Песня для овернца

Алексей Федорчук

Для начала должен заметить, что я не люблю социальные сети. Все вместе и каждую по отдельности, оптом и в розницу. К Джуйке это не относится — но это не столько социальная сеть, сколько курилка советской конторы: в одном конце про баб-с говорят, в другом — политические анекдоты рассказывают, в третьем… да мало ли тем было в советских курилках?

Возвращаюсь к теме. Из всех социальных сетей я больше всего терпеть ненавижу facebook. Почему? Легко ответить. В какой-нибудь twitter я никогда и не заглядываю, как и в одноглазники ффконтактной линзе. Гошу с плюсом и всех его аналогов просто не замечаю. Link… дальше не для дамских ушей… все, кто имел к ним дело, знают, что трогать его нельзя, как то самое, которое, если тронешь — некоторое амбре получится.

Да, предвижу вопрос: если ты их всех так не любишь, то зачем к ним ходишь? Отвечаю: профессия у меня такая. Независимый я сочинитель, на хлеб с маслом сочинительством зарабатываю. Любой сочинитель зависит от пеара. Но у любого сочинителя есть кто-то, кто о его пеаре позаботится. А у независимого — нет. Он потому и независимый, что о своём пеаре должен заботится сам. В полном соответствие с лозунгом из клуба картонажников.

Однако опять отвлёкся. Так вот, прочие социальные сети — меня трогают мало: не люблю я их, они меня не любят, я туда не хожу, просто кросс-постю свою нетленку, они мне за это отвечают практически нулевой отдачей в плане пеарастёжа. Всё по честному.

Но вот на facebook я не заходить не могу. При всех его… даже недостатками не назовёшь, при полном отсутствии достоинств. Не дожидаясь вопроса, объясняю, почему: это единственное место, где я могу пересечься с теми людьми, с которыми я не то что в реале — и в виртуале-то пересечься не удаётся годами. Их немного — счесть можно, не разуваясь. Но там они есть. А больше нигде их нет. Называть — не буду, они сами знают (верно, Соня?).

Ну так вот, захожу я временами на facebook, и читаю их посты. Не френдюсь, и на френдовость не напрашиваюсь, нравится/не нравится не ставлю и не смотрю, лишнее это. По возможности в обсуждения стараюсь не встревать… если, конечно, очень сильно не зацепит. Сегодня — зацепило. Да так, что не цепляло давно.

Зашёл я тут на этот самый book, и наткнулся на пост Сергея Злобина — здесь и далее ссылок не будет, потому как не знаю я, как на этом вашем book’е ссылки дают, и как на нём посты ищуть. И не надо меня просвещать. Стар я для того, чтобы понять великую правду одевания левого ботинка на правое ухо через третью половинку… того места, где спина теряет свё благородное имя. А просто замечу, что Сергей — старый мой товарищ по геологии. И не просто по геологии, а по геохимии. И даже не просто геохимии, а по геохимии базальтов, да не простых, а океанических. От тех океанов, которых уже давным давно нету.

Но обратно — отступление это. Или затянувшееся вступление. А пост Сергея был таков (цитирую):

Сегодня день рождения Марка Фрейдкина — поэта, прозаика, переводчика, основателя издательства «Carte blanche» и первого частного книжного магазина «19 октября». Многие помнят этот бревенчатый домик в 1-м Казачьем переулке, где можно было купить сборники хороших стихов, нестандартную прозы, книги по истории, философии и многое другое. Ну, и конечно, он был удивительным бардом (хоть и не люблю это слово).

Домик я этот тоже помню, и даже сейчас могу сказать, какие книжки я там покупал. Но это совсем другая история. А нынешняя — про то, что Марку Фрейдкину принадлежат лучшие (а возможно, местами и единственные) переводы великого французского поэта Жоржа Брассенса. Барда, по нашему, хоть и я этого слова не люблю, но никак шансонье его язык не поворачивается назвать.

Многими песнями Брассенс славен, но более всех — «Песней для овернца». Я её впервые услышал в 1967 году, когда по ташкентским кинотеатрам с оглушительным успехом… даже не прошёл, а прокатился фильм «Франция–Песня». Детей до 16-ти на него, разумеется, не допускали, но это был наш Ташкент, так что… сами понимаете…

Надо сказать, что по французски я как тогда не разумел, так и с тех пор даже матерно ругаться не научился. Но когда слушал «Песню для овернца», мне казалось, что я понимаю каждое слово.

Прошло немало лет. И я услышал «Песню для овернца» в исполнении Марка Фрейдкина — и в его же переводе. И оказалось, что я всё понял правильно. Ещё многие годы спустя, уже в нынешней жизни, мои коллеги по некоторым литературным сайтам, профессиональные переводчики, в том числе и французской поэзии, объяснили мне, что Фрейдкин переводил Брассенса абсолютно адекватно — со всеми его жаргонизмами и диалектизмами. Он ведь, Жорж, считал себя не французом, а провансальцем — потому и Брассенс, а не Брассанс…

Песня для овернца: 2 комментария

  1. Здравствуйте!
    Вот здесь http://www.bard.ru.com есть песни в исполнении Марка Фрейдкина. Раньше никогда ни его ни о нем ничего не слышал. Спасибо большое Вам, Алексей!

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели