Непроизнесённое выступление на одной защите

Алексей Федорчук

Давеча занесла меня судьба на защиту докторской диссертации. Моего старого товарища, коллеги и просто славного парня Серёги Сколотнева. И в ходе этой довольно формальной процедуры захотелось в рамках протокола немножечко поучаствовать в обсуждении. По причинам, о которых будет сказано в конце, я этого не сделал. Но речугу заготовил. И потому размещаю её здесь. Правда, с некоторым запозданием — но, как мне кажется, не принципиальным.

Формальное название работы:

Регулярные и региональные вариации состава и строения океанической коры и структуры океанического дна Центральной, Экваториальной и Южной Атлантики.

Что это всё означает — заинтересованные могут прочитать в автореферате или даже непосредственно в диссертации. Но в контексте данной заметки достаточно привести карту района, в котором собирался материал для работы:

skolotnev

Легенду карте можно поглядеть опять же в автореферате. А простыми словами, в рамках географии, район этот охватывает осевую часть Атлантики от острового Зелёного Мыса на севере до Святой Елены и Тристан да Кунья на юге. И работы в этом районе проводились на протяжении 15 (в скобках прописью — пятнадцати) рейсов различных научно-исследовательских судов (НИС): «Академик Николай Страхов», «Академик Иоффе», «Академик Вавилов», «Геленджик», «Профессор Логачев». В коих автор участвовал, причём в половине был начальником рейса, а в ряде остальных — начальником отряда.

Что такое стандартный рейс НИС геолого-геофизической тематики? Это — от месяца до полугода в море, в среднем обычно месяца три (хотя бывали рейсы и подольше, самый протяжённый, о котором я знаю — 18 месяцев). Кроме начальной и конечной точек — один–два захода, редко больше. Это ежесуточная вахта — для научников восьмичасовая (для сравнения — вахта команды четыре часа). Вахта на эхолоте, на НСП или, как в данном случае, преимущественно на драге.

Конечно, согласно судовым правилам, начальник отряда не обязан стоять вахту — типа его дело командовать. И тем более это не дело начальника рейса, у которого прорва тягомотных обязанностей бюрократического толка. Однако по жизни — начальники отрядов на вахте почти всегда, и подчас по две подряд, а начальники рейсов — очень нередко. Потому как лишних людей в рейсе обычно нет. Если же случаются — то тем более не лишними оказываются те, кто не лишние. А во-вторых и главных — если начальник отряда в результатах драгирования заинтересован непосредственно — где же ему ещё быть, как не на драге?

При этом не надо забывать, что драгирование — это не самоцель, поднятый материал ещё немножечко и изучать надо. Основная часть обработки, конечно — уже по завершении рейса. Но и в ходе его: материал надо просмотреть, задокументировать должным образом, шлифы поглядеть (а иногда и сделать собственноручно), и прочая, и прочая, и прочая.

А уж по завершении рейса — обычная послеэкспедиционная рутина: сдача барахла, финансовая отчётность, предварительная научная отчётность и прочая бюрократическая развлекуха. А в свободное от этого время — подготовка проб для всяческих анализов, а главное — пристройка их в лаборатории соответственного профиля. А по получении аналитики — уже и собственно работа, завершающаяся выдачей на гора печатной продукции. Параллельно с чем — организация и подготовка следующего рейса. В общем, скучать не приходится.

Именно в таком нескучном ритме и проработал Сергей лет эдак 30. Пока не решил, что пора всё это дело обобщить, оформить и защитить в установленном порядке. В результате образовался диссертационный труд объёмом более чем в полтысячи страниц, напичканный фактическим материалом по самые… нет, не то, что вы подумали, корки переплёта. Со всеми обязательными атрибутами — определением цели работы, формулировкой задач для её достижения, защищаемыми положениями, выводами и заключением. Каковой и был рассмотрен на заседании диссертационного совета.

О самой защите говорить особенно нечего, ибо она состояла из обычных компонентов: доклада диссертанта, ответов на вопросы, зачитывания отзывов на автореферат, отзыва ведущей организации, выступлений официальных оппонентов etc. После чего — голосование, единогласность которого была предсказуема заранее. И можно было переходить к неформальному, а потому ещё более творческому обсуждению как самой работы, так и всяких сопутствующих ей моментов.

И в ходе всей этой обязательной процедуры появилась у меня такая мысль: а зачем она вообще, эта процедура? Ведь все знают и автора, и его результаты, и ту цену, которая за эти результаты заплачена. Знают, что, как гласит официальная формулировка, «работа соответствует, а автор заслуживает». Так что, казалось бы, к чему рассусоливать?

Дискуссионные моменты? Да, как и в любой работе, имеют они место быть, есть о чём поспорить. Я бы, например, поспорил бы много с чем из той области, в которой некогда полагал себя профессионалом, сиречь о петрологии и геохимии базальтов. Но ведь дискуссию можно провести уже и в той самой неформальной обстановке, и гораздо плодотворней, без регламентов и формальных ограничений.

А потом подумал другое: ан нет ведь, не обойтись без такой формалистики, без буквального выполнения всех процедурных требований. Потому что да, в данном конкретном случае они кажутся излишними. Но сколько мы знаем примеров обратных — когда пренебрежение (в том числе и) процедурной формалистикой приводило к появлению работ квази-научных, паранаучных, псевдо-научных и просто лже-научных. И только тех примеров, которые случайно стали достоянием гласности. Конечно, строгое выполнение всех предписанных процедур от таких работ не страхует — но всё-таки хоть какой-то фильтр…

Ну а дабы не заканчивать на минорной ноте — хотелось бы ещё раз поздравить Серёгу с завершением замечательной работы. И пожелать ему скорейшего претворения её в печатную монографию. Которую будут читать те, кто в теме, на которую будут ссылаться и использовать в своей деятельности.

Непроизнесённое выступление на одной защите: 6 комментариев

  1. Цель и задачи исследования: «с целью выработки принципов и подходов к созданию тектоно-геодинамических моделей происхождения и эволюции океанической коры …» В итоге именно принципы и подходы не выработаны. Да, работа проведена, но с другой целью…Какой ? Автор не указал истинную цель.

  2. Актуализации разнотипных вариаций в строении конкретных районов достигается Сейсмическая томография позволила получить первые представления о конвективных течениях вещества в мантии Земли. До этого геологи и геофизики имели лишь умозрительные представления о подобных движениях в мантии, основываясь на явно несовершенных числовых моделях конвекции и изменениях поля силы тяжести на поверхности Земли. Та картина, которая открылась геофизикам при использовании сейсмотомографии для изучения неоднородностей в мантии Земли, оказалась во многом неожиданной, что было продемонстрировано Д.Л. Андерсоном и А.М. Дзевонским еще в начале 80-х годов [3]. Самое важное, что удалось выявить, — это разнонаправленное горизонтальное или близкое к нему движение относительно холодного и нагретого вещества, а не только перемещение в вертикальной плоскости, как это предполагалось раньше. Холодные и горячие струи вещества мантии образуют сложное переплетение в горизонтальной и вертикальной плоскостях, и при этом не наблюдается полного соответствия их глубинных продолжений по отношению к поверхностным.
    Так, например, нагретые колонны мантийного вещества под областями новейшего вулканизма или рифтовыми зонами срединно-океанических хребтов не поднимаются из глубины в виде прямых колонн, а имеют весьма причудливую форму, отклоняясь в стороны и обладая отростками, апофизами, шарообразными вздутиями. Ничего подобного проведено не было. Вывод сами сделаете?

  3. «О самой защите говорить особенно нечего…»

  4. mak, вроде бы автор никакой сейсмотомографией не занимался от слова «вообще».
    Кажется, даже и слова такого в его работе не было.

  5. Цель и задачи исследования: «… выработки принципов и подходов к созданию тектоно-геодинамических моделей. Модели не построено, принципы и подходы не выработаны, переписано честно из других источников 500 страниц.
    Докторской диссертации здесь нет. Использовались эхолоты а не глубинные сейсмографы. Работа проведена была с другой целью, а автор явно «удачно» подогнал тему для защиты и проскочило. Тренд современности.
    С удовольствием читаю все ваши статьи. Спасибо.

  6. А драгированные образцы, результаты их аналитики и интерпретация оной также переписаны из других источников?
    Если да — то источники эти явно божественные, ибо других нет.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели