Русь, «викинги», «варяги». Русы и их каган

Алексей Федорчук

Если, как говорилось в первом очерке, археологические памятники, которые можно сопоставить с русами, появляются в середине VIII века, то первое достоверное упоминание их имени в исторических источниках — почти столетием позже. И содержится оно в летописном своде Сен-Бертенского монастыря, так называемых Бертинских анналах.

В записи Бертинских анналов под 839 годом рассказывается о прибытии ко двору франкского императора Людовика Благочестивого послов от императора ромеев Феофила. Последний в сопроводительном письме пишет, что он

… послал с ними неких людей, которые говорили, что их народ зовут Рус (Rhos), и которых, как они говорили, король их, именуемый Хакан (Chacanus), отправил к нему (Феофилу) ради дружбы.

Далее в письме Феофил просит Людовика дать возможность этим русам вернуться в свою страну, дабы они не подвергались опасностям на том пути, которым они попали в Византию. Однако, тщательно расследовав причину их прибытия, Людовик установил, что они принадлежат к народности шведской (Sueonum). А так как первая половина IX века — начало массового натиска скандинавов на Франкскую империю, император последней счёл их скорее разведчиками, нежели искателями дружбы, и распорядился задержать их до выяснения. И в ответном письме Феофилу сообщил, что буде они окажутся людьми доброжелательными, им будет предоставлена возможность безопасно вернуться на родину. В противном же случае Людовик собирался отослать их обратно в Византию.

Казалось бы, свидетельство, не дающее никаких оснований для двусмысленности. К 839 году франки в союзе с ободритами почти полвека воевали против саксов и союзных им лютичей, более 20 лет вели войны против данов, 829 годом датируется первая миссия будущего святого Ансгария в Среднюю Швецию (aka Свеарики). То есть прекрасно были знакомы и со славянами, и со скандинавами, так что ошибиться в этнической (точнее, языковой) атрибуции русов как носителей древнесеверного языка — в то время единого для будущих датчан, шведов и норвежцев. Сомнения могла вызвать только принадлежность их к конкретному племенному или политическому объединению, что и нашло отражение в письме Людовика Феофилу. Но уж спутать скандинавов со славянами они вряд ли могли.

Так почему же столь прямое историческое свидетельство или ставится под сомнение, или просто игнорируется?

Первая причина, конечно же, политическая — русскоязычным историкам ура-патриотического толка почему-то казалось западло выводить первые династии русских правителей из Скандинавии. Хотя, как мы видели раньше, они охотно мирились с их происхождением от не очень прославленных роксоланов или вообще безвестных росомонов.

Как известно, против ура-патриотизма логика бессильна. Однако есть и другая причина, куда более интригующая: именование короля русов хаганом (он же каган). И потому нужно сказать несколько слов о происхождении и ранней истории этого титула. Считается, что он впервые появляется в III веке у сяньби — объединения протомонгольских племён, уничтоживших державу Хунну, правитель которых именовался шаньюй. Однако до первоисточника этого я не докопался. Достоверно известно, что самый великий из сяньбийских правителей, Таншихай (141—181), не носил вообще никакого титула. А его преемники ничем особенно не прославились. Так что можно предполагать, что традиция именовать самого мощного повелителя степи каганом начинается с жуань-жуаней: их правитель именуется каганом с 402 года.

А дальше история передачи титула «каган» интересна. В середине VI века «голубые» тюркюты (то есть «небесные» — нетрадиционности ориентации это прилагательное не подразумевает), возглавляемые родом Ашина, уничтожают государство жуань-жуаней. И глава рода, Бумынь, принимает титул кагана, надо полагать, по праву победы. А уже по праву родства его наследуют все правители Тюрских каганатов, как Первого, так и Второго.

Далее, в VII веке этот титул появляется у хазар и дунайских болгар — правители и тех, и других возводили свой род к тюркютам Ашина. Уж насколько обоснованно — другой вопрос. Но, поскольку степные аксакалы умели высчитывать родословные на очень многие поколения — какие-то основания для этого были.

Однако ещё раньше, во второй половине VI века, на территории будущей Венгрии и сопредельных стран, возникает Аварский каганат. Кто такие были авары — точек зрения существует не меньше, чем на происхождение руси. Однако достоверно известно, что переселились они в Паннонию под давление тюркютов. То есть о принятии титула по праву победы над последними говорить не приходится. Остаётся предположить, что он был унаследован по праву родства — от жуань-жуаней. Что можно рассматривать как свидетельство, хотя и косвенное, в пользу происхождения по крайней мере правящей династии авар от последних.

Каково же место в этом ряду кагана русов? Есть мнение, что послы Бертинских анналов были просто «ладожскими», условно, русами на службе кагана Хазарии. Однако тогда непонятно, за каким таким зелёным кагану понадобилось посылать к императору ромеев представителей столь удалённого народа, да ещё и наверняка не владеющих языком страны пребывания. Да и называть правителя хазар, болгар, аланов каганом именно и только русов — довольно странно. Ещё одно косвенное свидетельство против этой точки зрения будет приведено в следующем очерке.

Так что более вероятно, что каганом именовался правитель именного того объединения, которое в прошлом очерке было названо русью — то есть контактной славяно-скандинаво-финской группировки. Косвенное тому подтверждение — свидетельство Масуди, относящееся примерно ко времени Бертинских анналов, о существовании малика русов по имени Дира: арабский титул «малик» с доисламской древности прилагался всегда к суверенным правителям. То есть является близким аналогом тюркско-монгольского титула «каган».

Остаётся определить, по какому праву центральноазиатский по происхождению титул оказался у нашей северо-европейской группировки. По праву родства? Вряд ли. Можно, конечно, предположить, что кто-то из древних русинов женился на дочери хазарского, болгарского или аварского кагана. Однако, насколько можно судить по всей истории, родство по женской линии права на титул не давало.

Так что — по праву победы. И здесь можно вспомнить летописный рассказ о «хазарской дани», которую платили кагану поляне, северяне, радимичи и вятичи. И резонно предположить, что освобождение от оной связано с продвижением русов из Приладожья на юг и победой их над хазарами. Почти три века спустя летопись припишет все эти достижения Олегу, князьям дома Рюрика и «варяжского круга», а память о их предшественниках русах если и не сотрётся совсем, то изрядно замылится.

Интересно, что титул кагана применяется в XI веке митрополитом Илларионом к Владимиру Святославичу и Ярославу Владимировичу — возможно, как потомкам Святослава, полного и окончательного победителя хазар. Есть свидетельства того, что он на какое-то закрепился за Святославом Ярославичем и его потомками.

Однако это будет потом. А пока резонно предположить, что посольство кагана руси к императорам ромеев и франков (о существовании последнего свионская часть руси была прекрасно осведомлена) — попытка получить международное признание со стороны «мировых держав» Европы. И условно связать эту попытку с именем Дира нашей летописи, он же малик Дира Масуди.

Летопись относит деятельность Дира к существенно более позднему времени, совмещает её с деятельностью Аскольда и ни слова не говорит о его достижениях в борьбе с хазарами. Однако в данном случае свидетельство Масуди заслуживает большего доверия, ибо оно, во-первых, ближе по времени к предполагаемым событиям (его книга «Золотые копи и россыпи самоцветов» написана в середине X века), тогда как свидетельство летописи отделено от них более чем двумя веками. А во-вторых, Масуди внутрирусские разборки были вполне безразличны. Летописи же наши сочинялись тогда, когда никаких князей, кроме как восходящих к Рюрику, на Руси не существовало. И легко предположить, что деятельность «доваряжских» русов в них сознательно замалчивалась.

Оглавление цикла

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели