Тяготы оффлайновой журналистики

Алексей Федорчук

Некоторое время назад (оказывается, тому минуло уже два года), спровоцированный Сергеем Голубевым, сочинил я цикл заметок из серии Сравнения мужейжурналист vs блогер. Нынче же объективная реальность (в которой всё не так, как в действительности) даёт повод добавить к ней несколько строк.

Вводные установки, как говаривал ныне уже почти забытый шарлатан. Первая: слово журналист я применяю исключительно к журналюгам, но ни в коем случае не к журнализдам и журналастам, которые незаконно зачислили себя в этот профсоюз (на самом деле они проходят совсем по другому ведомству).

Вторая (собственно и послужившая поводом для этой заметки): в настоящее время с сотрудничаю с одним-единственным оффлайновым (то есть бумажным) изданием — журналом Линуксформат. Для которого ежемесячно сочиняю колонку на тысячу примерно символов, посвящённую важнейшим (по моему скромному ИМХую, разумеется) событиям, произошедшим в мире Open Source и пересекающимся с ним мирах. И в настоящий момент стою даже не перед дилеммой, а перед трилеммой.

За истекший месяц в нашем дивном мире произошло три события, которые с полным правом можно назвать знаковыми:

  1. отказ от поддержки Cinnamon’а в PPA-репозитории Ubuntu;
  2. последовавший буквально через пару дней выход дистрибутива Mint;
  3. наличие в этом самом Mint’е сборки Cinnamon’а 2.2 — не просто доведённой до ума, но отполированной до зеркального блеска.

В скобках замечу, что на самом деле первой ласточкой этой череды событий было включение PPA-репозитория поддержки systemd в основной репозиторий Ubuntu, хотя пока и в ветку proposed. Но об этом я уже успел написать — читайте июньский номер Линуксформата, который в это самое время остывает в типографии после выхода из печатающего автомата.

Возвращаясь же к трём перечисленным событиям — каждое из них заслуживает места в колонке. Но колонка — ещё более не резиновая, чем столица нашей Родины. Повторяю, в ней есть место всего для тысячи символов.

На самом деле каждое из этих событий заслуживает отдельной колонки. Но колонка — одна, это задано форматом бумажного издания (не случайно оно носит имя Линуксформат).

Отложить на следующий номер? Но ведь о каждом из этих событий надо писать здесь и сейчас. На этом стояла, стоит, и стоять будет профессия журналюги: завтра их последствия станут ясны каждому, включая Васю Пупкина.

Если бы я был только оффлайновым журналюгой — я бы в такой ситуации рвал бы себе остатки волос на голове, только что остриженной под «трёшку». Но по преимуществу я — блогер. И про что писать, решаю сам. Как и сам устанавливаю формат своих сочинений, без учёта числа знаков. И в этом — прелесть нашей профессии: не в том, что мы первыми узнаём о событиях (на самом деле — мы далеко не первые). А в том, что в числе первых понимаем, во что они выльются в дальнейшем, и можем об этом написать, не взирая на…

Ну а то, что выход Mint’а 17-го в сцепке со своей сборкой Cinnamon’а, было событием знаковым, думаю, поняли уже все, кто в теме. Вровень с ним я мог бы поставить только выход Mandrake 5.1 (и особенно того, что стало потом его русской редакцией от IPLabs Linux Team, в замужестве Altlinux). И, возможно, первой по настоящему работоспособной Ubuntu — той, что вошла в историю как 5.10 breezy. Что вселяет веру в светлое будущее. Пусть даже в отдалённой перспективе. Но хотя бы есть ради чего снова брать в руки сабельку…

Перейти к верхней панели