Он был Чинковым

Алексей Федорчук

Сейчас по экранам кинозалов идёт фильм «Территория» — вторая экранизация одноимённого романа Олега Куваева. Первая, вышедшая в 1978 году, оказалась, мягко говоря, не очень удачной: типичная советская производственная кина из жизни сталеваров и плотников, монтажников-высотников и ударников-стахановцев. Да к тому же ещё весьма бюджетная. И даже талант Баниониса не очень помог…

Новую экранизацию я ещё не видел, но читал и слышал немало отзывов, в том числе и от людей, что называется, «в теме» и заслуживающих доверия. Отзывы сплошь положительные — ни одной жалобы на халтуру и лажу, которыми столь часто грешит «геология в искусстве», мне пока не попалось. Так что можно ожидать — фильм вызовет интерес и к литературному своему прототипу.

И здесь читатель, впервые открывший эту книгу, должен чётко понимать: Куваев писал роман. А вовсе не историю открытия золота Чукотки, в искажении которой его столь часто обвиняли читатели — участники этой истории. Так что ждать от «Территории» фактографической точности было бы столь же опрометчиво, как рассчитывать найти в «Войне и мире» описания Бонапартовых кампаний для сдачи экзамена по истории военного искусства. За фактографией событий, преломлённых в романе, следует обращаться к другим авторам и другим книгам.

Одна из таких книг — «В двух шагах от Северного полюса. Записки геолога», изданная в 1968 году. Автор её — Николай Ильич Чемоданов, тот самый, который выведен в «Территории» под именем Ильи Николаевича Чинкова. И который, по словам Куваева, является одним из двух узнаваемых персонажей романа (второй — Израиль Ефимович Драбкин, фигурирующий в книге под именем Робыкина).

Отступление: вообще-то в кругах, связанных с темой, считается, что узнаваемы все персонажи романа. Вот только узнаются они всеми по разному. Потому что основано это узнавание обычно на созвучии фамилий или инверсии имени-отчества. Некогда мне довелось быть лично знакомым с некоторыми из тех, кого традиционно считают прототипами персонажей «Территории» — и могу со всей ответственностью сказать, что дальше этого прототипичность обычно не простиралась. Да и лирического героя романа не следует путать ни с его автором, ни даже с Василием Феофановичем Белым…

Однако вопрос «who is who» в романе — совершенно отдельный, может быть, когда-нибудь я к нему обращусь (в меру своего разумения, конечно). А пока вернусь к книжке — предмету данного очерка. Точнее, для начала, к её автору.

Итак, Николай Ильич Чемоданов (1917–1969), закончил в 1939 году МГРИ им. Серго Орджоникидзе, и получил распределение в трест «Дальстрой» НКВД, один из двух комбинатов особого типа (вторым был Енисейстрой, которому мы обязаны Норильском и Талнахом). На землях этих комбинатов не существовало никакой советско-партийной инфраструктуры — облисполкомов и райисполкомов не было от слова вообще, а парткомы всех уровней выполняли чисто декоративные функции. Бог, царь и воинский партийный начальник был один — начальник комбината в центре (в рассматриваемом случае — в Магадане), и начальники районных управлений на местах.

Отступление: ситуация с комбинатами особого типа напоминает, хоть и отдалённо, то, что было на Диком Западе, на землях, вроде как и присоединившихся к Штатам, но штатами не являвшихся. А именовавшихся территориями. Не по аналогии ли Куваев придумал название своего романа?

Одним их таких районных царей-богов было суждено со временем стать и Чемоданову. Но пока он работает начальником ряда геологоразведочных партий на Средней Колыме, занимаясь разведкой и подсчётом запасов уже найденных золоторудных месторождений. Финалом его карьеры в этом качестве было участие в открытии Омчакского золоторудного узла, за что он, в составе группы товарищей, был награждён в 1951 году Сталинской премией — второй по рангу наградой в СССР, которую после разоблачения культа личности и прочих перегибов стали называть Государственной.

Но перед этим, в 1949 году, Чемоданов назначается и.о. главного инженера Чаун-Чукотского геологического управления в посёлке Певек. С этого и начинается книга его воспоминаний «В двух шагах от Северного полюса», описывающая фактографию истории открытия Чукотской золоторудной провинции.

Пересказывать её я не буду, заинтересовавшиеся прочтут сами. Только не ждите там стилистических изысков — литературно это не «Территория», и даже не клондайкские рассказы Джека нашего, ЛАндона. А очень простое изложение канвы событий, написанное обычным советским языком. Хотя автор, в отличие от многих своих коллег по жанру и времени, канцеляризмами не злоупотребляет.

Отмечу ещё три момента. Первый — что книга эта стала библиографической редкостью, наверное, сразу по выходе в свет. Поиски её что на бумаге, что в сети долго были безрезультатны. Одно время у меня даже были сомнения — а вышла ли она из типографии вообще? Так что я искать её перестал. Но вот в комментариях к заметке о нацосях vadimдал ссылку на её машинно-читаемую версию. За что ему — самая искренняя признательность. К слову сказать, книга эта появилась там 2015-04-21 — не под влиянием ли новой экранизации романа?

Второй момент — в отличие от многих более иных авторов мемуаров, Чемоданов очень мало пишет о себе. А в основном о событиях и о людях, с которыми работал. Причём обо всех — хорошо. Мягко пожурив лишь одного из своих сотрудников — дескать, не очень увлечён тот был своей профессией. Зная, хоть и из вторых рук, какие страсти кипели тогда вокруг чукотского золота, и какие интриги закручивались, можно только аплодировать политкорретности автора…

Ну а момент третий… Считается, что в «Территории» под своим реальным именем-отчеством фигурирует только Василий Феофанович Белый, да и тот появился в одной из поздних редакций, изданных уже посмертно. Но вот в «В двух шагах от Северного полюса» обнаруживается фамилия пилота Бардыкина, того самого, что в романе говорит:

…НПП, в переводе «Наставление по полётам». Каждый пункт в оном, как утверждает замполит Савченко, вписан жизнью и кровью пилотов.

В общем, в книге Чемоданова описаны 16 лет чукотской золотой эпопеи, которые в романе Куваева были спрессованы в отрезок времени около года. И завершились они для Чемоданова Ленинской премией (1964, разумеется, опять же с группой товарищей), орденом Ленина и прочими правительственными наградами. А также назначением в 1965 году начальником геологического отдела Мингео СССР — это ранг замминистра, членство в Коллегии министерства и протчая, и протчая, и протчая. Вопреки роману, где Чинков

…вздрогнув от предчувствия, подумал, что ему не дожить до городской жизни, не суждено

Чемоданов до городской жизни дожил. Но длилась она не долго — он ушёл через год после публикации своей книги.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели