, объединённый под рубрикой Исповедь геолога.

Это было два года и ещё несколько дней назад. На ровном месте, без предъявления претензий и объявления войны, вероломно сломался мой любимый дебильник — Nokia Asha 200. Ну и пожаловался я кое-какому народу на эту незадачу. А в ответ Станис мне и пишет:

Вот и хорошо, я тебе сейчас новый подарю на ДР, такой же, только лучше.

И действительно, Asha 200 было уже днём с огнём не сыскать, а имелась только Asha 202 — действительно, точно такая же, с QWERTY-клавиатурой (потому как Asha 300 — это уже сенсорика, которую я терпеть ненавижу), ну а что лучше — поверим на слово производителю.

Правда, и от этой модели прилавки не ломились. А там, где эта модель имелась в наличие, она почему-то была непременно розового цвета. Тем не менее Станис, имея замечательные навыки работы со всемирным информаторием, скрывающимся за псевдонимами Гошы, Яши и Дуси, отыскал таки в одной онлайновой лавчонке то, что нужно. С доставкой на дом ровно 1 ноября 2014 года. С указанием моих реквизитов.

И вот именно в указанный день чуть не с самого ранья звонят мне из той лавочки, и говорят:

Мы, мол, готовы заказ доставить, только такая проблема: сейчас у нас на складе только розовые модели. Вы что предпочтёте: сегодня, но розовый, или чёрный — но в течении недели?

Разумеется, я выбрал второй вариант — тем более, что в качестве паллиатива приобрёл за 300 рублей угробище от Alcatel’я, полностью соответствующее постулату:

А какого кайфа ты хотел за 25 копеек?

Проходит неделя. Каждый день мне звонят из той конторы с одним и тем же вопросом:

Чёрных до сих пор не завезли, может, доставить вам розовый?

Конечно же, я каждый раз отказываюсь.

И вот, не прошло и полгода декады, как принимаю вызов:

Наконец-то завезли новую партию, готовы доставить завтра.

Я им:

— Пух, а они точно дамы нетяжёлого поведения чёрные?
— Точно, Пятачок, — отвечают мне.

В результате на следующий день — звонок в дверь: это он, это он, долгожданный почтальон курьер. Без цифры «пять» на медной бляшке, и без форменной фуражки. Но зато с коробочкой, на которой написано, что внутре у нее — именно Asha 202, а не что иное. Правда, какого она цвета — не сказано ни полслова.

Тем не менее, молча расписываюсь в получении. Ибо, не смотря на свой многолетний опыт картёжника, до сих пор джентльменам верю на слово. А джентльменами по умолчанию полагаю всех, с кем имею дело. Конечно, пока иное не выяснится.

Курьер уходит, я распаковываю коробочку, и обнаруживаю: внутре у нее действительно Asha 202, и цвет у неё… Любителям ЧГК предлагаю отгадать с половины раза. А для простого народа скажу сразу: розовый у неё был цвет.

Я несколько огорчился. Но сразу у меня это отторжения не вызывало, потому что окрас девайсаины был не совсем откровенно розовый, а чуток отдающий в темноту. И я подумал — может, стерпится и слюбится?

Ан нет. На следующий день надо было идти мне в одно присутствие. И там, в ожидании своей очереди, услышал в кармане виброзвонок на новый телефон. Вытащил его при всём честном народе — и понял, что оказался в положении героя песенки Жоржа Брассенса, замечательно преложенной на язык родных осин Марком Фрейдкиным:

И с розовым смартфоном я смотрелся очень глупо,
С ним выглядел я просто как мудак.

А вечером того же дня зашла в гости дочка. Увидела телефон — и говорит: какой красивый! Действительно, нравится? — спрашиваю. Действительно — отвечает. Пишу Станису:

— Ты не очень огорчишься, если я твой подарок дочке передарю?
— Если дочке — нет,

ответил благородный Станис.

Так и повелось с тех пор. Дочке моей Asha 202 служит верой и правдой, в том числе и в поле — от Суздальской губернии до подступов к Огненной Земле. А я так и пользуюсь тем самым Alcatel’ем. Ибо нет ничего более постоянного, чем временные решения.

Именинная история: 2 комментария

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели