Cinnamon в грядущей Fedora

Алексей Федорчук

Ровно год назад, сразу после выхода Cinnamon 2.0 и в преддверии выхода Fedora 20, сочинились как-то две заметки на тему их взаимодействия (первая и вторая). Которые завершались неутешительным выводом: нехорошо они плывут вместе, нехорошо…

Впрочем, не было в этом ничего из ряда вон выходящего: ибо, за исключением отеческого Mint’а и соплеменной Ubuntu, не было тогда дистрибутива, который поддерживал бы Cinnamon хорошо.

Минул год. Ситуация повторяет до деталей:

только что вышел релиз Cinnamon 2.4;

на подходе релиз Fedora 21 в виде бета-версии, появившейся пару дней спустя;

а поддержка Cinnamon в «сторонних» дистрибутивах (то есть вне линии Mint/Ubuntu) как была… нехорошей, так и осталась; разве что стала чуть менее плохой.

Последователям Фоменко такие совпадения показались бы доказательством того,

Что Грозный — сын Лжедмитрия Донского

Но мы-то с вами понимаем, что это просто мир FOSS, где принцип NIH работает, и потому никто не горит желанием прикручивать к своему чужое. И потому давайте посмотрим, изменилось ли чего-нибудь во взаимоотношениях героев за прошедшее время.

Почему именно Fedora выбрана в качестве второго персонажа этой истории? Потому что это один из той доброй дюжины дистрибутивов, майнтайнеры которых декларируют официальную поддержку Cinnamon. И один из той ещё более доброй полудюжины, который действительно поддерживает эту среду. Пусть, как оно было раньше, и не без огрехов — тем более что огрехи эти существенны только для русскоязычного окружения (точнее, для тех, кому важна письменность, отличная от латиницы).

Для знакомства с нынешним положением дел в бете Fedora требовался установочный носитель. И вот с этим возник напряг — netinst-диска для неё в том момент (а это было давным-давно, аж вчера) не было; сегодня, кстати, нет тоже. Устанавливать какой-либо из Live-вариантов и потом прикручивать к нему Cinnamon показалось мне ленивым, да и могло несколько повлиять на чистоту эксперимента.

И тут я вспомнил о возможности установки с так называемого образа BFO, который обеспечивает удалённую загрузку ядра с initrd и запуск инсталлятора, после чего происходит обычная сетевая установка, как с netinst. Теоретически BFO-образ не зависит от релиза, позволяя устанавливать чуть не весь обозримый их спектр, от древних версий до Rawhide. Когда-то я его опробовал чисто с экспериментальными целями, и даже сочинил по этому поводу статью. Настало время использовать полученный тогда опыт на практике.

Оказалось, что статья та практически не устарела, потому что установка с BFO-образа за прошедшие более чем три года почти не изменилась. Разве что начальное меню обогатилось возможностями:

fedora-bfo_001

Полное рассмотрение вариантов установки в мою сегодняшнюю задачу не входит, так что вкратце они таковы:

Local Boot — выход из программы установки и загрузка существующей системы;

Install currently supported Fedora released — установка 19-й и 20-й релизов;

Rescue — ремонтно-восттановительные работы;

Install Fedora Rawhide — установка тестируемой ветки;

Install Pre-release versions of Fedora — установка тестируемой версии ближайшего релиза;

unsupported End of Life Fedora releases install — установка релизов, жизненный цикл которых закончился (в данный момент — с 13-го по 18-й);

Utilites —тесты оборудования и памяти;

About BFO — краткое описание механизма, разрабатываемого проектом BKO (boot.kernel.org), на котором основана данная система установки; имя её, кстати, расшифровывается как boot.fedoraproject.org.

Правда, пункт Install Pre-release versions of Fedora, посредством которого теоретически должна была бы устанавливаться бета-версия 21-го релиза, оказался пуст. Тогда я остановился на Rawhide — они, конечно, не идентичны, но и больших различий в отношении версий софта быть не должно. А потом, у меня была надежда на то, что на стадии установки можно будет подключить репозиторий 21-й беты. Однако надежда эта не оправдалась — пришлось-таки остаться на репозитории Rawhide.

В остальном установка прошла без всяких проблем — точно так, как было описано в давешней статье. Разумеется, за тем исключением, что не посредством Anakonda, а через современный инсталлятор. И после перезагрузки сначала появилось меню GRUB:

fedora-cin_001

Затем приглашение к авторизации:

fedora-cin_002

И, наконец, рабочий стол Cinnamon

fedora-cin_003

В его главном меню на законном втором месте имелась пиктограмма вызова Центра управления:

fedora-cin_004

Который имел обычный для Cinnamon вид и на положенном месте имел пиктограмму вызова модуля настройки клавиатуры:

fedora-cin_004b

Она вызывала столь же обычную панель о трёх вкладках, последняя из которых и отвечала за настройку раскладок:

fedora-cin_007

Поскольку при установке был выбран русский язык, то и русская раскладка имела место быть, что подтверждалось и пиктограммой с флажками на управляющей панели. Как нетрудно догадаться, она соответствала варианту winkeys. Замена последнего на Русская (печатная машинка, устаревшая), то есть typewriter-legacy, было делом шести секунд. И ещё три секунды потребовалось на установку любимого переключателя раскладок:

fedora-cin_010

После чего — о чудо! — всё заработало точно так же, как в Mint или Ubuntu. То есть можно констатировать, что число дистрибутивов, не просто заявляющих о поддержке Cinnamon, но осуществляющих её полноценно, увеличилось: к описывавшемуся недавно Manjaro присоединилась Fedora. Не начало ли это триумфального шествия Советской Власти Cinnamon по пользовательским десктопам? Особенно если учесть, что, по сведениям комментаторов к статье про Manjaro, Cinnamon прекрасно работает и в родительском для него Arch’е…

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели