Сериал про викингов, которых не было. Хронология и персоналии

Алексей Федорчук

Как и все, интересующиеся темой викингов, которых не было, я с интересом смотрю одноимённый сериал ирландско-канадского производства. Хотя и начал это занятие случайно — обычно при слове «викинги» в названии фильма или романа рука моя так и тянется… если не к боевому топору, то хотя бы туристскому топорику. Нынешние же «Викинги» заставляют вспомнить монументальные исторические кино-полотна Ежи Хоффмана по романам Генрика Сенкевича, каковые до сих пор полагал недосягаемой классикой жанра.

Действительно, в «Викингах» есть всё, что требуется по законам жанра: боевые сцены, с одной стороны, зрелищные, с другой — остающиеся в рамках правдоподобия, соответствие эпохе с точки зрения антуража, в меру мистики и, возможно, немного больше, чем в меру, секса. Единственное, с чем в этом фильме напряжёнка — так это собственно с историей.

Со времён сэра Вальтера Скотта повелось, что произведение в историческом жанре, будь то роман или художественный фильм, имеет некий исторический фон, который включает указание на исторические события, происходившие в историческое время, в которых участвовали исторические личности. Роль как всего фона, так и любой из трёх его составляющих может быть различной — от простых упоминаний (например: любовь между лордом Вискарем и шотландской крестьянкой Шеллой О’Нил происходила в 1815 году, когда Веллингтон разбил Бонапарта при Ватерлоо) до подробных описаний событий и жизнеописаний исторических персонажей. Впрочем, тут уже жанр романа тесно смыкается с научпопом и биографическим жанром. А как в этом отношении обстоит дело в нашем сериале?

Исторический фон сериала — так называемая Эпоха Викингов. Её хронологические рамки обычно определяются в интервале между 793 и 1066 годами по датировке двух исторических событий — нападения скандинавов на монастырь Линдисфарн и битве при Стенфордбридже. Оба граничных события достаточно условны, но это иная история, которую я когда-нибудь расскажу. Сейчас же для нас важно, что начало сериала чётко привязано к первому из этих событий. И это — единственная дата, которая соответствует историческим фактам.

А вот далее начинается сплошная псевдоквазия. В сущности, из всех многочисленных событий, показанных в первых трёх сезонах и в начале четвёртого, исторически привязанными являются только два: осада скандинавами Парижа в 845 году, завершившаяся его взятием, и основание герцогства Нормандского в 913 году. Подозреваю, что где-то в финале будет отмечено и ещё одно историческое событие: вторжение в Англию так называемой Великой Языческой армии в 866 (или 867) году, завершившееся гибелью короля Нортумбрии, Эллы.

Однако здесь мы от событий и дат переходим уже к персоналиям. Которые логично начать с главного героя сериала, Рагнара Лодброка. Для начала — о его именовании, первая часть которого, как легко догадаться, собственно личное имя, а вторая — прозвище. Согласно одной версии, оно переводится как «Кожанные штаны», которые пошила ему супруга (в фильме выступающая под ником Лагерты). Другая же версия утверждает, что супруга героя такими мелочами не заморачивалась, а вышила ему знамя с изображением ворона (а это — священная птица Одина), который взмахом крыла указывал направление похода. И, кстати, вопреки русскому дубляжу, все скандинавские имена произносятся с ударением на первом слоге.

Так или иначе, деятельность Рагнара относят к середине IX века плюс-минус полтора–два десятилетия, свидетельства о чём сохранились в трёх источниках. Первый — «Деяния данов», латиноязычное сочинение Саксона Грамматика, датского фольклориста, мифотворца и летописца, жившего во второй половине XII века. Более всего он прославился тем, что один из сюжетов его труда, через множество промежуточных звений, лёг в основу печальной повести о принце Датском Вильяма нашего, Шекспира, и весёлой песенки о том, как тот же Гамлет ходил с пистолетом. Однако и о нашем герое он кое-что написал.

Второе свидетельство о Рагнаре, точнее, группа свидетельств — упоминание его имени в генеалогиях ряда персонажей Саг об исландцах, написанных (или записанных) не ранее XIII века. И третье — «Сага о Рагнаре Лодброке и его сыновьях» и «Прядь о сыновьях Рагнара». В аутентичных источниках, франкских и англо-саксонских хрониках, имя Лодброка упоминается только как отца его сыновей, о которых будет сказано в следующем очерке.

Достоверных свидетельств о жизненном пути Рагнара не содержится ни в одном из указанных источников. В сочинении Саксона Грамматика он описан в первой, фольклорно-мифической часть его труда. Оба исландских источника — очень поздние (не ранее XIV века, а то и позднее), и относятся к жанру Саг о древних временах, тому их субжанру, который назывался Викингскими сагами, а иногда и проще, Лживыми сагами. Ну а в генеалогиях и хрониках, как уже было сказано, никаких сведений о Рагнаре, кроме его имени, нет по определению.

И Саксон, и исландские саги считают Рагнара сыном Сигурда Кольцо — датского короля, в котором слилась кровь легендарных династий Инглингов и Сьёльдунгов. И главным деянием которого была победа над Харальдом Боезубом в Бравалльской битве, после которой он стал единовластным королём Дании. Однако это — события, принадлежащие более мифу, нежели истории. Франкские хроники упоминают нескольких датских королей того времени (то есть первой половины IX века) и их ближайших родственников, таких, как Годфред, Харальд Клак, Хрёрек Ютландский (которого у нас любят отождествлять с Рюриком, давшим фамилию Иоанну Васильевичу), парочка Хориков: они воюют с Карлом Великим и его наследниками, время от времени свергают друг друга с датского престола и возвращают себе оный, входят в различные отношения с Каролингами — военные, дипломатические, вассальные. Но имени Сигурда среди них нет.

Как нет там и имени Рагнара, хотя Саксон и саги приписывают ему многочисленные походы на Восток и на Запад, власть над всей Данией, унаследованную от отца, захват ряда областей будущих Швеции (Гаутланд) и Норвегии (Вик), и даже владычество над Русью (aka Гардарики).

Карьера Рагнара, по скандинавским источникам, завершается нападением на Нортумбрию в 865 году, разгромом его армии королями Осбертом и Эллой и гибелью: по легенде, Элла приказал бросить Рагнара в яму со змеями, которые его и схарчили, хотя и не сразу, ибо он был в заговоренных шёлковых одеждах.

Эпизоды из биографии Рагнара, привязывающие его имя к историческим событиям, которые можно найти в популярных, научно-популярных и даже почти научных сочинениях, не имеют под собой оснований даже в виде легенд или мифов. Так, его участие в упоминавшемся выше взятии Парижа в 845 году — не более чем предположение (если не сказать проще — домысел) историков XIX века. Кто высказал его первым — нынче уже не докопаться, но характерно, что у Стриннхольма, автора и по сей день одной из самых полных сводок по истории скандинавских нашествий на Западную Европу (1835 год) этот «факт» из биографии Рагнара не упоминается.

В общем, по всем данным перед нами не персонаж истории, а герой мифа или, в лучшем случае, легенды. Разумеется, вполне возможно, что Рагнар Лодброк существовал на самом деле — косвенным тому подтверждением служит упоминание в исландских генеалогиях, о чём я скажу в следующем очерке. Предположительные годы его активности попадают на тёмное время в Датском королевстве, когда прямая династическая традиция прервалась, правители отдельных областей резали друг друга в борьбе за королевский титул, а некоторые области (например, знаменитый Хедебю) оказались захваченными шведскими предводителями. Так что нет ничего невероятного, что в этом мочилове поучаствовал и некто по имени Рагнар и по прозвищу Лодброк, или принадлежащий к одной из враждующих династий, или могущий убедить окружающих в этом. Но никаких достоверных сведений о его роли в событиях как в Дании, так и за её пределами нет.

Несколько лучше обстоит дело с историчностью другого героя сериала — с Ролло, братом, злейшим другом и закадычным врагом Рагнара. Его вполне реальный прототип известен во франкских источниках как скандинавский предводитель Роллон (или Ролло), ставший затем первым герцогом Нормадским под именем Роберта I. Вот только беда — ни малейшего отношения к Рагнару он не имел, не приходился ему ни братом, ни сватом, ни даже современником, ибо родился приблизительно в год его смерти, если таковая имела место быть в истории, а не в легенде.

Источники сохранили две версии о происхождении Роллона. Первую донесли до нас хроники герцогства Нормандского, восходящие в конечном счёте к сочинению Дудо Сен-Кантенского «О нравах и деяниях первых герцогов нормандских» (De moribus et actis primorum Normanniae ducum), написанному примерно через сто лет после смерти Роберта I и основанному на рассказах графа Рауля, единоутробного брата его внука. Согласно этой версии, Роллон был датчанином по происхождению, покинувшим страну в результате междоусобиц и, начиная с 886 года, ставшему предводителем походов на королевство западных франков (будущую Францию).

К концу IX века Роллон прочно окопался в низовьях Сены, совершая набеги на все окрестные земли. В результате чего в 911 году король Западной Франкии Карл III один из «поздних каролингов» (о них ещё будет говориться подробнее, когда речь дойдёт до Одо, графа Парижского), решил проблему кардинально: отдал Роллону земли, которыми тот владел и так, в качестве лена, с одновременным присвоением титула герцога, дабы тот защищал страну от набегов соплеменников.

Хронист Дудо, апологет Нормандской династии, приводит легенду: по обычаю, принесение вассальной присяги должно было сопровождаться целованием ноги сюзерена, стоя перед ним на коленях. Роллону это показалось оскорбительно, и он отрядил на роль целователя одного из своих дружинников. Которому тоже показалось западло вставать на колени, и он вместо этого поднёс королевскую ногу на уровень своего рта. Да так удачно, что её хозяин опрокинулся.

Вторая версия происхождения Роллона восходит к скандинавским источникам в жанре Королевских саг — «Саге об оркнейцах» и знаменитой «Хейскрингле» (на же — «Круг земной», приписываемый Снорри Стурлусону). В них он именуется Хрольвом Пешеходом, и род его возводится к ярлам Мера — одного из фюльков Юго-Западной Норвегии. Полноты картины ради надо заметить, что существует ещё и специальная «Сага о Хрольве Пешеходе», однако она является типичным примером Лживых саг, и потому говорить о ней неуместно.

В «Саге об оркнейцах» о происхожднении Хрольва Пешехода говорится коротко:

Ярл Рёгнвальд пришёл в страну с Харальдом Прекрасноволосым, а тот дал ему в управление оба Мёри и Раумсдаль; он женился на Рагнхильд дочери Хрольва Носатого; их сыном был Хрольв, который завоевал Нормандию, он был столь крупный, что его не могли везти верхом лошади, потому его прозвали Хрольв Пешеход; от него произошли ярлы Руды и конунги Англии…

Снорри (если это, конечно, он) проводит больше подробностей:

Рёгнвальд ярл Мера был самым любимым другом Харальда коиунга, и конунг высоко ценил его. Рёгнвальд был женат на Хильд, дочери Хрольва Носатого. Их сыновей звали Хрольв и Торир… Хрольв был могучим викингом. Он был такого большого роста, что никакой конь не мог носить его, и он поэтому всегда ходил пешком, куда бы ни направлялся. Его прозвали Хрольвом Пешеходом. Он много раз ходил походом в Восточные Страны. Одним летом, вернувшись в Вик из викингского похода, он забивал на берегу скот, захваченный им у местных жителей. А Харальд конунг был в Вике. Он очень разгневался, когда узнал об этом, потому что он запретил грабить внутри страны под страхом строгого наказания. Конунг объявил поэтому на тинге, что он изгоняет Хрольва из Норвегии. Когда об этом узнала Хильд, мать Хрольва, она отправилась к конунгу и стала просить за Хрольва. Конунг был в таком гневе, что ее просьбы оказались безуспешны…

Хрольв Пешеход отправился затем на запад за море на Южные острова, а оттуда на запад в Валланд и разорял там страну. Он приобрел там большие владения и поселил там много норвежцев. Эти владения называются с тех пор Нормандией. Из рода Хрольва происходят ярлы в Нормандии. Сыном Хрольва Пешехода был Вильяльм, отец Рикарда. Его сыном был другой Рикард, отец Родберта Длинный Меч. А его сыном был Вильяльм Незаконнорожденный, конунг Англии. От него потом произошли все конунги Англии.

Какая из версий происхождения Роллона/Хрольва верна — однозначно ответить трудно. За версию Дудо говорит большая близость во времени и к источникам информации. Против — то, что франкские хронисты честь называли датчанами всех скандинавов вообще. А главное — что Дудо больше интересовали деяния потомков Роллона, нежели происхождение его предков.

Версия «оркнейцев» и Снорри, существенно более поздняя. Однако она кажется предпочтительной по трём причинам. Первая — саги вообще уделяли большое внимание генеалогическим сведениям всех персонажей. Вторая — в «Хейскрингле» неоднократно отмечаются некоторые особенные контакты между герцогами Нормандии и представителями норвежской королевской династии, в первую очередь Олафом Харальдсоном, будущим Святым.

Третья же причина — к Рёгнвальду из Мера возводили свой род не только оркнейские ярлы и герцоги Нормандии, но и герои ряда Саг об исландцах, в свою очередь оставившиие многочисленных потомков, здраствующих в период сочинения саг. А уж своих знаменитых предков исландцы всегда выискивали с особенным тщанием. Впрочем, подробней на эту тему будет говорится в следующем очерке, посвящённом персоналиям чад и домочадцев Рагнара Лодброка, среди которых будут уже и (почти) точно исторические личности.

Оглавление цикла

Сериал про викингов, которых не было. Хронология и персоналии: 5 комментариев

  1. Упоминания Рагнара в генеалогиях саг никак не подразумевают историчности самого Рагнара. В особенности учитывая, что женой его была Аслауг, дочь Сигурда убийцы Фафнира, возводить свой род к которому желающих было хоть отбавляй. Кстати, есть версия, что именно Аслауг принадлежало прозвище «Кожаные штаны» (собственно, кожаные штаны были обычной мужской одеждой и стать прозвищем могли разве что, если в них была дыра на заднице :D)

  2. lazhu, развёрнутый ответ — в одном из ближайших очерков.
    А в двух словах — в обществах, относившихся к генеалогиям серьёзно, таких как скандинавское или тюркское, очень не просто: аксакалы с дерьмом смешают…
    А штаны скандинавы, как и все здравомыслящие люди, носили не кожанные, а суконные.
    Есть версия, что прозвище означает «Меховые штаны» — это уже ближе к истине.

  3. Ещё скромно предложу британский сериал «Последнее королевство». Из времен короля Альфреда Великого, правителя Уэссекса и завоевания Англии племенами данов (викингами-датчанами). Сериал вполне на уровне «Викингов».

  4. И охватывает период с 871 года по 878 год от Р.Х. — война Альфреда с королём Гутрумом, поражение, нанесённое данами, бегство, изгнание и битва 878 года у Большого леса, закончившаяя разгромом армии датчан.

  5. Ага, глядел. Скажу про него в конце этой серии очерков. Вкратце, по тому как английские источники знаю намного хуже скандинавских.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели