Викинги, которые были. Сцена и персонажи: Норвегия

Алексей Федорчук

Как было сказано в предыдущем очерке, к началу Эпохи викингов не существовало ни страны Норвегии, ни народа норвежцев — даже в том смысле, в каком там говорилось о данах или свеях. Однако географический термин Norðweg, то есть Путь на Север, видимо, уже был: он встречается в рассказе некоего Охтхере (то есть Оттара) из Халогаланда.

Рассказ Оттара был включён в качестве дополнения в англо-саксонский перевод «Истории против язычников» Павла Орозия, выполненный Альфредом Великим, королём Уэссекса. «Научную» деятельность короля можно датировать примерно 880–890 годами, на которые выпала мирная передышка во взаимоотношения со скандинавами. Отсутствие каких-либо уточнений может говорит за то, что к тому времени словосочетание «Северный путь» было вполне устоявшимся термином. Однако относилось оно, видимо, не столько к некоей стране, сколько к «вектору движения» — от Осло-фьорда (тогдашнего Вика) вокруг будущей «Середины страны» (фюльков Агдир, Рогаланд, Хёрдаланд, Согн, Фирдир) и далее вдоль побережья на северо-восток к Халогаланду и далее Финнмарку (то есть Лапландии).

Вообще понятие сторон света в Древней Скандинавии отличалось от современного географического. Например, норвежцы и исландцы, бандитствующие на Балтике, в землях вендов или эстов, возвращаются на Север, в Данию — хотя фактически плывут при этом на запад. Особенно показательно отношение к сторонам света у исландцев: в этой стране названия Запад, Север, Восток, Юг закрепились за её «административными районами», так называемыми четвертями. То есть выражение «поехал на север» означало путешествие в Северную четверть, хотя реально это могло быть движением на восток или на запад (для жителей Западной и Восточной четвертей, соответственно).

Одновременно с понятием Северного пути существовал и термин «Восточный путь» — от Датских проливов вдоль южного побережья Балтики и далее на север и северо-восток, в Ботнический залив и в направлении Ладоги. Эквивалентом ему в источниках выступает понятие плавания в Восточные земли, к которым относились области, заселённые поморскими славянами, балтами (пруссами и куршами), эстами и собственно финнами, вплоть до Северо-Западной Руси.

Зона Северного пути включала в себя множество мелких областей (фюльков), представлявших собой в начале Эпохи викингов самостоятельные политические образования (»королевства»). Согласно сагам, она разделялась на четыре сектора, различия между которыми существовали вплоть до конца Высокого Средневековья:

  • Вик, или Юго-Восточная Норвегия, — фюльки вокруг Осло-фьорда (собственно и называвшегося в старину Виком), такие, как Ранрики, Раумарики, Хрингарики, Вестфольд, Гренланд;
  • Середина страны (то есть будущей Норвегии) — фюльки Агдир, Рогаланд, Хёрдаланд, Согн, Фирдир; они объединялись общими законами и тингом на острове Гула (Гулатингом);
  • Трёнделаг, или Трандхейм (Северо-Западная Норвегия), — восемь фюльков, на территории которых действовало так называемое Право трёндов, или законы Фростатинга;
  • Северная Норвегия — Наумудаль и Халогаланд.

Кроме того, в глубине будущей Норвегии, в стороне от побережья, существовало ещё несколько фюльков, объединяемых понятием «Норвежский Уппланд» . Из них особенно интересен Гудбрандсдаль, о котором я скажу ниже.

Для ориентации в этих названиях привожу карту Норвегии, заимствованную из русского издания «Хейскринглы» и размещённую на сайте Северная слава:

norge

При рассмотрении этой карты нужно учитывать несколько обстоятельств. Во-первых, её реалии относятся к XI–XII векам — в частности, никаких таких городов, как Осло, Конунгахелла, Берген, Нидарос, в начале Эпохи викингов не существовало и в проекте (о протогородах-эмпориях того времени разговор буде особый). Во-вторых, существуют и другие карты Норвегии (и Скандинавии вообще), более или менее относящиеся к Эпохе викингов, с несколько другими областями и их транскрипцией. Подборку таких карт можно найти на сайте Ульвдалир.

Названия некоторых фюльков происходят от именования населявших их народов (»племён»). Так, ругии и хёрды (гароты) под предводительством Хродульфа засвидетельствованы в Эпоху Великого переселения, как участники войн Теодориха Великого. Некоторые источники называют ругом Одоакра, свергшего последнего западноримского императора Ромула Августа. Впрочем, эта тема уже затрагивалась в рамках данного цикла http://alv.me/?p=8819#i-3.

От имени некоего племени трёндов (впрочем, никакими источниками более не зафиксированного) происходит и общее название фюльков Северо-Западной Норвегии — Трёнделаг.

Интересны названия фюльков, содержащих в себе слово «рики», то есть держава, или государство (условно, с поправкой на эпоху). Одни из них можно трактовать как Держава ранов или Держава раумов (Ранрики и Раумарики, соответственно). Название же Хрингарики определённо связано с личным именем «Хринг» и может рассматриваться как Держава династии, от некоего Хринга происходящей — конунги с этим именем засвидетельствованы там вплоть до XI, чередуясь с носителями имени «Даг» (почему династию иногда называют Дёглингами).

Общее между всеми этими фюльками в том, что их правители, как легендарные, так и исторические, выводили свой род от Инглингов, правивших, как сказано в предыдущем очерке, в Средней Швеции. Которая, по предположению многих историков, как географическое понятие именовалась Свеарики.

Выше я упоминал область Гудбрандсдаль. В сагах для весьма разного времени (и для X, и для XI веков) указывается, что правителем её (с титулом херсир, или даже лендрман — подробней о терминологии будет говориться в следующем очерке) были некие дяди, носившие одно и то же имя — Гудбранд. Так что можно было бы предположить, что область получила название по династическому имени её правителей. Которое, в свою очередь, со временем превратилось в имя-титул. Потому как в тех же сагах фигурируют сыновья актуального на тот момент Гудбранда, носящие более обычные имена типа Транда или Торира: видимо, эпонимическое имя они получали только по вступлении в права наследства (к этому вопросу я вернусь при рассмотрении именослова Руси).

Фюльки, содержащие в своих названиях, компонент «марк» (или «мёрк»), видимо, имели некоторый «приграничный» статус, именно таково значение этого слова в германских языках, сохранившееся в западноевропейских титулах «маркграф» и «маркиз». Вспомним Хродланда, префекта Бретонской марки — исторического прототипа эпического Роланда из одноимённой песни.

Наконец, многие фюльки носят чисто географические названия, в одних случаях абсолютно прозрачные (например, Фирдир — Область фьордов), в других — не очень ясна (Согн, Агдир).

Согласно «Хейскрингле», в IX веке (и ранее) почти каждый из фюльков будущей Норвегии представлял собой самостоятельное «королевство» во главе с конунгом из собственной династии и своим «ассистентом» — ярлом, часто родственником (например, родным братом) правителя. Насколько это отражало реальные воспоминания о событиях тех лет, а насколько — более позднюю «учёную» конструкцию, не ясно. В ряде случаев ярлы явно выступают как самостоятельные правители, не связанные с каким-либо определённым конунгом — например, династия ярлов Хладира из Внешнего Трёнделага. Впрочем, тут мы вступаем уже об область социальной терминологии, что будет предметом следующего очерка.

Оглавление цикла

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели