Главная из «Тайн Эдвина Друда»

Алексей Федорчук

В ходе промежрождественских каникул поглядел очередную «Тайну Эдвина Друда» — относительно недавнюю (2012) английскую экранизацию. Которая поначалу показалась с претензией на серьёзность, но быстро проявила свою обычную сущность дешёвой поделки. И, конечно же, она и в подмётки не годится нашей телепостановке — той, что с Гафтом и Юрским.

Однако некоторым профитом от этого занятия было то, что я, во первых, перечитал своё собственное сочинение на заданную тему. Во-вторых, ещё раз внимательно прочитал очень подробный комментарий к ней, написанный Sven’ом Karsten’ом. А Sven, между прочим, является мастером сайта русскоязычного сообщества разгадывателей «Тайны Эдвина Друда». С материалами которого (и это — в-третьих) я ещё раз ознакомился. Чего, кстати, и всем, заинтересованным темой, рекомендую. А в итоге получилось «в-четвёртых», о чём и хочу рассказать в этом очерке.

Более ста лет прошло со времён публикации статьи Джона Каминга Уолтерса «Ключи к Тайне Эдвина Друда» (1913), которой он, подобно сами знаете кому, выделил «три истока и три составные части» всей Друдианы, сформулировав вопросы:

  1. убит ли Друд?
  2. кто такой мистер Дэчери?
  3. кто такая старуха-опиоманка?

С той поры ответы на эти вопросы пытался дать каждый «друдовед» — и ответы эти были ну очень разнообразны. Почему? Потому что прежде, чем пытаться ответить хоть на один из них, следует ответить на вопрос «до-первый»:

А достаточно ли в имеющемся тексте данных для ответа хоть на один из трёх остальных вопросов?

Это и есть главная тайна Эдвина Друда. Ибо от ответа на данный вопрос зависит род дальнейшей деятельности: будет ли то попытка реконструкции авторского замысла, или сочинительство оного вместо автора.

Казалось бы, ответ на поставленный вопрос был дан автором: на момент, когда Диккенс последний раз высказывался по этому поводу, предугадать финал романа, по его мнению, было невозможно. А это было незадолго до его смерти, и в распоряжении тогдашнего читателя был точно тот же текст, который доступен нам — никаких черновиков, набросков и иных материалов, проливающих свет на развитие сюжета, старина Чарльз не оставил.

Но это тот редкий случай, когда есть некоторые основания усомниться в словах автора. Ибо, как сказал Тимур наш, Шаов

Но мы-то ушлые потомки:
Больше знаем, глубже бурим.
В исторической науке
Всё иначе запендюрим.

Ведь все любители жанра классического (или «аналитического») детектива за прошедшие без малого полтора века ознакомились и с «дедуктивным» методом Шерлока Холмса, и с «людовеческими» приёмами отца Брауна, и с работой «серых клеточек» Эркюля Пуаро, и с «методом аналогий» мисс Марпл, и с вариациями на тему «убийства в замкнутом пространстве» Джона Диксона Карра… И, располагая столь серьёзным теоретическим базосом, было бы странно не попытаться разгадать «Тайну Эдвина Друда» — не смотря на уверение её автора, что на опубликованном материале задача эта решения не имеет.

При этом оказывается, что разгадка тайны Друда сводится к ответу на второй вопрос Уолтерса. Ибо, как это ни парадоксально, во всех версиях разгадки (а наиболее полную, насколько я знаю, подборку разгадок можно видеть здесь) судьба самого героя-эпонима не имеет никакого значения:

  • если Друд убит — удачливый злодей Джаспер должен понести заслуженную кару от людей или самого Господа;
  • если Друд таинственным образом выжил — злодей-неудачник Джаспер виновен в покушении на его убийство (а возможно — не только его), и должен ответить по всей строгости закона;
  • наконец, если Друда никто и не собирался убивать (а есть, оказывается, и такая версия) — душка Джаспер из любви к племяннику всё равно наколбасил противоправных деяний, достаточных если не для виселицы, то для кичи.

Что же касается «принцессы Курилки», то и её роль в развитии сюжета Уолтерсом несколько преувеличена. Ибо очевидно, что она сводится к участию в разоблачении Джаспера (вне зависимости от успеха его злодейского замысла), а уж где, как и почему — рояля не играет. Или, на худой конец, своей случайной смертью провоцирует его на свершение святой, как ему кажется, мести.

Так что разгадка тайны Эдвина Друда сводится к ответу на второй вопрос Уолтерса — выявлению личности мистера Дэчери. И тут расследователями были перепробованы от все варианты — напрашивающиеся, вероятные, мало вероятные и невероятные вовсе.

Не избежал этого искушения и ваш покорный слуга. Тем более, что ещё сорок лет назад, при первом прочтении романа, придумал собственный вариант ответа на второй вопрос Уолтерса — как ему тогда казалось, свежий, оригинальный и логически неопровержимый: мистер Дэчери — это Тартар. И пребывал в этом убеждении вплоть до знакомства с комментарием Свена Карстена к своему очерку, а затем и с материалами его сайта.

Первая иллюзия, относительно «свежести и оригинальности», была развеяна сразу. Как оказалось, знак равенства между Дэчери и Тартаром ставился рядом расследователей, начиная с Джорджа Гэдда аж в 1906 году. Ну а неопровержимость версии была разрушена словами Свена:

Для того, чтобы играть одновременно роль самого себя, и роль Дэчери, Тартару бы пришлось мотаться между Клойстергэмом и Лондоном, как маятнику. В те времена, когда функционировала только станция Паддок Вуд в 20 милях от Рочестера-Клойстергэма, дорога до Лондона занимала более пяти часов…

Казалось бы, мелочь, но для меня, как (в прошлой жизни) геолога, привыкшего считаться со временем, расстояниями и транспортными условиями, для версии абсолютно убийственная.

Все прочие кандидатуры на роль Дэчери, как я уже говорил, расследователями были рассмотрены. И все они, после более или менее подробного знакомства, опровергаются. Кроме, разумеется, двух — матушки Эдвина Друда и мистера Баззарда-папаши, относительно которых возразить нечего за отсутствием какой-либо информации, кроме самого факта их существования.

Так что, если отвергнуть единственную логически обоснованную, но практически не реальную версию тождества Дэчери и Тартара, текст романа допускает только одну атрибуцию первого: мистер Дэчери — никто иной, как… некий Дик Дэчери. О котором, конечно, из имеющегося материала можно получить некоторые сведения. В частности, мне показалось очень интересным следующее соображение Свена:

Что же это может быть за птица: че­ло­век с во­ен­ной вы­прав­кой, но не во­ен­ный, дер­жит­ся как ка­пи­тан ко­раб­ля, но не моряк, шляпу но­сить не при­вык и по­при­ще его срод­ни ди­пло­ма­ти­че­ско­му? В дик­кен­сов­ские вре­ме­на был один под­хо­дя­щий ответ на все эти во­про­сы.
Со­труд­ник Ост-Индской тор­го­вой Ком­па­нии в проб­ко­вом шлеме ко­ло­ни­за­то­ра, агент по­лу­во­ен­но­го об­ра­зо­ва­ния, на­сле­ду­ю­ще­го сло­вам пер­во­го бри­тан­ско­го посла в Индии сэра То­ма­са Роу: Ан­глий­ский тор­го­вец в Индии сде­ла­ет для Ан­глии боль­ше лю­бо­го ди­пло­ма­та!

Позор на мои азиатские седины — мне следовало бы догадаться об этом без подсказки. Но уж слишком я был увлечён некогда образом Дэчери-маримана…

Атрибуция Дэчери как отставного (или действующего?) политического агента Ост-Индской компании открывает очень широкий простор для творчества, в частности, с точки зрения его взаимоотношений с семьёй Ландлессов. Однако — увы: ни на шаг не приближает нас к разгадке тайны Эдвина Друда, если ограничить свой полёт фантазии рамками имеющегося текста. Так что с прискорбием вынужден констатировать правоту старины Чарлза: задача в той стадии, в которой он оставил нам её описание, не решаема.

Для себя я ставлю точку в этой истории. Разумеется, были, есть и будут попытки «дописанства» романа, более или менее логичные внутренне, вписывающиеся в диккенсовские реалии или не очень, наконец, возможно, не менее интересные литературно, нежели прототип. Однако это — совершенно другой жанр, к которому у меня нет ни склонности, ни подготовки.

Главная из «Тайн Эдвина Друда»: 5 комментариев

  1. Этот жанр — «фанфик». Подражатель вместо автора.
    Но классический английский детектив всегда «грешит» одной милой особенностью. Логичность (не «логика»). Все и абсолютно (второй момент) действующие лица никогда не вовлечены в хаос. Они лишь отчасти авантюристы. Авантюризм их обоснован лишь в той части, в которой он есть в «Сокровищах Агры»: нажива придет только тогда, когда вы логично совершите что-то безумное. Парадокс. Вне рамок, но граничные условия исследования должны существовать, иначе исследование и его цель равно ось и асимптота.

    Большое Вам спасибо за очерки. Пожалуйста, дайте возможность комментирования к вашим заметкам о геологии, начиная с первой: http://alv.me/fergana/
    И далее, по оглавлению. Анализирую Ваши тексты лишь на уровне «Великий Кумрочский поход 1987 года», прошу прощения.
    Еще раз — большое за них спасибо! Две темы для меня табу: медицина и геология. Вы показали, почему тогда был Визбор. Почему тогда были барды. Почему вообще были и существовали «физики» и «лирики». Мне теперь страшно за вторую тему, я не хочу разбираться в медицине :)

  2. Дмитрий, если я правильно понимаю, «фанфик» — это типа бессчётных «произведений» про эльфов, орков и прочих хоббитов, которые все в мехах и кольцах? Тут, увы, очень трудно провести грань между подражанием и обсиранием :)
    Вот: http://alv.me/Ob-obsiratelyah-Professora/
    С ТЭД чуть другая история. С одной стороны, вроде бы сказано достаточно, чтобы заняться разгадыванием тайны. С другой, выясняется, что данных таки не хватает. И разгадывание тайны превращается в её воссоздание или вообще пересоздание..
    PS Открыл комментирование вроде бы всего, связанного с геологией и Азией. Если чего пропустил — пишите, исправлю.
    PPS Об медицине обещаю не писать — разве что о методах лечения, если крепко перебрал накануне :)

  3. Фанфик — это когда трое на кухне обсуждают внешнюю политику, футбол и правительство. Только раньше за ними записывал четвертый, а теперь они сами за себя пишут, да еще и выкладывают в сеть. Нас же долго и упорно учили определять, что имел в виду автор ( вот это, к примеру: http://www.stalcer.com/comments/?1312194030 ). Теперь каждый, кто знает, ЧТО же на самом деле имел в виду автор, может сам стать автором и творить за него. Точнее, вместо него.
    Грань, в данном случае, проста. Все, что делают последователи и почитатели, это — не от автора. Да, максимализм, но если б автор чего-то хотел сказать, он бы уж постарался (смерть и внезапная болезнь или аналогичное — за скобки). Поэтому, речь о банальном подражательстве.
    С Диккенсом могу дать маленькую ниточку, которая часто проясняет многое: как часто Вы пишете? Насколько содержательно? Что важнее — Линукс, геология, окружение?
    Анализ данных нужно проводить с учетом нескольких факторов: необходимости и достаточности. Три заданных вопроса четко свидетельствуют о том, что данных недостаточно. Но, вероятно, автор считал, что необходимые для понимания данные он дал. Отсюда та самая ниточка, связывающая мои вопросы к Вам с Вашими вопросами к роману: чем в период написания данного произведения был занят сам Диккенс? Он успел дописать Дэчери? Он успел дать понимание об остальных героях? Он вообще успел внести все краски в произведение? Что так повлияло на него, что заставило сдать (очевидно) недописанную картину?
    Как пример, анализ Чеховым Гончарова (первый абзац): http://dugward.ru/library/goncharov/aihenv_goncharov.html
    Пы. Сы. Большое спасибо. Теперь не обижайтесь, буду, по мере сил, править ошибки. Больно хороши Ваши рассказы.
    Пы. Пы. Сы. Очень полезно в наших широтах. Скорее, даже, методы того, как Вы врачевались в походах. Не всегда же вертолет можно было выловить на санзадании (большое Вам, кстати, спасибо за «санзадание», «алабаевские трикони» и многое-многое. Я — переводчик, мне все эти слова отдавать людям иных языков, а вы мне свой, родной, язык понятней делаете, чтоб я потом его понятней делал для других.

  4. Не-не-не, не каждый комментарий нуждается в ответе, просто высказал свои мысли на тему, вдруг мои соображения чем-нибудь Вам помогут, как-то прояснят для Вас ситуацию. Самому не хотелось бы быть одним из тех «задолбашек», которые рано или поздно появляются при любом приличном авторе и которые не терпят, когда их сообщения игнорируют. Просто размышления на интересную тему. Пойду, к слову, Фергану начну перечитывать.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели