И снова о массовом Linux’е

Citkit, 18 октября 2007 г

Эта заметка родилась, с одной стороны, как полуответ-полудополнение к Взгляду из ivory tower Владимира Попова. С другой — как следствие чтения многочисленных комментариев к иным статьям (в том числе и не имеющим никакого отношения к «Десктопному Линуксу». Немало материалов к этой теме дают и обсуждения на форумах. С цитаты из одного из таких обсуждений я и начну.

компьютер, который призван облегчать решение различных проблем, пока их не меньше добавляет
© Vityaz, Линуксфорум

Поскольку цитата вырвана из контекста (весь контекст занял бы слишком много места, ознакомиться с ним можно здесь), дополню, что в ней подразумеваются проблемы, которые компьютер создает пресловутому конечному пользователю — эпическим персонажам современного фольклора: секретарше-блондинке, брюнету-ченовнегу и шатену-манагеру. Ах да, еще и тётке-бухгалтеру.

Так ли это? Давайте не будем лукавить и признаем, что — да, это так. Причем, что интересно, он создает им проблемы вне зависимости от аппаратной платформы и операционной системы на ней: и в Windows, и Linux, и в любой BSD. Даже в DOS’е черном, помнится, создавал. Почему?

Ответ прост. Дело в том, что компьютеры не создавались для облегчения жизни кого бы то ни было — ни секретарши, ни манагера, ни чиновнега. Ни даже бухгалтера. Они создавались для обеспечения систем противовоздушной обороны, расчета траекторий баллистических ракет и космических кораблей, прогноза движения теплых и холодных воздушных масс с Атлантики, обеспечения отказоустойчивых коммуникаций… Иными словами, для решения многих и многих задач, которые без компьютеров решены бы не были.

Это относится к компьютерам вообще. А сфера применения компьютеров, как неоднократно подчеркивал Владимир, неизмеримо шире того ее сегмента, который ассоциируется с этим словом у большинства трудящихся — то есть сегмента настольных персоналок, каковые в настоящее время свелись к архитектуре i386 (PC или, в просторечии, «писюки» — ибо ныне и гордые Mac’и архитектурно являются ничем иным, как «писюками»).

В отличие от Владимира, я не застал героических времен PDP-7 сотоварищи. То есть застать-то застал, но от компьютеров был очень далек. И мое знакомство с продукции IT-индустрии началось с персоналок — IBM PC/XT-совместимых, с процессором Intel 8086/8088, работавших под управлением «черного» DOS’п. Которые я полюбил всей душой. Потому что они позволяли мне сделать (в моей тогдашней профессиональной сфере) то, чего я не мог рассчитать посредством логарифмической линейки, арифмометра — «железного феликса», и даже программируемого калькулятора со встроенным Basic’ом. Причем сделать, не обращаясь во всякого рода ВЦ, каковые обращения требовали немалых бюрократических усилий. Для меня это был чрезвычайно эффективный инструмент работы. А отнюдь не бытовой прибор, создающий удобства.

Так что даже и персоналка изначально не предназначалась для упрощения жизни бухгалтерши Надежды Александровны, секретарши Люси, манагера Пети или ченовнега Васи. А предназначалась она для того, чтобы инженер Ваня, биолог Костя или геолог Лёха могли с его помощью сделать то, чего без него сделать не могли. Например, рассчитать статистику соотношения легких редкоземельных элементов и высокозарядных катионов для всех проб глубоководного бурения в Южной Пацифики и сравнить ее со статистикой их же в экзотических террейнах Северо-Востока СССР.

Справедливости ради надо заметить, что вышеуказанные Ваня, Костя или Лёха не забывали и о нуждах Надежды Ивановны или Люси. А также кадровички Нины Егоровны. Они устанавливали на их машины все тот же самый «черный» DOS и программу, необходимую для соответствующей работы — бухучета, учета кадров (тогда их не сочинял только ленивый). Ну а для Люси — разумеется, Lexicon. И писали простенький batch-файл, позволяющий запустить эту программу нажатием одной клавиши.

Все были довольны: наши герои спокойно занимаются своей работой, Люся печатала на принтере из Lexicon’а приказы и распоряжения (причем все больше и больше, не смотря на призывы к внедрению безбумажного документооборота), Нина Егоровна учитывала кадры (которых, напротив, становилось все меньше и меньше), а Надежда Александровна начисляла им всем зарплату — правда, проверяя результаты работы компьютера на счетах, как она привыкла это делать еще при появлении настольных калькуляторов.

А потом произошло классовое расслоение. Ваня, Костя и Лёха постепенно мигрировали на Linux — потому, что там они свою работу могли выполнять намного эффективней, чем в «черном» DOS’е или на PDP-7. Подчеркну при этом, что они были и оставались самыми обычными пользователями. А вот Надежда Александровна, Нина Егоровна и Люся почему-то стали работать в Windows — причем отнюдь не по собственному желанию. И вi думаете, как говорят в Одессе, эффективность их работы повысилась? Фиг с маслом — ответит вам любой одессит (конечно, немножко другими словами). Ибо у них тут же появилось множество новых забот: как им слушать музыку, смотреть кино, ставить и запускать новые игрушки. И выяснять, почему после установки очередной игрушки их система развались напрочь. Разумеется, работа при этом не делалась ни лучше, ни быстрее.

И столь же очевидно, что всеми этими «настроечными» мероприятиями героини занимались не сами. Ибо не было у них ни должной подготовки, ни желания ее приобрести (это отнюдь не в упрек, ни один человек не может знать и уметь все). И для начала они решили припахать к этому делу наших героев — не учтя того обстоятельства, что они были героями отнюдь не их романа. И что им по большому счету более или менее безразлично, будет ли нашим дамам за компьютером столь же комфортно, как в прокладках Тампакс. Причем опять-таки вне зависимости от целевой платформы — Windows ли это любого рода, или Linux, или даже FreeBSD. Потому как сфера их инетерсов лежит в области эффективности работы, а не в области комфорта.

Вот, собственно, и вся коллизия. Суть которой — в несовпадении интересов тех пользователей, для кого компьютер являет собой рабочий инструмент, и тех, кто рассматривает его как бытовой прибор. Причем это несовпадение не связано ни с пигментацией волос, ни даже с профессиональной принадлежностью. Среди пользователей первой группы мне встречались не только научные работники и инженеры, но также переводчики, юристы, и даже — страшно сказать — ченовнеги и секретарши. А уж группа вторая — охватывает весь спект социальных слоев и профессий нашего общества.

Так что пользователи первой группы просто скажут спасибо разработчикам открытого софта — тем, которые обеспечили им среду для решения своих задач относительно малой (финансовой) кровью. И не так уж им интересны усилия маркетологов, цель которых — навязывание ненужного товара путем искусственного создания несуществующей потребности в нем (цитирую по Андрею Кроткову с POSIX.ru). Ибо они прекрасно понимают, что ни к чему хорошему это не приведет.

Маленький Post Scriptum

Я заранее предвижу все возможные комментарии на это сочинение:

  • и про то, что компьютер действительно стал бытовым прибором;
  • и про драйверы, изобилия которых не добиться без того, что Linux станет массовой системой;
  • и про вселенскую угрозу, исходящую от монополии Microsoft;
  • и всё остальное — поверьте, все возражения против изложенной выше точки зрения уже были высказаны много лет назад.

И ответы на них были даны столь же давно — как в публикациях моих коллег и единомышленников, так даже и в моих. Ответы, для нас вполне весомые, хотя и не универсальные.

И потому не следует думать, что каждый пользователь Linux спит и во сне видит, как бы ему соблазнить, охмурить или сагитировать очередного вендузяднега. Нет, он, как правило, в основном занимается своим делом, а в свободные минуты предпочитает общаться в своем кругу — среди тех, кто разделяет его интересы.

Так что оставим соблазнение… ну это интимный вопрос, замнем для ясности, охмурёж — ксендзам, а агитацию — партийным активистам.

Перейти к верхней панели