О чёрных егерях и немножко о Фреде Солянове

Алексей Федорчук

Как-то в ходе околоновогодних разговоров совершенно случайно вспомнилась Притча о чёрных егерях Фреда Солянова — автора и исполнителя собственных песен (терпеть ненавижу слово бард, но обычно именно им это и называется). Не избалованного известностью при жизни, прочно и незаслуженно забытого по смерти. Но к этой теме я ещё вернусь.

Текст Притчи можно найти, например, здесь. А исполнение… об исполнении я тоже скажу в самом конце.

Некогда Притча произвела на меня очень большое впечатление. Однако без знания, кто же они такие, эти чёрные егеря, она воспринималась именно как притча, без привязки к реальности. Хотя, по аналогии со многими другими песнями Фреда, например, той, что начинается словами

Ни звона медалей, ни звона монет

нутром чувствовалось, что эта привязка есть. И захотелось её найти. Чем временами и занимался на досуге в эпоху, когда об Инетах и мечтать не приходилось, а Гоши и Яши ещё и в проекте не было. Сейчас-то нарыть при желании можно — но всё собрано из тех же крупиц, публиковавшихся на бумаге стародавние советские времена.

Так вот, начинается эта история с того, что

… в это время Бонапарт
Переходил границу.

Правда, уже в обратную сторону, за Неман. После чего, как известно, началась кампания 1813-1814 года, известная также как Война 6-й коалиции. А в германской литературе именуемая просто Освободительной войной.

По понятным причинам, об этом её аспекте у нас не очень любили говорить в слух — самое яркое его описание можно найти, пожалуй, в одном из рассказов из Подвигов биргадира Жерара сэра Артура Конана Дойла (Как бигадир чуть не выиграл Германию, если эклер не подводит). Однако он не менее яркий, чем истории Дениса Давыдова, Сеславина или Фигнера.

Потому что после того, как Пруссия официально объявила войну Бонапарту, стихийно началось массовое создание так называемых фрайкоров — своего рода вольных отрядов (у нас это нынче переводят обычно как Добровольческие корпуса).

Один из таких фрайкоров сформировал майор Адольф фон Лютцов, участник всех предшествующих франко-прусских сражений, находившийся в отставке после Тильзитского мира. Он был укомплектован преимущественно студентами (значительная их часть была из университета Йены) и, как бы мы сейчас сказали, представителями творческой интеллигенции.

Казённого содержания и снаряжения им не полагалось, они отправлялись в своей разномастной партикулярной одежде. Которую, унификации ради, решено было перекрасить в один цвет. А, как известно, в таких случаях цвет может быть любым. При условии, что он будет чёрным. Так родился корпус егерей фон Лютцова, и так он стал Чёрным.

Лютцов принимал в свой отряд не только подданных Пруссии, но и жителей немецких государств, входивших в Конфедерацию Рейна, в том числе и королевства Вестфалия Жерома Бонапарта. Поэтому бойцы его приносили присягу не королю Пруссии, а просто Германии.

Собственно партизанским отрядом Чёрные егеря не были — они участвовали во многих сражениях в составе регулярных соединений союзной армии. Однако часто, особенно на первых стадиях войны, действовали автономно во французских тылах. И допекли Бонапарт настолько, что он распорядился относиться к ним не как к военнопленным, а, не смотря на подобие униформы, как к герильясам Испании и партизанам России. То есть мочить на месте.

Впрочем, когда после битвы при Линьи Лютцов попал в плен, Бонапарт допрашивал его лично, но расстрелять не велел. А может, просто не успел — до Ватерлоо оставалось всего несколько дней, и императору было не до того. Или в предчувствии собственной судьбы в нём прорезалось благородство.

Но до этого было ещё далеко. А пока Чёрный отряд был полупартизанским, действия его воспел собственный поэт-партизан — Карл Теодор Кёрнер, ещё до этого получивший известность как автор лирических стихов, трагедий и комедий. Теперь же он сочиняет песню Lützows wilde Jagd с вполне очевидной аллюзией на Дикую охоту Водана (исполнение легко находится в сети, например, здесь).

Воинская судьба Кёрнера сложилась не столь счастливо, как у его коллеги — Дениса Давыдова: он погиб в августе 1813 года в одном из сражений, предшествовавших Битве народов.

Были в отряде Лютцова и другие поэты, и знаменитый в будущем педагог Фридрих Фрёбель, и даже кавалерист-девицы. Замечательную подборку персоналий можно найти здесь.

Отряд же Лютцова в итоге официально получил от короля Фридриха Вильгельма право на форму — чёрный мундир с красным кантом и латунными пуговицами. И когда по окончании Бонапартовых войн бойцы вернулись к мирной жизни, они продолжали её носить. Она стала чем-то вроде униформы студенческого братства университета Йены — напомню, оттуда были многие из них, почему и прозвалось оно Братством чёрных егерей. Потом эта униформа распространилась на на и многие другие буршеншафты германских университетов. А потом… если посмотреть на флаг современной Германии, становится ясным, что было потом: на флаге цвета Чёрных егерей Лютцова.

Ну а вспомнить всю эту историю позволил Фред Солянов своей Притчей о чёрных егерях. Как я уже говорил, он не был знаменит при жизни, а сейчас его вообще мало кто помнит. Но он был автором ряда песен, которые во дни моей юности и в наших кругах входили в число, как сейчас выражаются, культовых. Вот его краткая биография. А представление о диапазоне его творчества можно получить вот из этой маленькой подборки. Есть в ней и Притча о чёрных егерях.

О чёрных егерях и немножко о Фреде Солянове: 2 комментария

  1. В фильме «Москва слезам не верит» — на пикнике не он ли играет на гитаре?

  2. Вы будете смеятся, но я этого фильма не видел.
    Знал, что Фред снимался во всяких таких полуролях-полустатике, про этот не слышал
    полез в википедию — да, он:
    Альфред Солянов — гитарист на пикнике, друг Гоши

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели