Судьба Mandiva: версия руководства

Алексей Федорчук

Пару дней назад на этой странице говорилось о кончине компании Mandriva и её предыстории. Ныне её последний CEO, Жан-Мануэль Крозе (Jean-Manuel Croset), излагает свою версию причин, приведших к столь печальному финалу.

Объяснение Жан-Мануэля можно прочитать на сайте Business Insider, и пересказывать его я не буду. Скажу только, что, по его мнению, для ликвидации компании Mandriva было три причины:

  • иски бывших сотрудников;
  • нечуткое отношение суда;
  • недостаточная лояльность акционеров.

Иски последовали от сотрудников, сокращённых в 2013 во время реорганизации, вызванной, как можно прочитать между строк, убыточностью деятельности компании в том году, на фоне общего снижения прибылей в годы предшествовавшие. Причём, по словам Жан-Мануэля, сокращение затронуло в основном «продажников» (количество их, имена и должности не разглашаются).

«Продажники» — не инженеры: можно предположить, что это ребята, в юридическом крючкотворстве многоопытные (читатели Дюма знают, что Франция славилась своими «дворянами мантии» ещё во времена д’Артаньяна), и потому процесс они выиграли: суд обязал компанию выплатить невинно обиженным несколько сотен тысяч евро — сумму, сопоставимую с её годовым доходом (не прибылью!). Причём выплатить немедленно, без отсрочек и рассрочек. И, хотя в 2014 году доходы фирмы увеличились, а расходы сократились (читай между строк — она кое-как свела концы с концами), такой суммы в свободном распоряжении не оказалось.

Акционеры отказались восполнить недостающее. Внешних инвесторов, выручивших Mandiva в 2010 году во время очередного «эпического трабла», на этот раз не обнаружилось. Не проявило патриотизма и правительство, как было однажды, ещё в нулевых годах. Интересно, что одновременно с нвынешним «траблом» происходила масштабная линуксоидация Французской жандармерии. Однако осуществлялась она не на базе своей, родной «НацОСи», а международного дистрибутива Ubuntu (регистрация курирующей последний фирмы на острове Мэн, вызвана, как можно предположить, особенностями местного налогообложения — напрашивается аналогия с «зоопарком в багаже» Джеральда Даррела, нашедшего своё пристанище на острове Джерси).

Впрочем, Крозе объясняет сложившуюся ситуацию особенностями французской правовой системы — как любили говорить на Руси в 90-х, «несовершенством наших законов». Правда, в данном случае подразумевается «ихних» — Жан-Мануэль швейцарец, и его слова можно прочитать так: «Уж в моей стране такого бы не случилось». Ну и отсутствие скреп в этом бездушном и бездуховном мире чистогана также остаётся за кадром происходящего…

А на мой взгляд — взгляд человека, далёкого от бизнеса — всё гораздо проще. И случившееся с Mandriva являет собой лишь очередную иллюстрацию того, что бизнес на Open Source — такая же мутная штука, как и бизнес на науке, образовании и медицине. Что рассматривалось в соответствующем разделе электронной книжки Мир FOSS. Заметки гуманитария. Я как-то писал (уже не помню, где), что единственный пример удачного бизнеса, построенного на консалтинге и техподдержке вопруг Linux’а и открытого софта, за 20 лет продемонстрировала одна-единственная компания — Red Hat. И недавно  Алексей Новодворский в одном из обсуждений на Facebook’е написал:

Пока я вижу только одного вендора linux, успешно реализовавшего свой бизнес-план, — это RH.

Однако тут имели место быть особые условия: фирма Red Hat вступила на это поприще практически первой, и поприщем её был американский рынок. Злые языки добавляют к этому, что ещё и председателем совета директоров в ней случайно оказался бывший генерал армии США — а генералы, как известно, «бывшими» бывают очень редко. Но мы ведь не верим в теории заговоров, верно? Хотя — кто знает? По свидетельству Дмитрия Комиссарова на том же Facebook’е,

RH пять лет назад 55 процентов дохода получал от Пентагона и других похожих ведомств (это говорил Вайтхерст с трибуны)…

Так что, возможно, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов США, генерал в отставке Шелтон не зря получает свою зарплату от компании Red Hat.

Вне зависимости от теорий и заговоров, повторить успех Red Hat’а не смогли ни SUSE (как самостоятельно, так и в составе Novell, а затем Attachmate Group), ни Caldera с Corel’ом (о их потугах в этой сфере нынче мало кто помнит — а ведь таковые имели место), ни Canonical (по крайней мере, пока). Компанию же Mandriva этот путь привёл к печальному исходу.

Совсем другое дело — использование открытых разработок в коммерческих проектах и государственных программах, от «умных часов» и фитнес-браслетов до космоса и атомного ядра. Но этом занимаются не разработчики операционных систем, не майнтайнеры дистрибутивов и не создатели интегрированных рабочих сред, а совсем другие люди. И в их мире действуют совсем другие законы, нежели законы Computer Science.

Так что в очередной раз повторю банальность, известную со времён как минимум Ньютона и Лейбница (а то и Аристотеля с Архимедом): единственный способ финансирования Open Source — проверенная «экологическая цепочка». Которая включает в себя такие непременные звенья:

  • дотирование обществом открытых разработок, выполняемых, как правило, «для души» (именно так я в данном контексте перевёл бы хрестоматийное Just for Fun);
  • использование их в коммерческих проектах с целью извлечения прибыли и отчуждение части последней на общественные нужды (например, в виде налогов);
  • возврат обществом «части отчуждённой части» на дотирование (в том числе и) открытых разработок.

Другое дело, что детали этой цепочки в разных условиях могут быть реализованы очень разными способами, но это другая история. В любом случае те, кто призывает «опенсорсников» зарабатывать на support’е, консалтинге и продаже маечек с кружечками, либо лукавят, либо искренне заблуждаются.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели