Мориц Август Бенёвский: легенда и реальность. Часть 2. Первая Мадагаскарская экспедиция

Алексей Федорчук

В первой мадагаскарской экспедиции Бенёвского, вместе с его русскими спутниками по «великому заплыву», сопровождали приданные французские вооруженные силы в количестве двух с половиной сотен человек. А ещё с ним была его жена Сусанна, на которой он успел жениться ещё в Польше, перед первым уходом на конфедератскую войну. И которую, надо полагать, выписал во Францию во время подготовки к экспедиции.

До Мадагаскара добирались через тот же Маврикий, где теоретически должны были доэкипроваться. И где случилось два события. Во-первых, у Сусанны родился сын. А во-вторых, на этот раз Бенёвский с местной администрацией не поладил. Вероятно, губернатор пожалел о своей брехне про пиратскую республику на Мадагаскаре (а что это брехня — он не мог не знать по своему служебному положению — к этому вопросу я ещё вернусь). И в результате получил соседа-конкурента. В результате пулемёт ребятам он не дал, и команда Бенёвского двумя партиями (сначала французские солдаты, потом сопровождающие его лица, включая жену и сына) отправилась на остров, не оснащённая должным образом.

На Мадагаскаре Бенёвский занялся двумя делами — строительством города Луисбург и налаживанием контактов с местными жителями. И обоими поначалу успешно. Город-порт Луисбург в заливе Антонжиль (залив этот можно видеть на севере восточного побережья острова, он там единственный) быстро стал пунктом сообщения с Капской колонией (она принадлежала тогда Нидерландам), а через неё — с Францией. Именно таким путём, минуя колонии последней, острова Маврикий (он же Иль-де-Франс) и Реюньон (в то время остров Бурбон, в честь Луя XIII, а до того — остров Святой Аполлонии), Бенёвский шлёт свои реляции королевским чиновникам в Париже. Получая оттуда, до поры, до времени, содействие в денежном и натуральном воплощении.

Мадагаскар и окрестности
Мадагаскар и окрестности

Отступление: в наши дни залив Антонжиль известен не памятью о деяниях Бенёвского, а в первую очередь тем, что в нём расположен островок Нуси Мангабе, заповедник, созданный для спасения мадагаскарской руконожки ай-ай, находившейся на грани исчезновения. Того самого зверька, который был героем не только мультиков «Мадагаскар», но и замечательной книжки Джеральда Даррела «Ай-ай и я» .

Залив Антонжиль
Залив Антонжиль

Второе же дело Бенёвского проходит ещё более удачно: он устанавливает дружественные связи с окрестными князьками — предводителями мальгашских кланов. Кстати, мальгаши — вовсе не выходцы из Африки, а ближайшие родичи индонезийцев и чуть более дальние — полинезийцев, но это другая история. А дипломатическая деятельность Бенёвского завершается тем, что по окрестностям проходит слух, будто он — сын дочери последнего верховного правителя острова, носившего непроизносимый титул ампансакабе. И, следовательно, его законный наследник. В результате чего местные князьки провозглашают его новым ампансакабе. В дальнейшем это дало Бенёвскому основание величать себя королём Мадагаскара, ибо его настоящий титул редкий европеец смог бы выговорить до середины, даже если б очень захотел.

Однако «неподкупный небесный бухгалтер» уравновесил две удачные линии развития событий двумя неудачными. Во-первых, тропические болезни выкашивают европейских спутников Бенёвского, как французов, так и русских. Из последних достоверно остаётся в живых только Иван Устюжанинов. Умирает и маленький сын Бенёвского. И в конце концов в живых остаётся 63 человека.

А во-вторых, в колониальной администрации как Иль-де-Франса, так и Бурбона во всё сочиняют на Бенёвского доносы, обвиняя его во всех смертных грехах, из которых главные — нежелание делиться с казной добром, добытым на острове, и поползновения к отделению от метрополии. Посылается ревизия для проверки деятельности, которую Морис Август принял в Луисбурге и напоил вусмерть — не иначе как сказался камчатский опыт. Однако ревизоры, протрезвев, написали не вполне благоприятный отчёт о проделанной работе.

Плюс к этому умирает Луи XV, оказавший внимание Бенёвскому по его приходу во Францию и лично благословивший мадагаскарское предприятие. На престоле — Луи XVI, который Бенёвского не знает и готов поверить любым наветам. В результате королевское казначейство снимает Бенёвского с довольствия — как финансового, так и материального.

Возможности восполнить людские потери нет, получить материальную помощь невозможно, денег нет и не ожидается, так что нет и возможности автономного снабжения через Капскую колонию. И наш герой возвращается во Францию для разборок на высшем уровне. С ним следует его жена и… а вот последовал ли за ним Вася Устюжанинов, покрыто тайной. Остальные же десять спутников Бенёвского по «великому заплыву», видимо, остаются на Мадагаскаре. Или уже в его земле…

Начало
Продолжение следует

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели