Об одном курьёзном открытии промышленного рудного объекта на территории Зеравшано-Гиссарской горной области (Центральный Таджикистан)

Евгений Горшков Сентябрь 9, 2010

Центральный Таджикистан в советское время приобрёл статус одного из важнейших горнорудных районов Средней Азии. На его территории уже тогда насчитывалось не менее 25 промышленных месторождений сурьмы, золота, ртути, олова и вольфрама, среди которых такие известные как Джижикрут, Тарор, Джилау, Кончоч-Скальное, Чоре, Мушистон и др.

На протяжении 70–80-х годов здесь был выявлен ряд новых редкометальных месторождений и проведено существенное укрепление минерально-сырьевой базы действующих и строящихся горнорудных предприятий, что было осуществлено главным образом на основе новейших методик рудноформационного анализа и количественного прогнозирования скрытого оруденения.

Решение этих задач облегчалось тем обстоятельством, что за эти годы был накоплен огромный фактический материал по геологии данного региона, что позволило по новому интерпретировать ранее сложившиеся представления о закономерностях размещения и условиях локализации в его границах различных формационных типов эндогенного оруденения и выработать ряд новых научно-методических подходов при проведении поисков и геолого-прогнозной оценки ряда известных здесь рудных полей и слабо изученных территорий.

Т.е. в данном случае был сделан решительный переход от т.н. экстенсивного пути развития геологопоискового процесса( классические методы маршрутных исследований) к более эффективному интенсивному, ориентированному на направленный выбор объектов поисков и совершенствование приёмов их геолого-экономической оценки. В разработке методик его проведения привлекались как центральные (институты ЦНИГРИ, ИМГРЭ, ИГЕМ, ВСЕГЕИ ), так и региональные (САИГИМС, ГИ АН Тадж. ССР) научно-исследовательские организации. Немалая заслуга в этом принадлежит и отдельным подразделениям ТГГУ, успешно занимавшихся в то время внедрением и адоптацией новейших геохимических и геофизических технологий применительно к различным металлогеническим таксонам Центрального Таджикистана.

Следует отметить , что использование новых методических приёмов поисков и оценки рудных месторождений в данном регионе вполне себя оправдало: было выявлено несколько промышленно интересных золоторудных объектов( Чульбои, Кумарг, Манор) и существенно расширены перспективы Джижикрутского, Кончочского, Такфонского и других рудных полей.

Вместе с тем, в самом конце 80-х годов, когда в Центральном Таджикистане, учитывая весьма высокую степень его геологической изученности, уже не оставалось практически никаких шансов открытия промышленно интересных рудных объектов классическим методом маршрутного исхаживания ( методом «молоткометрии», как его тогда мы в шутку называли ) , такое открытие всё же произошло и причем при весьма курьёзных обстоятельствах.

Речь пойдет о достаточно крупном флюоритовом месторождении Малев( суммарные ресурсы флюорита порядка 1.5млн.т.) , выявленном автором настоящей публикации в 1988г. в некогда весьма почитаемых советскими горными туристами и альпинистами Фанских горах. Следует отметить, что это месторождение расположено на площади достаточно хорошо изученного ( покрыто кондиционными геологическими съемками м-ба от 1-10000 до 1:100000) Казнокского рудного поля, характеризующегося наличием многочисленных , преимущественно мелких мономинеральных жильных месторождений и проявлений преимущественно бесцветного плавикового шпата ( исключительно богатых, с содержанием СаF2 от 60 до 85%), локазизованных главным образом среди массивных и слоистых известняков нижнего и среднего девона. На площади были известны и уникальные по размерам отдельных кристаллов гнездообразные скопления оптического флюорита(их отдельные индивиды достигали 100 и более кг. , а один из них, самый крупный , был даже назван в честь руководителя страны и ВКПб именем «Иосиф Сталин»), полностью отработанные старательским способом еще в 30-40 годах прошлого века.

Рудное поле расположено вдалеке от автодорог( ближайшая находится в 18 км. к югу от месторождения Скальное), но его практически поперек пересекает хорошо нахоженная туристская тропа , ведущая к основным перевалам и знаменитым вершинам Фанских гор. Вдоль тропы располагалось несколько излюбленных туристами и альпинистами бивуаков и ночных стоянок, одна из которых была удобно устроена под гигантской ( весом не менее 60т.) глыбой , как тогда считалось массивного известняка или доломита. Из-за разводимых под ней костров , глыба была практически полностью закопчённой и никаких следов проверки её «содержимого» геологическим молотком на ней не было видно.По всей вероятности, ни один из работавших здесь в своё время геологов не удосужился это сделать , видимо, будучи абсолютно уверенными в том, что она ничем не должна отличаться от внешне таких же рядом лежащих с ней глыб массивных нижнедевонских известняков. Вместе с тем некоторые отличия, причем чисто визуальные , в ней все же имелись. При более внимательном изучении её поверхности я обнаружил, что она более рельефная по сравнению с соседними известняковыми глыбами, изобилует многочисленными неровностями и выступами в целом совершенно не характерных для последних.

Собственно, именно этот, своего рода скульптурный «поисковый признак» и заставил меня сделать на ней молотком (так, на всякий случай) свежий скол, сразу же обнаруживавший под довольно толстым слоем копоти абсолютно чистый (без малейшей примеси карбоната)серовато-белый флюорит.Поработав над этой глыбой молотком ещё около часа , я убедился, что это практически мономинеральный флюоритовый блок, а его размеры , вкупе с многочисленными неокатанными глыбами и обломками того же состава из соседней осыпи ( их в ней , как позднее было установлено,содержится не менее 15 %, и она представляет собой предмет самостоятельной промышленной отработки), со всей очевидностью указывают на наличие где-то выше расположенного и довольно крупного коренного источника, который без особых трудностей мною в тот же день и был установлен.

Следует особо подчеркнуть, что данное месторождение относится к категории сверхбогатых ( среднее содержание флюорита порядка 85% и аналогов ему, по нашим данным, в мире пока нет), а его кусковой плавиковый шпат вполне отвечает всем весьма жестким требованиям, предъявляемым к рудному сырью, пригодному для производства порошкового флюорита ( опытная партия этого сверхдефицитного материала была получена в 1994 г. на комбинате «Востокредмет», г Чкаловск, Таджикистан, но до полномасштабного производства технологический процесс там так и не был доведён ), являющегося в свою очередь исходным материалом для изготовления искусственных монокристаллов, используемых в приборах ночного видения и др. высокотехнологичных отраслях современного приборостроения.

P.S. Последние несколько лет Евгений Горшков работал в Гайане, ибо в Таджикистане делать стало нечего. Во время последней командировки подцепил там какую-то тропическую хворь. И в результате 12 июня 2013 года его не стало.
Светлая память…

Об одном курьёзном открытии промышленного рудного объекта на территории Зеравшано-Гиссарской горной области (Центральный Таджикистан): 1 комментарий

  1. Я работала с ним на Кончочском месторождении с 1983 по 1985 год, попав в партию, где он был главным геологом, по распределению. Это был геолог с большой буквы. Светлая память осталась в его трудах. Он много сделал для геологии Таджикистана!!!!!!

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели