Из зимних практик: Закарпатье, зима 1979-го

Алексей Федорчук

Давеча в закромах Родины обнаружил старую фотографию, единственную сохранившуюся с Закарпатья, где были мы в январе–феврале 1979 года на так называемой зимней практике. Это было такое специфическое для геолфака МГУ явление, о котором нынешние студенты и не подозревают. Почему надо предварительно сказать о нём несколько слов.

Зимняя эта практика проходила после сдачи зимней сессии, в студенческие каникулы. И предназначалась для студентов кафедры исторической и региональной геологии (так называемая 2-я группа геологов). А поскольку к ним примыкали всякие Шипиловы в виде палеонтологов — то и для них тоже. Надо сказать, что аналогичное мероприятие было и на кафедре динамической геологии (так называемой 1-й геологов). Но у них обычно была своя свадьба (хотя иногда эти свадьбы сливались с едином экстазе).

Так вот, предназначалась эта практика для студентов (и студенток, разумеется, никакого сексизма). Но: не для всех. А только для комсомольцев, спортсменов, отличников. Хотя, правда, не обязательно красавцев. Но, поскольку, как уже сказано, никакого сексизма не было, то и комсомолок, спортсменок и отличниц брали тоже. И обязательно красавиц. Не потому что не-красавиц отсеивали: просто так уж повелось от века, что и во 2-й геологов, и в палеонтологах все студентки были красавицами. И, добавлю по секрету, умницами. Чем объяснить этот феномен — не знаю, но имел место быть.

Однако вернусь к принципам организации практик. Район их каждый год определялся заново, но в целом был традиционен: Закавказье, Урал, Кольский. То есть, с одной стороны, районы геологически интересные, с другой — с действующими горно-рудными объектами, то есть карьерами, шахтами, штольнями: понятное дело, что зимой в заснеженных горах, тайгах и тундрах никакой геологии не увидишь.

Была и третья сторона: районы зимних практик находились в пределах финансовой досягаемости. То есть туда можно было дёшево доехать на поезде. Ибо теоретически всё это мероприятие финансировалось «от казны»: проезд и даже типа каких-то командировочных, вроде 50 копеек в день на рыло. А рассчитывался бюджет практики, исходя из количества студентов, попадавших под указанные выше критерии:то есть комсомольцев, спортсменов, отличников.

Но это — в теории. А на практике — геология штука демократичная (в разумных пределах). И поэтому на зимние практики брали всех желающих расширить свой геологический кругозор. То есть просто всех — иных на нашей кафедре не водилось. Соответственно, в бюджет все не укладывались, поэтому, во-первых, все участники предприятия, вне зависимости от степени комсомольности, спортсмености и отличности, скидывались на общие расходы. А во-вторых, при всех перемещениях по району практики соблюдался режим жесточайшей экономии: если можно было дойти пешком — шли пешком, если нельзя — пытались договориться доехать на халяву, если не получалось — искали самый дешёвый транспорт. Не из жлобства — чтобы на водку с закусью побольше осталось.

Практическая реализация режима экономии ложилась на плечи руководителя зимней практики. Который, конечно, никаким студентом не был, а был штатным сотрудником кафедры. Много лет, ещё задолго до нас, эту роль исполнял Олег Беляев. У него был огромный опыт и налаженные контакты во всех районах практик. Но в год, о котором идёт речь, он сложил свои полномочия, передав их Толе Никишину, только что закончившему геолфак.

Отступление: ныне Анатолий Михайлович Никишин — доктор гэмэ наук, профессор, зав. кафедрой исторической и региональной геологии, облечённый всякими прочими приличествующими порядочному человеку званиями и регалиями. А в то время был одним из первых сравнительных планетологов Советского Союза. Да, пожалуй, что и нашей планеты вообще. Почему и был известен под кличкой «марсианин».

И к тому же то была первая зимняя практика, которая проходила в Закарпатье. Почему — не помню (а возможно, что и не знал), подозреваю, что по каким-то финансовым причинам. Но факт тот, что в тех краях у наших людей практически не было наработанных связей. Поэтому всё протекало довольно сложно. Но, тем не менее, вполне успешно.

«Опрактикованные» нами объекты не назову, потому как не помню: кроме Вышковского ртутного месторождения, в одноимённом посёлке, они мне ничего не говорили. А о всяких забавных историях расскажу в другой раз. Потому что пора предъявить ту самую фотографию, которая вызвала приведённый выше поток воспоминаний:

zakarpatie-79

Если не изменяет память, это в Ужгороде. На фото слева направо: Игорь Красильников по кличке Гоша, Александр Бирюков по кличке Шура, ваш покорный слуга с кличкой по собственной фамилии, Андрей, фамилии которого не помню, по кличке Андер.

Из зимних практик: Закарпатье, зима 1979-го: 1 комментарий

  1. Мда…студенческие практики (у кого какие были) — это конечно тема.
    У каждого есть, что вспомнить…

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели