Сулейман Кучуков: кавалер, басмач, краском

Алексей Федорчук

Исторически склалось так, что автор этих строк учился читать в то время, когда все участники броьбы с басмачеством, кто её пережил (и кого по каким-то причинам на замочили в последующие годы) стали писать мемуары. То есть, возможно, они писали их раньше. Но в конце 50–начале 60-х они начали издаваться в большом количестве, правда, в основном, в местных издательствах, но зато массовыми (для тех времён и условий) тиражами. То есть книжки эти имелись в любых районных, школьных и кишлачных библиотеках. А подчас продавались даже в кишлачных библиотеках.

Это был практически единственный источник информации о некоторых страницах той войны, которую принято называть Гражданской. Кроме, разумеется, рассказов старых людей, помнивших тогда ещё имена и легендарных комбригов Красной Армии и Туркестанской кавалерии, и их противников — курбаши басмаческих отрядов. Среди таких имён — Сулейман Кучуков, которому довелось побывать и в той, и в другой роли. А перед тем ещё и в роли офицера Русской армии.

Достоверных сведений о биографии Кучукова мало, хотя легендарных — хоть отбавляй. Считается, что он родился в 1889 году в одном из аилов в окрестностях крепости Гульча (нынешняя Ошская область Киргизии). По происхождению — киргиз или, как тогда говорили, кара-киргиз, ибо киргизами (или киргиз-кайсаками) тогда называли казахов. В возрасте примерно 10 лет был усыновлён ташкентским торговцем Юнусом Кусуковым (башкирского или татарского происхождения), от которого унаследовал фамилию (Кусуков и Кучуков — варианты произношения) и отчество (в советских источниках — Юнусович). Кроме того, приёмный отец, будучи не последним, видимо, бедняком, смог обеспечить Сулейману приличное образование. В том числе и в Оренбургском кадетском корпусе (носившем имя «Неплюевского» в честь «устроителя» Оренбургского края Ивана Иванович Неплюева, 1693–1773).

Из корпуса Кучуков вышел подпоручиком (1909 год). Сведений о дальнейшей его службе не имеется — вплоть до Первой Мировой, когда он, в чине поручика, командовал разведкой 1-й Туркестанского стрелкового полка. И Высочайшим приказом от 25 апреля 1915 года был награждён Орденом Святого Георгия 4 степени — имя Сулеймана Кучукова можно найти в соответствующих списках, например, здесь.

А вот дальше начинаются легенды. В источниках можно найти сведения о том, что Кучуков был полным георгиевским кавалером и кавалером ордена Святой Анны. Первое — не может быть, потому что не может быть никогда: полного Георгиевского банта за время Первой Мировой не имел никто.

kuchukov_01

Георгиевскими кавалерами называют также награждённых Знаком отличия Военного Ордена — так называемым Георгиевским крестом (или, по простому «Егорьем»). И вот обладателей «полного Егорьевского банта» за время Первой Германской оказалось, видимо, не очень мало (судя по тому, что семеро из них, включая Семён Михалыча Будённого, стали к тому же и Героями Советского Союза). Да вот только по статусу Знаком отличия награждались только нижние чины — так что офицер Кучуков не мог входить в их число.

Правда, после Февральского переворота Временное правительство внесло изменение в статус Знака отличия — теперь им за личную храбрость могли награждаться и офицеры (по решению солдатского собрания части). Да вот только представить себе ситуацию, что за период от июня 1917 (изменение статуса) до ВОСР’а кто-то из офицеров сподобился такой чести четыре (в скобках прописью — четыре) раза, несколько затруднительно.

Во втором факте самом по себе — награждении орденом Святой Анны — ничего невероятного нет. Кроме одного — в списках кавалеров этого ордена имени Сулеймана Кучукова мне обнаружить не удалось.

Есть и ещё одна красивая легенда, связанная с Кучуковым и орденами (до первоисточника мне докопаться не удалось). Она гласит, что в один из (неопределённых) дней Первой Германской Сулейман со своей разведкомандой вызывался вынести с поля боя тело погибшего русского генерала. Что было выполнено. И английский военный наблюдатель, поражённый смелостью и умелостью Кучукова, тут же наградил его Крестом Виктории — высшей военной наградой Грейтбретани.

Красота этой легенды омрачается, как и в предыдущем случае, одной мелочью: в регистре кавалеров Креста Виктории ничего похожего на имя «Сулейман» или фамилию «Кучуков» ни в какой транскрипции найти не удаётся. Хотя…

… если припомнить историю с награждением британскими орденами Святого Михаила и Святого Георгия некоего генерала Харькова, случившуюся уже в Гражданскую, ничего невероятного и в этом случае нет. Как известно, тогда ордена, за отсутствием в природе поименованного генерала, были вручены генерал-лейтенанту Русской службы Май-Маевскому (тому самому, у которого служил адъютант Его Превосходительства). Интересно, нашёл ли этот факт о отражение в бюрократических бумагах?

Впрочем, всё сказанное — исключительно реализация режима зануды. И ни в коей мере не имеет целью усомниться в доблести Сулеймана Кучукова. Подтвердить которую у него было немало случаев и позднее.

Потому что позднее случился Октябрьский переворот, он же ВОСР. И следы Кучукова теряются — вплоть до того времени, когда он летом 1919 года оказывается курбаши отряда (укомплектованного соплеменными кара-киргизами) в армии Мадамин-бека — предводителя Ферганского басмачества («амир лашкар баши») и одного из самых своеобразных басмаческих предводителей вообще. Достаточно заметить, что, кроме «банды» Кучукова (о её штатном составе можно только догадываться), в составе Мадаминбековой «супербанды» был Памирский пограничный отряд штабс-капитана Плотникова, Волчья сотня есаула Фарынского, в числе его военных советников были генерал Русской службы Муханов и родной брат генерала Корнилова, вошедший в историю под псевдонимом «Белкин». В доступных мне источниках сохранились только его инициалы — А.Г. У Корнилова был ещё один брат, Пётр, соответственно, Георгиевич, погибший во время Первого Кубанского похода (он же «Ледяной»).

К слову сказать, в «банде» (или «правительстве» — как угодно) Мадамин-бека был даже министр внутренних дел и правопорядка. Эту роль выполнял некто Ненсберг (по национальности, как легко догадаться, юрист) — известный ещё в довоенное время, как бы мы сказали нынче, «бандитский» адвокат, защищавший басмаческих предводителей, когда их судили во времена проклятого царского режима.

Эпопея Мадамин-бека — это совсем отдельная история. Однако, по мемуарным свидетельствам своих тогдашних противников, то есть красных командиров и комиссаров, Сулейман Кучуков на службе у амира показал себя достойным врагом. Не боявшимся, в том числе, вступать в конфликты с прочими курбаши Мадамин-бека, среди которых были и религиозные фанатики, и откровенные уголовники, и патологические садисты (но это тоже из другой оперы). И за которого его «бандиты», кара-киргизы, готовы были содрать шкуру с любого. Что они однажды чуть не проделали с Хал-Ходжой — одним из тех самых уголовников и садистов.

Война Сулеймана Кучукова с Советской властью завершилась в январе 1920 года. Когда он в компании с Мухановым, Корниловым-«Белкиным» и Ненсбергом сдался в Гульчинской крепости под честное слово начальнику 6-й бригады Парамонову, в прошлом капитану Русской службы. Сдался вместе со всей своей «бандой» в 600 примерно сабель. Из которой по приказу восточного человека Фрунзе был сформирован Кара-киргизский национальный полк под командованием своего бывшего курбаши — Сулеймана Кучукова.

Полк этот (в некоторых источниках — дивизион) участвовал в Бухарском походе Фрунзе, в боях с Курширматом и Муэтдин-беком, претендовавшими на звание «амир лашкар баши» после того, как Мадамин-бека, также сдавшегося Советской власти, прирезал Хал-Ходжа. По одной из легенд, лично Фрунзе наградил Кучукова собственным орденом красного знамени. Что, конечно, не более вероятно, чем легенда о полном георгиевском кавалерстве. Однако кавалером ордена Красного Знамени Кучуков стал, хотя и позднее — приказ РВСР № 157 от 1923 года (в чём можно удостовериться, например, здесь).

В одном из боёв с Курширматом, у кишлака Джугара-Гарбуа, Кучуков получил тяжёлое ранение, которое сказалось через несколько лет — и в 1923 году он был комиссован. Работал на Ошском и Джалалабадском конезаводах — ибо, как и всякий киргиз, был прирождённым лошадником. Опять же по легенде, был инициатором создания Ташкентского ипподрома.

В разных источниках можно найти такие года смерти Кучукова — 1930 или 1932. По одной версии, убит бывшими «соратниками по борьбе» — родственниками басмаческих курбаши. По другой — попал под одну из кампаний по избавлению от «лишних» участников борьбы за Советский Туркестан. Что, впрочем, не противоречит одно другому: немало бывших курбаши оказались почему-то видными советскими и партийными работниками. Но и это — совершенно отдельная тема.

Вот и всё, что мне удалось за 50 лет надыбать об этом человеке — русском офицере, басмаче, красном командире. А началось всё вот с этой книжки:

Марк Полыковский. Конец Мадамин-бека. 1966 год, не помню уже какое из Ташкентских издательств.

Автор — участник всех событий начиная с марта 1919 года, с осады Намангана Мадамин-беком и Осиповым. Книга написана литературно блестяще — уж не знаю, чей вклад в это больше, автора ли или литобработчика, Эд.Арбенова. Его родственник, Владимир Полыковский — известный среднеазиатский геолог, специалист по термобарогеохимии. О степени родства как-то не было случая спросить, по счёту поколений должен быть внучатым племянником.

Есть и ещё одна книга:

Сергей Калмыков. «Коран и маузер», 1968 год, тоже ташкентское издательство.

Автор, видимо, тоже участник событий (выступает явно под псевдонимом). Но, в отличие от предыдущей книги, это скорее роман, нежели собственно мемуары. Имена многих действующих лиц изменены, хотя сами персонажи узнаваемы. В частности, герой этого очерка фигурирует там как Осман Бучуков (если не подводит память).

Ну и в сети можно найти отрывочные сведения о Сулеймане Кучукове — хотя далеко не всегда их можно воспринимать как документальные свидетельства.

P.S. Дочь Сулеймана Кучукова — Рафаат Кучликова, оперная певица Ташкентского театра имени Алишера Навои. Знаменита исполнением партий в ряде опер, в первую очередь — Чио-Чио-сан в «Мадам Баттерфляй». Впрочем, нынче о ней тоже не много можно найти информации. Разве что вот фотография нашлась:

kuchukov_02

Сулейман Кучуков: кавалер, басмач, краском: 2 комментария

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели